Мир Тьмы: Подменыши

Объявление

   


ПравилаСюжет и квестыО мире
Заявки на персонажей
Мир Тьмы: Подменыши

Добро пожаловать на ролевую по Миру Тьмы: Подменыши!
Рейтинг: 18+
Жанр: городское фэнтези
Место: США
Время: лето 2017 г.

LYL

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мир Тьмы: Подменыши » Осколки прошлого » [20-s.07.2015] Лекарство от упрямства


[20-s.07.2015] Лекарство от упрямства

Сообщений 1 страница 20 из 27

1

Дата: 20-ые числа июля месяца, 2015 год.
Место: Шайенн, мастерская Рихарда.
Участники: Фрейда Макдауэлл, Рихард Коулман.
Сюжетность: личный.
Описание: Нокер нокера видит издалека, оттого и обходит стороной. Особенно если один из них Благой, а второй - как раз-таки прямо наоборот. Клиент - ши - приглашает на обсуждение деталей своего заказа их обоих. Вот только несмотря на то, что Рихард был заранее подготовлен общаться с "одним из этих выскочек", на поверку сдержаться оказывается не так-то просто. А Фрейда, больше взятая "на слабо", также не горит особым желанием работать в паре с "этим-Благим-ньютоновским-идиотом".
Но, к добру или к худу, за дело они берутся вместе...
Предупреждения: нокерский мат режим включен.

Отредактировано Рихард Коулман (2016-05-15 20:40:10)

+2

2

Хотелось бы сказать, что если нокеру не понравился заказчик - то это уж его, заказчика, проблемы. Однако действительность куда более прямолинейна и холодна. Обещал - сделай. Должен, значит, будешь. Скорее всего, такого рода аксиома работает не на всех представителей кита мастеров, но в данном случае это было именно так.
  Рихард всегда ходил быстро, резко, от души широко переставляя ноги. Словно вечно куда-то спешил. Словно вот-вот должна была "настояться" одна из его разработок или же у двери ждал Тот Самый случай на миллион, который навсегда изменит в его жизни. Нокер не умел прогуливаться, как прогуливались сладкие парочки или лишенные работы зеваки. Нет, столь дикая трата времени была не про него.
  Однако именно в этот жаркий день он передвигался медленнее черепахи, с энтузиазмом, настолько испугавшимся его недовольного выражения его лица, что он позорно сбежал в минус. Настроение у Рихарда и впрямь ни капли не соответствовало погоде.
   - Я, хуйло неблагодарное, так часто тебя о чем-то прошу?
   - Ебучий ты старый козел, а я, по-твоему, регулярно предъявляю претензии?!
   Раздавшийся по ту сторону трубки вздох усталым не был - скорее, говоривший набирал воздух для новой атаки.
   - Это не то, что обсуждается, Рихард. Я обещал, что в Шайенне ему будет предоставлен лучший специалист, и, уж прости, из вашего заебанного в жопу мира свинарника мне больше никто на ум не приходит.
   - А мое собственное мнение, значит, уже не в ходу? - горько, но больше - яростно.
   - Смотри сам, Рэм. Ты, конечно, всегда можешь выставить меня перед ним слетевшим в Бедлам бубкесным полудурком, но знай - такого шанса тебе больше может не представиться. И - я повторюсь - для ши он не так уж и безнадежен.
  Пауза. Частые гудки. Но отнюдь не они заставляют нокера поморщиться в трубку. "Рэмом" бывший наставник называл его лишь в тех случаях, когда хотел на чем-то сосредоточить его внимание... или когда дела принимали действительно серьезный оборот. Впрочем, сукин сын мог просто-напросто встать не с той ноги.
   "Шанс, значит? Ты, сука, лучше меня в этом понимаешь, значит? Да какой тут, нахуй, может быть шанс?!."
Но не успевает Рихард даже прийти в себя, как решительное намерение выкинуть из головы минувший разговор мало-помалу отступает на задний план...

  И вот, три дня спустя, он все же созванивается со злополучным ши и договаривается о встрече. Все это время Рихард настраивал себя, что не выкинет глупости - не так, как сделал это когда-то давно - и, чуть что почувствует подвох, сразу же встанет из-за стола и уйдет. Чтобы внушить себе придерживаться максимально корректного (для нокера) тона, ему понадобилась уйма часов, зеркало и симуран, который под конец смотрел на товарища как на душевнобольного.
  Аутотреннинг Рихард не прекратил и тогда, когда спускался вниз по улице к месту встречи, и когда дергал за ручку дверь оговоренного ресторана. И когда выцепил взглядом нужный столик, и даже добрую половину пути, что он к нему прошел...
  А потом все мысли как отрезало.
  Сперва он выцепил взглядом светлую шевелюру заказчика, на которой восседал один из типичных головных уборов ши. И лишь мгновением позже - не менее типичного нокера, сидевшего напротив. Точнее, типичную.
  Все правила приличия, все уговоры - ну, скажем, практически все - тут же вылетели у него из головы, замещенные одним единственным мысленным воплем: ЧТО-ТО ПОШЛО НЕ ТАК.
  Замерев-нависнув над столом и, заодно, над ши, он сходу высказал свое "крайнее недоумение происходящим":
   - Это, блять, что еще такое? Напарник? Ревизор? Вы настолько мне не доверяете или я чего-то сильно недопонял из нашего договора?
  Ши уставился на него своими бесцветными глазами. Улыбка, в которой растянулись идеально ровные губы, была спокойной и обезоруживающей.
   - Прошу вас, присядьте. Позвольте вам представить, мисс Макдауэлл - мистер Коулман, мистер Коулман... ах, я вижу, вы уже знакомы...
  Они и правда были знакомы. Давно. В таком маленьком городке, как Шайенн, двум нокерам сложно не оказаться в обществе друг друга. Впрочем, приятным оное Рихард бы не назвал.
   - Я хуею, - посверлив Фрейду взглядом, заключил под конец китэйн и медленно, словно тот был бомбой, опустился на стул. - Так в чем же суть вашего, без сомнения, гениального плана?
  Сарказм, ядом сочившийся с Рихардова языка, с лихвой компенсировал отсутствие доброй толики матерных оборотов, что вертелась на нем же.

Отредактировано Рихард Коулман (2016-05-15 21:46:24)

+2

3

У молодой изобретательницы был один из тех восхитительных периодов, когда творческая энергия ну просто била из неё неиссякаемым фонтаном. Созидательная это была сила или разрушительная - уже другой вопрос. Электронное письмо с предложением сотрудничества пришло ей на ящик как раз тогда, когда Лираз буквально лезла на стену, не зная, в какое именно русло обратить бушующий поток своего вдохновения. После первых же прочитанных слов девушка точно знала: это именно то направление, в котором она просто обязана себя опробовать! Правда, дойдя до середины технического задания, Фрейда изрядно поумерила пыл. До сих пор она ещё никогда не занималась анимированием настоящих големов. Самое большее в этой области, на что пока была способна нокер - проектирование и сборка заводных игрушек с дистанционным управлением, а все попытки сотворить нечто действительно живое неизменно заканчивались полным провалом.

Однако истинное негодование Фрейда испытала в тот момент, когда добралась до самого конца сообщения. Работать в паре?! Быть девчушкой на побегушках у какого-то вонючего альтеркокера, из которого на верстак сыпется песок вперемешку с фекалиями?! Может, они ещё попросят её нежно посасывать вялый стариковский член, пока ублюдок будет обтачивать детали конструкции, тихонько мурлыкая весёлую песенку себе под нос?! Да за кого они её держат?!

К счастью, заказчик удосужился оставить в письме свои контактные данные. И, что удивительно, лично ответил на звонок. Обычно напыщенные аристократы поручали подобную рутинную работу своим многочисленным прислужникам, но этот ши был слеплен из иного теста, судя по всему. Едва доносившиеся из трубки гудки сменились вежливым “я вас слушаю”, разозлённая фэйри бросилась с места в карьер.

― Да за кого ты, блядь, меня держишь, надутый хуеплёт! Я что, похожа на беспомощного бэйбимомзера, который не в состоянии отличить карданный вал от конской залупы?! Мне нахуй не нужен никакой напарник, у меня для этого есть правая рука и электрический вибромассажёр! Понял, ты, уё…

Поперхнувшись слюной, Лираз закашлялась, прервавшись на полуслове. На другом конце линии некоторое время стояла тишина. Потом оттуда раздался негромкий голос, в котором, несмотря на учтивый тон, слышался лёд и металл.

― Мисс Макдауэлл, я полагаю. Всё ровно так, как мне и описывали. Надеюсь, ваше мастерство в обработке химер не уступает вашему мастерству в оскорблении собеседников, поскольку я, как бы там ни было, всё же твёрдо намерен привлечь вас к работе над данным проектом. И прежде чем вы продолжите поливать меня ядом, позвольте мне разъяснить вам несколько моментов, которые несомненно заинтересуют столь продвинутую особу. Идёт?

Короткая вспышка гнева прошла так же внезапно, как и началась. Кроме того, слова ши и впрямь разожгли в нокере искру любопытства. Закончив наконец прочищать горло, Фрейда просипела:

― Ну валяй, сидхе, попробуй меня убедить в том, что я буду счастлива на тебя батрачить. И советую быть поубедительнее, чёрт возьми.

― Понимаю, что вы не привыкли действовать в группе с другим мастером-механиком, но поверьте - вдвоём вы сможете добиться наилучшего результата из всех возможных. Я нисколько не пытаюсь преуменьшить ваши таланты, однако подумайте вот над чем: разве существует более эффектный способ продемонстрировать всем своё мастерство, нежели взявшись за заведомо сложное и трудновыполнимое предприятие и с блеском доведя его до завершения? И даже если вам придётся недолго потерпеть общество коллеги по ремеслу, разве вся полученная слава в конечном счёте не будет стоить этого неудобства?

Заказчик на минуту замолчал, а Фрейда тем временем взвешивала все “за” и “против”. И вот, когда её рот уже открылся, чтобы сказать твёрдое “нет”, хитрый аристократ нанёс последний удар.

― А может быть, вы просто недостаточно уверены в своих возможностях, уважаемая мисс Макдауэлл? Неужели вы сомневаетесь в том, что вам по силам командная работа? Хм-м, если так, то… Мне, пожалуй, лучше действительно поискать другого специалиста. Пусть даже менее одарённого, но всё же…

Поутихшая было ярость вновь накрыла Лираз с головой. Этот глорбинбоуги вздумал сомневаться в её великолепных способностях! Ха!

― Аррргх! Достаточно, гурбиндрэк, я берусь за это ёбаное задание! И, клянусь жирной задницей Бригитты, ты ещё поймёшь, насколько меня недооценивал! Когда мне приступать к делу?

Если бы девушка внимательно прислушалась к доносившимся из телефона звукам, то, возможна, сумела бы уловить лёгкий смешок.

― Я безмерно доволен вашей готовностью немедленно заняться проектом, но сперва нам следует при личной встрече обсудить некоторые технические и организационные вопросы. Как насчёт завтрашнего дня, скажем, в три часа пополудни, в «Сэнфорде»?

― Ну, только если ты угощаешь, приятель.

― Разумеется. В таком случае, до завтра, Мисс Макдауэлл.

Всё утро следующего дня Фрейда потратила на подборку одежды, укладку волос и нанесение яркого макияжа (как известно, качественная химерическая косметика встречается немногим чаще, чем хороший химерический порох). В итоге после всех приготовлений нокер выглядела больше похожей на безумную шлюху, нежели на уважаемого инженера. Если только, конечно, эти самые инженеры не носят дьявольское сочетание из короткого топа со стразами, клетчатой мини-юбки, жёлто-чёрных полосатых гольфов, тяжёлых армейских ботинок с высокими берцами и огромного сиреневого нейлонового плаща. Всецело удовлетворённая достигнутым результатом и осыпаемая комплиментами Мистера Хэндри, девушка отправилась на встречу с заказчиком и (пока ещё неизвестным) напарником.

Если аристократ и был удивлён внешним видом Лираз, то совершенно не подал виду. Воспользовавшись выпавшим шансом, фэйри заказала себе порцию барбекю и большой стакан самого дорогого пива в меню (и ещё соломинку). В ожидании коллеги Фрейда молча потягивала холодный пузырящийся напиток через трубочку, оглядываясь по сторонам. Входящего в заведение китэйна девушка заметила сразу же, и её рот искривился в недоброй ухмылке, совсем не похожей на милую улыбку ши. Очевидно, новоприбывший тоже не был в восторге от встречи.

― Это, блять, что еще такое? Напарник? Ревизор? Вы настолько мне не доверяете или я чего-то сильно недопонял из нашего договора?

Пока сид представлял уже давно знакомых нокеров друг другу, Фрейда продолжала ехидно смотреть прямо в тёмные глаза мужчины, уперев подбородок на сплетённые пальцы рук. В конце концов недовольный Рихард Коулман опустил свой зад на самый дальний от Лираз стул.

― Я хуею... Так в чем же суть вашего, без сомнения, гениального плана?

Бросив последний уничижительный взгляд на нокера, девушка медленно повернулась к заказчику.

― Значит, это и есть тот самый “мастер-механик”? Хо-хо! Неужто в окрестностях не сыскалось ни одного ремесленника получше, чем этот… - Лираз мечтательно закатила глаза и несколько раз щёлкнула пальцами, подбирая наиболее точное определение, - чем этот фарбинписхербладнаштшурбрунженборненбуринальтшлохкакафуркер?

Смочив пересохшее горло хорошим глотком стаута, мисс Макдауэлл продолжила.

― Вынуждена разочаровать, барон Как-Тебя-Там-Эйлунд, но этот старикашка не сгодится даже в качестве уродливой подставки для инструментов. Коулман - зашоренный ньютоновский бездарь, и максимум, что он в силах для тебя соорудить - гигантский каменный фаллос, который сломается у тебя в шоколаднице в тот самый момент, когда ты его туда запихнёшь. Мой тебе добрый совет: гони этого бубкесного проходимца в шею, пока не поздно!

Едко сплюнув в сторону, Фрейда залпом допила остатки пива и, не глядя больше на собеседников, громко потребовала у официанта ещё стакан.

Отредактировано Фрейда Макдауэлл (2016-05-22 16:29:13)

+2

4

Зол. Косит на ши недобрым взглядом и целенаправленно игнорирует "третьего лишнего". Внешне - да. Но еще больше - внутри - он совершенно растерян. Ведь, казалось, он только-только обрел под ногами твердую почву - как та сразу вылетела у него из-под ног. И теперь нокер откровенно не знал, чего ему ожидать: плохого, скверного или очень скверного. В хорошее Рихард не верил. Скажем прямо - если и раньше вся эта затея с ши казалась ему провальной, то теперь он и вовсе ощущал себя участником фильма "Титаник". Только в данном и конкретном случае в одиночестве Розы на плоту будет виновно отнюдь не отсутствие лишнего места...
  Почувствовав на себе недобрую ухмылочку "Розы", в ответ Рихард сардонически изогнул бровь и вновь повернулся к своему - теперь еще более нежеланному - заказчику, чтобы, так или иначе, добиться от того прямого ответа на свой вопрос... когда Макдауэлл вдруг заговорила.
  Нет, даже не так.
  Эта СУЧКА открыла свой к фоморам ПРОЕБАННЫЙ рот и начала нести ТАКОЕ, от чего Рихард сперва замер в весьма некультурном ступоре, а затем чрезвычайно медленно, с неизбежностью разворачивающегося на волнах ледокола, обернулся к ней.
  Лицо у него при этом было жутким. И особенно непередаваемое выражение оно приняло, когда Фрейда на одном, чтобеевжопу, дыхании выдала в его адрес это.
  Нет, не то, длинное и витиевато-заумное, что было сказано не иначе как в попытке поразить ши.
  А то, короткое, брошенное ей будто вскользь, но за что одни нокеры готовы были удавить, другие откровенно терялись, а третьи - и это был преобладающий класс - уходили в глубокую депрессию, связанную с разочарованием в собственных способностях и интеллекте. Последнее Рихард, так или иначе, уже давно перерос. Но вот между первыми двумя пунктами выбор до сих пор оставался сложным.
   "С каждой новой встречей все охуеннее и охуеннее", - угрюмо подумал нокер. - "А ведь, казалось, совсем недавно же виделись. Хм... год назад? Или два?"
  Но вслух же он только коротко хохотнул и нехорошо - очень нехорошо - ухмыльнулся:
   - Ох, сраная же ты ебанашка. Что бухай, что нет - твоим "талантам" словесной эквилибристики это однохуйственно не поможет. Иди и помеси говнецо в другой песочнице, пока взрослые китэйны не начали серьезный разговор - уж в этом, как и, судя по всему, в чужих "шоколадницах", ты охуенно разбираешься!
  И отвернулся, оставляя едва подошедшего официанта один на один с его шоком.
   - Так вы, блять, наконец мне скажете, что за фарблунджетная хуита здесь происходит?
  Слова эти сорвались с его языка за миг до того, как Рихард поймал взгляд ши: выразительный настолько, что из его глаз стерлось всякое выражение. Судя по всему, тот одинаково сомневался не только во "взрослости", но и в доношенности обоих нокеров, а также и законности их зачатия. И тем неприятнее оказалось для Рихарда то, что вслух заказчик это никак не прокомментировал, оставив витать в воздухе раздражающую дымку недосказанности. Снова улыбнулся - чуть дернулись уголки губ - и, когда он заговорил, голос его был спокоен и деловит:
   - Уже закончили? Прекрасно. Что ж, тогда позвольте мне перейти сразу к сути. Мистер Коулман, сперва я отвечу на ваш вопрос. Об участии в моем проекте мисс Макдауэлл я не поведал вам лишь по одной-единственной причине - вы бросили трубку сразу после того, как мы договорились о дате и месте встречи. Я счел невежливым беспокоить вас обратным звонком, - он развел руками. - И вот он, результат, перед нами.
  Все то время, что ши говорил, Рихард внимал ему со смесью отвращения, неверия и удивления с легкой примесью уважения. Каков ебучий хрен, а? Врет - и не краснеет. В том, что ши сейчас нагло и гладко врет ему прямо в лицо, нокер даже не сомневался. Вот только что ему с того было - проверить реакцию Рихарда на неожиданный сюрприз или просто полюбоваться видом двух грызущихся нокеров? - он мог только гадать.
  Ох. Похуй. Пляшем. 
  Заказчик меж тем, довольный, что его слушают, продолжал:
   - А теперь, раз уж этот вопрос исчерпан, позвольте мне перейти к самой сути. Как вы оба уже осведомлены, мне нужен голем. Живой голем, которого не понадобится направлять ежесекундно, голем, обладающий собственным, пускай и упрощенным, мышлением. Но что именно это за голем... что ж, скажем так. Я - китэйн азартный, но даже в азарте своем я требую самого лучшего.
  Короткая пауза - ши прервался, чтобы сделать глоток из бокала напротив и, якобы, промочить горло. Рихард же не сомневался - тот лишь максимально фокусировал их внимание на себе.
  Допив, китэйн продолжил:
   - Мне нужен механический скакун. Ровно через месяц в Сакраменто проводится рыцарский турнир в честь дня рождения леди Поллианы из дома Гвидион, и, думаю, вы можете себе представить, что там будет за публика. Конь - или, возможно, его помесь с драконом или птицей, вы перешлете мне эскизы для утверждения - должен быть способен выдержать вес как меньшее двух людей и прямой удар химерическим копьем, но при этом быть... как бы выразиться... Максимально изящным. Я не требую от вас нагружать его тонной бижутерии и побрякушек, но это должно быть создание, сделанное со вкусом. И достойное высокого двора.
  Ши улыбнулся и замолк, позволяя обоим мастерам переварить услышанное.

+2

5

С глубоким удовлетворением Фрейда наблюдала за забавными изменениями, происходившими с лицом Коулмана. Ответный выпад раздосадованного старика показался девушке откровенно жалким: единственное, на что нокер попытался надавить, так это на юный возраст изобретательницы. Возможно, при иных обстоятельствах Лираз действительно без долгих раздумий выхватила бы оружие и продемонстрировала гридзхехкокеру кое-какие из своих многочисленных талантов, попросту прострелив обидчику колено. Но прямо сейчас настроение Фрейды было слишком радужным, чтобы она могла всерьёз реагировать на столь пустяковые оскорбления. К тому же сегодня у фэйри, к сожалению, при себе не было огнестрела - так получилось, что ни одна кобура не подходила к тщательно подобранному наряду. По правде говоря, таскать с собой пушки на важные деловые встречи было как-то немного… некультурно, однако на подобные мелочи девушке было откровенно наплевать.

Внимательно выслушав пожелания заказчика, Лираз глубокомысленно покивала головой, потом откинулась на спинку стула и на пару минут прикрыла глаза, анализируя полученную информацию. Если честно, единственная очевидная проблема состояла в необходимости анимирования механического творения. Что бы там ни говорила Фрейда, но она понимала, что Рихард, несмотря на все его многочисленные недостатки, всё-таки являлся не самой худшей кандидатурой в напарники (в конце концов, фиггермурбинский сидхе мог попытаться привлечь к проекту какого-нибудь вшивого боггана, например). И кроме того… Чуточку приоткрыв левый глаз, девушка снова оценивающе оглядела сидящего напротив нокера, который, очевидно, также погрузился в размышления. Она не была до конца уверена в умениях коллеги, но раз уж этот Благой ремесленник не заявил о своей неспособности выполнить заказ сразу после того, как узнал о сути задания, то… Мысленно усмехнувшись, Фрейда с громким хлюпаньем отпила из своего стакана, а затем хлопнула в ладоши, обращая на себя внимание.

― Оке-ей, засранцы, я в деле! И раз уж я участвую, то всё будет сработано в лучшем виде. - Нокер одарила Коулмана ещё одним презрительным взглядом. - Если только, конечно же, этот обтёрханный мудофель не станет слишком уж путаться у меня под ногами… А теперь давай сюда контракт, не будем тянуть фир-болга за яйца.

Приняв из рук ши небольшую папку с бумагами, Лираз принялась листать страницы, быстро читая рукописный текст. Дойдя до последнего листа, инженер вздохнула и почесала нос.

― Хм-м… Во-первых, я уже некоторое время официально не числюсь в рядах Гильдии ёбаных Эфиронавтов. Во-вторых, я требую указать, что Заказчик берёт на себя все расходы не только по транспортировке материалов, но также и по перевозке всего необходимого оборудования, персонала и незавершённых частей конструкции. Да, в-третьих, задаток должен быть увеличен минимум вдвое, если ты не хочешь, чтобы мне пришлось отрываться от работы и просить на улице милостыню, зарабатывая себе на пропитание.

― Так и быть, сумма задатка будет увеличена. Но лишь в полтора раза. Не думайте, что я имею какие-либо предубеждения, мисс Макдауэлл, но всё же это более чем значительная сумма, поэтому…

Фебенграншлак! Отлично, блядь, просто восхитительно! Ну и хер с тобой - валяй, обдирай бедных-несчастных нокеров, чёртов ты скупердяй!

Судя по всему, барон обладал воистину безграничным самообладанием, поскольку внешне никак не отреагировал на очередную нападку.

Отредактировано Фрейда Макдауэлл (2016-05-18 20:01:14)

+2

6

Пожалуй, что бы не сделал ши, у Рихарда нашлась бы к нему парочка-другая претензий. И прямо сейчас нокер упивался отсутствием у оного какой-либо лаконичности - ведь это давало ему такой необъятный простор для раздражения и придирок. На скромный взгляд нокера, то, что можно было вместить в пару-другую емких фраз, ши обряжал шлейфом из отступлений и многозначительных пауз. И, пускай, на первый взгляд это было единственным, к чему Рихард мог бы придраться, его душа требовала большего.
  С отчаянием легавой, раз за разом бросающейся на потерянный след, он пытался найти в словах ши двойное дно.
  "Где же ты подложил мне свинью, злоебучий ублюдок?", - размышлял он, в задумчивости почесывая шею и глядя в пространство перед собой. - "Что это? Что-то, связанное с событиями твоего в боуги фуркнутого турнира? Или ты просто собрался обсчитать меня, забив башку никому нахуй не сдавшейся мурой? А, впрочем..."
  Последнее предположение было даже комичным. Ши, хоть и выглядел редкостным говнюком - как, впрочем, и вся их братия - идиотом не казался. А только идиот мог бы предположить, что ему удастся надуть с деньгами двух нокеров разом и остаться безнаказанным. И порочащие Славного Нэлли слухи о его недобропорядочности в данном случае были minimum minimorum программы, которую уготовит ему нокерская община.
  Но тогда, мать его за ногу, что?
  "А предположить, что парню просто-напросто понадобилась крутая игрушка, ты, значит, отказываешься?" - издевательски отозвался внутренний голос, заставив нокера кисло поморщиться. - "Дареному коню в зубы не смотрят, братец. А то, что наставник его тебе именно подарил, ясно как божий день. Ты ж в этом Шайенне-Хуенне до морковкина заговенья просидишь, латая чужие механические примитивы и создавая всякую бессмысленную дрянь. Взбодрись! Это и правда тот случай, от которого не стоит отказываться. По крайней мере, не сразу..."
  Подозрительность, граничащая с паранойей, боролась внутри него с жаждой в кои-то веки нагладить свои амбиции. И, кажется, он так увлекся процессом, что даже не заметил, когда Фрейда перехватила управление диалогом на себя.
  Сморгнув застившую глаза пелену, он в легком недоумении пронаблюдал, как договор переходит из рук в руки. Реплику Фрейды Рихард благополучно упустил. Но, судя по задумчивому выражению лица перелистывающей бумаги девицы, если она и не согласилась пока не сделку, то была к этому очень близка.
  Что же до Рихарда...
   - Ну-ка, - не спрашиваясь, он выдернул из рук Фрейды договор, и, хмуря брови, со всем вниманием погрузился в текст. Нет, даже не с вниманием - дотошностью. Он ползал взглядом буквально по каждому сомнительному витку рукописного шрифта, а под конец разве что не затер написанное кончиком своего химерического носа. Тщетно. Договор выглядел так, словно его составляли по меньшей мере слуаги - столь же кропотливо и подробно был исписан каждый клятый пункт. Однако легче от этого нокеру не становилось.
  Бросив косой взгляд на Фрейду и убедившись, что ее негодование, в общем-то, по силе не уступает его собственному - правда, направленному в несколько иное русло - он решил совместить приятное с полезным.
  Небрежным жестом отложив бумаги, Рихард откинулся на спинку стула и бросил ши один из самых своих ироничных взглядов:
   - А теперь, тугодум, давай поставим вопрос ребром. Мы - не штампующие огнепокхетский хлам богганы. И, если тебе нужна на коленке сделанная лошадка-качалка, ты можешь смело обратиться к ним. Мы же знаем настоящую цену своим ресурсам. А ты поступил крайне неосмотрительно, поставив в команду двух нокеров, не согласовав это прежде с ними. И если ты, блять, хочешь, чтобы в итоге у тебя на руках оказалась действительно способная потрясти Грёзу вещь, а не парочка придушивших друг друга трупов - то, поверь, тебе лучше доплатить нам за труды. А споры лучше прибереги до вопроса, какого цвета будет грива у твоего жеребца.
  Угроза прибить Фрейду и прибиться об нее самому была сомнительной, тут Рихард не спорил - но по всем внешним признакам ши уловил основную суть и теперь колебался.
  Нет, сумма, указанная в договоре, была на самом деле неплохой. Но, во-первых, нокер не верил, что это окупит его потраченные на одну бубкесную стерву нервы, а, во-вторых, набить себе цену - дело завсегда нужное и полезное.
  Да и, будем откровенны. Ши не выглядел отдающим последние кровные босяком, и они оба прекрасно это понимали. На кону - с обеих сторон - стоял исключительно вопрос принципов. Ибо и сам нокер в деньгах не то чтобы особо нуждался.
  Наконец, ши негромко заговорил:
   - Хорошо. Задаток я вам увеличу вдвое. Но - с одним условием. Вплоть до того момента, как я не пришлю вам письмо с разрешением, все материалы о том, что, как и в каких деталях вы делаете не будут разглашены. Никому. Вы не станете советоваться или же демонстрировать свои успехи другим собратьям по цеху, и тем паче - кому-либо еще. Раз уж вы утверждаете, что этот проект способен будет "потрясти Грёзу" - тут он усмехнулся. - То я хочу, чтобы никто и ничего не знал о нем вплоть до самого турнира.
  Колкая усмешка вдруг стала спокойной улыбкой.
   "Неплохо. Очень неплохо..."
  Ши сыграл неплохую партию, и, пускай победителем не вышел, сумел лишить нокера его ферзя. Мало того, что он не сумеет бравировать работой перед коллегами - так еще и лишается возможности обратиться к кому-либо из них в случае возникновения проблем. Конечно, с учетом его опыта такое вряд ли случится, но...
  Странно признать, но Рихард не работал в паре уже очень, очень давно. И, к тому же, теперь он просто обязан был сделать что-то поистине грандиозное - безо всяких оговорок на напарницу и сроки.
  Кстати о них.
   - Две недели, - голосом, спокойным, но не терпящим возражений, ответил ши. - Я хочу успеть объездить голема до того, как для этого будет уже слишком поздно. Не то, чтобы я заведомо вас упрекаю - но, вы сами понимаете. Неполадки бывают всякие...
  Тут уж Рихард рассвирепел. Мало того, что новое условие было поистине идиотским, так этот хрен с горы еще смеет обвинять его в неумении. Размышления нокера были недолги.
   - Согласен, - бросил отрывистое, и только потом разразился: - Хотя знали бы вы, как мне сейчас хочется скомкать эту хуйню и запихнуть вам в место, где солнце не светит!
  Кажется, он перестарался - как и всегда, поняв это слишком поздно.
  Но в ответ ши только улыбнулся. 
  Дальше все пошло быстрее. При помощи химерического пера заказчик скорректировал условия договора, после чего Рихард поставил под оным размашистую подпись и, встав со стула - несколько более резко, чем требовалось - пожал гладкую ладонь ши.

+2

7

Вопиющая бесцеремонность, с которой Рихард выхватил из рук изобретательницы грёбаный контракт, вызвала у девушки приступ праведного гнева. Впрочем, когда нокер стал медленно и скрупулёзно изучать договор, ярость Фрейды сменилась банальным раздражением.

― Эй, дедуля, кончай елозить своим пиздоблядским шнобелем по бумажкам, иначе мы так до ночи тут сидеть будем!

Совершенно никакого внимания. Китэйн продолжал самозабвенно листать страницы, бесшумно двигая губами и щуря мышиного цвета глазки. С досадой помотав головой и издав злобный невнятный хрип, фэйри вновь откинулась назад, скрестив тонкие руки на груди. Умом она понимала, что не все на свете обладают высокой скоростью мышления и обработки данных, и что среди подменышей порой встречаются редкостные тугодумы. Но всё же та настырность, с которой “коллега” пытался найти подвох там, где его до этого не отыскала САМА Лираз, выводила девушку из себя. Наконец по прошествии некоторого неопределённого промежутка времени, показавшегося Фрейде сущей вечностью, наар Коулман закончил своё занимательное расследование. Разумеется, не отыскав в формулировках договора ни единой шероховатости. Ну надо же, как предсказуемо. Если бы язвительным взглядом можно было убить, бедняге-архитектору в ближайшем будущем угрожали бы по меньшей мере бубонная чума, запущенный простатит и тяжёлый рак мозга.

По всей видимости, решив попытаться хоть каким-нибудь образом продемонстрировать наличие у себя мужского достоинства, нокер принялся с пеной у рта доказывать невозмутимому ши необходимость всё-таки увеличить предоплату до двухсот процентов вместо ста пятидесяти. К немалому удивлению Фрейды, барон неожиданно пошёл навстречу, однако при этом поставив перед мастерами новое условие. Требование о неразглашении деталей проекта нисколечко не огорчило Лираз, которая и так не намеревалась вводить кого-либо из посторонних в курс дела (а уж тем более просить о помощи). Двухнедельный срок, установленный заказчиком, также не показался фэйри каким-то уж очень нереальным. В конце концов, какая в жопу разница - неделя, две или три? Если всё сложится благополучно и вдохновение не покинет девушку-механика, то она вполне сможет управиться со всем вовремя. Ну а уж коли посреди работы Фрейду настигнет жуткий творческий кризис, то и целого года не хватит на осуществление задуманного…

Мельком проглядев заключительную версию соглашения и убедившись, что все запрашиваемые поправки были введены, мисс Макдауэлл чиркнула в нужном месте пером и вслед за Рихардом скрепила договор рукопожатием с аристократом (едва сдержавшись от того, чтобы по древнему нокерскому обычаю предварительно не плюнуть на ладонь). Сидхе, несмотря на весь свой непроницаемый вид, казался весьма довольным заключённой сделкой, заставив Лираз заподозрить, что тот с самого начала собирался внести в контракт пункт о молчании и просто дожидался возможности обменять одну уступку на другую.

― Приятно иметь с вами дело, уважаемые. Убеждён, что наше сотрудничество окажется плодотворным, заказ будет выполнен точно в срок, и изделие всецело окупит вложенные средства. А теперь, с вашего позволения, я вас покидаю. В ближайшее время буду ждать предварительных эскизов. Мистер Коулман, мисс Макдауэлл, моё почтение.

Слегка наклонив светловолосую голову в учтивом прощании (что, безусловно, больше служило напоминанием о различиях в статусе, нежели проявлением любезности), ши прошествовал на выход, по пути обменявшись короткими репликами с услужливо возникшим из ниоткуда менеджером ресторана. Судя по выражениям лиц сотрудников заведения, барон был здесь хорошо известен. Проводив удалившегося заказчика долгим взглядом, Фрейда опустилась обратно на место и сделала большой глоток успевшего нагреться портера. Ненадолго повисла пауза. Нокер понимала, что прежде чем они с новоявленным “товарищем” расползутся по уютным норкам, следовало разрешить ещё одно крошечное затруднение. Допив пиво, Лираз встала на ноги, вальяжно потянулась, разминая слегка затёкшую спину и щёлкнула пальцами.

― Ну ладно, какосос, раз уж ты теперь мой напарник, сперва надо подобрать тебе невротъебенное погоняло! Как насчёт «Малыш Ри-Ри»?.. Или «Невероятный Человек-Копролит» звучит более внушительно? М-м, что скажешь?..

Не давая Рихарду возможности вставить ни слова, девушка с широкой ухмылкой шагнула к нему и с силой хлопнула китэйна по плечу.

― И ещё кое-что, фаббинбадхен. Штопаный гальванокаутер вроде тебя мне в моей мастерской нахуй не сдался, ферштейн? Так что с завтрашнего дня я перебираюсь к тебе, дорогуша. Жди в гости, ха-ха!

Отредактировано Фрейда Макдауэлл (2016-05-21 00:02:32)

+3

8

Ши ушел - а осадок остался. Честное слово, у Рихарда иногда создавалось впечатление, что за этими напомаженными альтерфуркнутыми на всю голову мерзавцами тянется шлейф из незримых фекалий, в которые вляпываются все, кому посчастливилось пройти мимо. Вот и сейчас нокера не отпускало ощущение крупной недоговоренности. Словно во время разговора он упустил какую-то важную деталь, а ши лишь мысленно посмеялся над тем, как легко удалось его развести. В принципе, этим можно было бы объяснить полную осознания собственного превосходства ухмылочку, не сходившую с губ заказчика до самого конца переговоров.
  Рихард устало выматерился сквозь зубы. От всех этих размышлений болела голова, а еще - сильно хотелось курить. Он уже потянулся в нагрудный карман за папиросой, когда слева от него раздался привлекающий внимание щелчок.
   "А. Да. И как же это я успел позабыть о нашей мисс-ебись-накидным-ключом?"
  Еще до того, как Фрейда открыла рот, Рихард не ожидал услышать от нее не то, что хорошее - да хотя бы просто нейтрально окрашенное. С другой стороны, выдай она что-то хорошее на самом деле, это могло бы стать серьезным поводом для беспокойства. Но, даже будучи подготовленным к очередной хуите, он все равно поморщился, услышав из уст девушки ничем не прикрытые оскорбления. Нет, будь на месте нее кто-либо другой, Рихард еще мог бы предположить, что бедняге-нокеру просто давно не выпадало возможности как следует поматериться. Но то была Фрейда Макдауэлл - и она вела себя так всегда.
  Впрочем, чувства их были более чем взаимны.
  Рихард собрался было послать гаечную проститутку ко всем хуям, когда она неожиданно оказалась возле него и огрела ударом промеж лопаток. Едва добытая папироса выскользнула из пальцев из свечкой полетела на пол. Но уже через мгновение Рихарду стало не до нее.
  Первые несколько секунд он тупо пялился в растянутое пьяной улыбкой лицо девушки.
  А потом в голос захохотал.
  На них оборачивались, косились, недовольные перешептывания превратились в негромкий гул. Один официант шепнул что-то другому, и тот, кивнув, хлопнул дверью в комнаты персонала. Но Рихард всего этого не замечал. Он продолжал самозабвенно ржать, и никак не мог остановиться, словно зритель на втором часу комик-шоу, которого плющит уже не от самих шуток, а от заразного хохота окружающих.
  Наконец, оторжавшись, нокер сумел кое-как сфокусировать заслезившиеся глаза на Фрейде и с откровенной насмешкой произнес:
   - Ты ебанулась, деточка. Нет, конечно, у тебя всегда был охуительный блаббинфуркнутый понос вместо мозгов, но что он начинает так протекать от одного моего присутствия я и не подозревал. Польщен, польщен. Повеселила. Вот только пускать я тебя к себе не собирался, не собираюсь и вряд ли соберусь, даже если ты клятвенно пообещаешь на эти недели засунуть свой хуесосный язык поглубже в глотку.
  В этот момент их прервало появление невысокого человечка с залысиной и усами щеткой. Одетый в до иголочки новый костюм, он вежливо поинтересовался: "Какие-то проблемы, сэр?"
  Рихард, все еще находивший ситуацию донельзя забавной, посмотрел в ответ с откровенным весельем:
   - Да, я как раз собирался сделать заказ. Кофе покрепче, какой у вас есть. Без молока и сахара.
  Таким голосом сообщают о белой спине или непристойной надписи на лбу. Когда несколько шокированный столь беспрецедентным в стенах этого заведения наездом, администратор ушел, нокер повернулся обратно к нахуй ему не сдавшейся напарнице:
   - Так что у нас небольшая проблема. Ты не собираешься пускать меня к себе, а я к себе - тебя, - иронический взгляд на кружку. - Особенно если ты собираешься завалить всю мою мастерскую бутылками из-под вот этого.
  И тем не менее, сколько бы он не паясничал, проблема оставалась открытой. Рихард перестал скалиться и задумчиво сдвинул длинные брови:
   - Возможно, мы могли бы арендовать мастерскую у кого-то еще, - уже более спокойно, но куда менее уверенно предположил он. Хотя сама мысль о том, сколько придется уговаривать и выклянчивать у неизвестного некто его детище - под обещание к концу срока не вернуть разрушенное глэмором пепелище - делала ему больно. А друзей, способных доверить такую ценность "под честное слово, брат, ну не первый же год знакомы", среди нокеров у Рихарда особо не водилось.

Отредактировано Рихард Коулман (2016-05-21 18:01:58)

+2

9

Что ни говори, но Фрейда ожидала любой реакции на свои слова, кроме такого вот искреннего смеха. Всё то время, пока Коулман продолжал надрывать живот и заливаться слезами, ухмылка медленно сползала с мордашки Лираз, под конец сменившись выражением глубокого замешательства. Когда нокеру с видимым трудом удалось перестать ржать и взять себя в руки, чтобы поведать о причинах своего веселья, на Фрейду нахлынул очередной за последний час шквал негативных эмоций. Если бы старикан принялся вопить, топать ногами, посыпать девушку отборными ругательствами - это всё равно вряд ли взбесило бы гордую изобретательницу больше, чем то, что её попросту не воспринимают всерьёз. Фэйри обеими руками схватила Рихарда за лацканы пиджака и встала на цыпочки, глядя в лицо архитектору сквозь застилавшую глаза кровавую дымку. Голос Фрейды превратился в низкое угрожающее рычание.

― Потешаешься, значит, бларзинфарбинское отродье сифозной шлюхи? Весело? Уёбище, да ты даже не представляешь, какую охуительную честь я тебе оказываю одним своим присутствием, сучий ты, блядь, потрох!

Сильные пальцы Лираз стискивали и сминали дорогую ткань, словно изучая её структуру. Тёмные тягучие потоки Глэмора постепенно перетекали в предмет гардероба, переполняя его мрачной энергией тлена и разложения. Пиджак прямо на глазах начал буквально расползаться по швам, с негромким стуком на пол одна за другой посыпались блестящие пуговицы. Лираз ещё ближе придвинула к лицу Коулману свою раскрасневшуюся физиономию, так, что длинные носы нокеров почти соприкасались. Мужчина ощутил запах алкоголя.

― А если ты, пидрила, упорно отказываешься принять свалившееся на тебя грёбаное счастье, то можешь отфуркать себя кулаком в своё гноящееся разъёбанное очко, фиггердрэкмурбин! Пошёл! Нахуй!! Мудила!!!

Отпустив одежду китэйна, Фрейда резко развернулась на сто восемьдесят градусов и стремительным шагом ринулась к дверям, источая во все стороны такую ярость, что никто из присутствующих не осмелился преградить ей дорогу. В любом случае, работники ресторана знали, что все заказы этих двух шумных посетителей сегодня идут на счёт барона, человеческое имя которого мисс Макдауэлл так и не потрудилась запомнить, а потому были только рады внезапному уходу девушки. Выскочив из заведения, нокер устремилась вверх по улице, словно ураган.

“Ублюдок, хуева болячка, дрэкшазмиццермомзер! Кем он себя возомнил, мать его, пёсий анус, мергекакаштюнкштуцернутый засранец! Я к нему, блядь, со всей душой! А он, значит, вот как!..”

Довольно быстро буйство Лираз пошло на спад, и девушка замедлила ход. Теперь после произошедшего срыва она чувствовала лишь нервное истощение. Позади послышался топот ног и чей-то крик. Фрейда остановилась и устало обернулась, угрюмо разглядывая запыхавшегося Рихарда.

― Всё никак не отвяжешься, хм-м? Я думала, тебе не по нраву моё общество, боугикокер.

Отредактировано Фрейда Макдауэлл (2016-05-22 18:21:04)

+2

10

Вот так, будучи на вершине триумфа, в одночасье разбиваешься о скалы собственных неосторожных слов. Рихард многого ждал в ответ на свою категоричность. Как меньшее - того, что Фрейда разразится новыми порциями отборной брани. Которая, разумеется, не возымеет эффекта - ведь он уже сказал свое твердое "нет". Как большее - что она попытается прибегнуть к каким-нибудь изощренным подъебам или начнет перебирать аргументы, которые, вне всяких сомнений, он, Рихард, должен будет счесть разумными. Посерьезневший было, нокер не сдержал повторной ухмылки, завидев легкую потерянность на лице Фрейды. Ну наконец-то он взял реванш.
  Однако мироздание решило, что ситуации не достает еще одного, завершающего, штриха.
  Совершенно расслабившись, уже предвкушая больше кофе, чем новые выверты Фрейдовой фантазии, Рихард ни коим образом не мог предвидеть того, что произойдет. И оттого даже не попытался увернуться, когда девушка неожиданно схватила его за грудки.
  Подобное вторжение в ЕГО, сука, личное пространство Рихард не терпел никогда. Было легче заставить нокера завязать узлом собственный нос, чем дождаться, что он промолчит в ответ на подобный плевок в свою сторону. Но лапанием одежды дело не ограничилось. Фрейду прорвало. Примерно так же, как прорывает трубу в сортире, на толчке которого уже кто-то сидит, и все это говнище хлещет и хлещет в несчастного, который хотел просто-напросто посрать. Да, если бы унитазы могли мстить, их идейным вдохновителем определенно могла бы стать Фрейда. Рихард же смотрел в полные злобы глаза механика, и чувствовал, что не понимает - когда он успел пропустить переход от столь привычной сердцу ругани к ебаному рукоприкладству?!
  Когда же до нокера запоздало дошло, за что его так ненавидят, было уже поздно. Пиджак - один из его ЛЮБИМЫХ - был полностью аннигилирован, и о его недавнем существовании напоминали лишь рассыпанные по полу пуговицы. Проорав ему в лицо последние аккорды Ярости, девица пулей бросилась на выход, оставив китэйна охеревать от только что произошедшего.
  Впрочем, Рихард не был бы собой, не сумей он тут же проявить чудеса реакции и собранности.
   - АХ ТЫ ЕБАНАЯ ПИЗДОБЛЯДСКАЯ ШВАЛЬ, АНУВЕРНУЛАСЬНЕМЕДЛЕННО! - проревел он вслед хлопнувшей двери. Уже совершенно не контролируя себя, Рихард отшвырнул стул в сторону - кто-то вскрикнул - и ринулся следом за упиздевшей в неизвестном направлении нокером, фуркниеевзад!
  Женщина за соседним столом, выдержав многозначительную паузу, задумчиво шепнула на ухо своему соседу:
   - А разве тот ненормальный не пришел в костюме?
   Мужчина задумался в ответ:
   - Нет. Я точно помню, что та чокнутая пролила на него пиво, и ему пришлось его снять.

  Далеко уйти Фрейда не успела. Ура, блять. В противном случае неизвестно, на кого вылилось бы все накипевшее в нем негодование:
   - Ты, ебучая отрыжка нааровой вагины, - надвигаясь на нее, сжимая кулаки - чтобы не распустить - прорычал он. - Заткнись и слушай сюда. Если ты думаешь, что мне хоть сколько-нибудь приятно твое общество, то ты еще более фуркнута на голову, чем я думал. Но если ты решила свинтить вот так и забить хуй на все это дело, то у тебя. Ничего. Не выйдет. ЯСНО? Или, блять, что ты предлагаешь? Делать голема по одиночке? Ну что ж, выбирай, какую половину возьмешь - перед или жопу?!
  Запыхавшись от бега и быстрой речи, нокер запнулся на полуслове. Сглотнул, все еще тяжело дыша и мало-помалу приходя в себя. Перед глазами, по крайней мере, прояснилось.
  Но это вовсе не значило, что он остыл хотя бы на градус:
   - Если тебя так задевают отзывы в адрес твоей охуительной гениальности, то, может быть, ты придумаешь, как нам разрешить эту МАЛЕНЬКУЮ проблемку с МИНИМАЛЬНЫМИ потерями для обеих сторон?
  И он бросил как можно более выразительный взгляд туда, где теперь была только рубашка.

Отредактировано Рихард Коулман (2016-05-22 21:31:05)

+3

11

Девушка на удивление спокойно выслушала упрёки нокера в свой адрес, меланхолично накручивая чёлку на указательный палец и запоздало размышляя о том, что её выходка в ресторане была чертовски глупой и опрометчивой. Нет, дело было вовсе не в угрызениях совести за испорченный коулмановский пиджак. Фрейда ни капли не чувствовала себя виноватой: в конце концов, альтзохбатлан сам напросился на взбучку. Просто Лираз немного не рассчитала своих сил и израсходовала на дешёвый магический трюк слишком большое количество душевной энергии, да ещё к тому же всё происходило прямо перед глазами нескольких не зачарованных свидетелей. И теперь, отхватив хорошую дозу чужого неверия, фэйри сполна ощущала на себе последствия своего легкомысленного поступка. Чего уж там, сейчас она не хотела даже вступать в очередную весёлую перепалку. Осталось лишь неотступное желание побыстрее закончить со всем этим мишегасным дерьмом, вернуться домой, залечь в тёплую постельку и мирно проспать до утра следующего дня.

Решение пришло как-то само собой. Порыскав по карманам своей чёрной химерической курточки, Фрейда извлекла на свет блестящий металлический кругляш примерно двух дюймов в диаметре, на одной стороне которого был изображён царственный профиль Высокого Короля, а на другой - сжимающий листья сокол. Исключительным правом чеканки монет из истинного серебра обладали мастера-ремесленники Дома Дугал, и единственный в Конкордии легальный монетный двор располагался во Фригольде Кузницы, что в Рочестере, штат Нью-Йорк. Такие монеты являлись не только средством обращения в королевстве, но и частенько использовались Прорицателями в качестве изящных фокусов для Банков, поскольку были известны своей идеальной сбалансированностью. Впрочем, сама Фрейда куда больше ценила в них непосредственно материал, из которого они были изготовлены. Из истинного серебра получались самые лучшие электроды и контакты для химерических электроприборов, поэтому девушка всегда держала при себе парочку сребреников, просто на всякий случай.

Оглядев монету на предмет возможных дефектов и не обнаружив оных, Лираз протянула её Рихарду.

― Держи, старикан. Ты просил “охуительно гениальное” решение нашей проблемы? Получай. Пускай воля фуркфербиннеббишемской Грёзы определит, где мы станем наслаждаться ёбнутой компанией друг друга. Если выпадет Дэвид, то поступим так, как я сказала - будем работать в твоей грязной шмелштюнкнутой халупе. Ну а коль всё-таки выпадет птичка, то… - нокер поморщилась, словно от сильной зубной боли, - то я, так уж и быть, позволю тебе посетить мою обитель. Короче, кидай уже.

На самом деле, Фрейда лукавила, поскольку даже в случае своего поражения вовсе не собиралась пускать Коулмана к себе домой. В конце концов, она являлась полноправной хозяйкой своего слова, а значит, могла в любую минуту с лёгкостью забрать его обратно. И согласиться на (в общем-то, не самый плохой) вариант с изготовлением голема по отдельности. Да, престарелый ублюдок вряд ли окажется доволен таким внезапным изменением курса, но на что иное он вообще мог рассчитывать, ведя дело с представительницей Неблагого Двора? С другой стороны, Лираз была абсолютно уверена в том, что ежели удача улыбнётся ей, то мерзопакостный, но всё же чудовищно честный Благой архитектор выполнит свои обязательства, пусть даже ему и придётся затолкать свою неприязнь к девушке себе куда-нибудь поглубже в дристалище.

Отредактировано Фрейда Макдауэлл (2016-05-24 00:52:11)

+2

12

Фрейда выглядела... усталой. Или скорее подавленной? Задумавшейся над тем, какой бы очередной хитроблядский выподвыперт ему устроить? Нокер не решился бы выбрать что-то одно. Он принадлежал к тому самому типу людей, для которых чужие эмоции представляют из себя тайну за семью печатями, и ему крайне редко удавалось правильно угадать, что творится у человека - или фэйри - на уме. Особенно если он или она никак не подкрепляли его догадок словами.
  Другой вопрос - а так ли уж он пытался? Следить стоило разве что за переменами в настроениях заказчиков, всем же прочим предоставлялась дивная возможность либо общаться с нокером, либо уйти, забив хуй на его скверный характер. Но в данном случае Рихард все же попытался дать себе труд разобраться в хитросплетениях чужих мозгов...
   "В конце концов, нам терпеть друг друга еще неделю как минимум", - промелькнуло язвительное в его голове.
  И буквально через пару мгновений он сам поразился тому, как легко пришел к нему ответ.
  За злостью об утрате собственного пиджака, нокер упустил из виду, каким именно образом тот был утрачен. И, скорее всего, прямо сейчас Фрейда переживала не самые приятные минуты в своей жизни. Но если бы в любое другое время Рихард закатил глаза и посмеялся над поразительной тупостью некоторых Неблагих, то нынче ему было совсем не до злорадства. Одна мысль о том, что вот так, в порыве гнева, Фрейда выкинет очередной фокус в его собственной мастерской, заставляла что-то внутри нокера крайне болезненно сжиматься. А что поводов для обоюдной ненависти у них будет предостаточно, сомнению даже не подлежало.
  Нет, все это уже становилось слишком сложно для одного блядского заказа.
  Тут его душевные метания были самым неожиданным образом прерваны. Монета? Несколько секунд нокер тупо пялился на плоский кругляш, прежде, чем до него дошло, что тот источает легкую дымку глэмора.
   - ...ну охуеть теперь, - изрек он, немного помолчав после вдохновенного предложения Фрейды. Затем поднял на нее глаза. - То есть ты действительно хочешь, чтобы такой важный вопрос решался волей орла и решки? Ты издеваешься?
  Судя по надутому виду механика, она не издевалась. Более того, собственноручно собиралась затолкать эту поеблядскую монету ему в глотку, если тот сейчас же ее не подбросит. До Рихарда же понемногу начало доходить, что пустыми спорами они уже ничего не добьются. Момент упущен. А сумасбродное решение Фрейды действительно могло стать выходом из положения, и хотя нокеру становилось сильно не по себе от того, что дальнейшую судьбу его мастерской будет решать химерический жетон, другого выхода он не видел.
  Грубо сметя с ладони девушки монету, он посмотрел на обеих таким взглядом, словно хотел прожечь насквозь. А затем, ни слова не говоря - сердце замерло где-то поперек глотки - подбросил серебряк в воздух.
  Говорят, в такие судьбоносные моменты время замедляет свой бег, но для нокера все уложилось в пару коротких мгновений. Значит ли это, что и момент был недостаточно судьбоносен?
  Монета упала в ладонь.
  И с нее, недвусмысленно насмехаясь, смотрел на нокера Высокий король Дэвид.
  Рихард очень медленно сжал руку с монетой в кулак. Глубоко вдохнул. Затем также медленно разжал. И, глядя в чужое лицо исключительно убийственным взглядом, передал Фрейде ее собственность - на корню придушив почти детский порыв швырнуть ею в ее же лицо.
   - Я мог даже не сомневаться, - короткую паузу спустя прошипел он. - Что и этот ши умудрится мне насолить. Да ебись оно все конем! Тем, мать его, самым, которого мы собираемся делать!
  Последнее он буквально выкрикнул-выплюнул в лицо неприлично довольной Фрейде, и, разозлившись еще больше, круто повернулся на каблуках. А затем, оглянувшись через плечо, с галоном яда в голосе произнес:
   - Что ж, милости просим быть завтра возле моего дома. К семи часам. Чем раньше начнем, тем быстрее я смогу развидеть твое боугиобразное ебало!
  И, не собираясь и секунды дольше задерживаться в этом определенно проклятом фоморами местечке, широким злым шагом прошествовал к машине.

Отредактировано Рихард Коулман (2016-05-24 21:29:12)

+2

13

Определённо, сегодня везение было на её стороне. Забирая монету из рук взбешённого нокера, Лираз, несмотря на своё паршивое состояние, не могла сдержать торжествующей усмешки. Чем, очевидно, только ещё больше разозлила Рихарда.

― До скорой встречи, пупсик. Приберись там у себя как следует и не забудь спрятать подальше свою невъебенную коллекцию огромных фаллоимитаторов!

Помахав ручкой вслед удаляющемуся Коулману, девушка неторопливо зашагала по направлению к своему жилищу. Шайенн был маленьким городком, и мастерская Макдауэллов располагалась неподалёку от ресторанчика, в котором состоялась встреча с заказчиком. А потому Фрейда решила не напрягать лишний раз Мистера Хэндри и в кои-то веки прогуляться по улицам города на своих двоих.

“Завтра в семь, значит?.. Вероятно, он имел в виду семь утра, а не семь вечера... Значит, мне придётся поторопиться со сборами. Сомневаюсь, что у гридзхехальтера есть даже половина нужного оборудования!”

Необходимость потратить остаток дня и, вероятно, изрядную часть ночи на подготовку к переезду не радовала и так уже изрядно вымотавшуюся изобретательницу. Если она хотела успеть всё вовремя, то ей следовало сперва найти способ восстановить растраченные впустую силы. Строго говоря, Фрейда знала одно средство в относительно короткие сроки заполучить немного глэма… Но, во-первых, такой метод не слишком-то одобрялся добропорядочными феями, а во-вторых, для него требовался объект с хоть сколько-нибудь значительными запасами энергии креации (желательно, какая-то достаточно устойчивая химера). И если до мнения ограниченных и лицемерных недоносков-подменышей Лираз не было совершенно никакого дела, то со вторым пунктом далеко не всегда всё складывалось благоприятным образом. Но удача вновь улыбнулась фэйри. Оглядываясь по сторонам, нокер заметила возвышающуюся над крышами домов пышную крону гигантского химерического дерева. Судя по всему, исполин стоял тут довольно давно и в ближайшем будущем никуда исчезать не собирался. Обычно такие прекрасные и величественные предметы Грёзы возникали в местах скопления человеческих фантазий, впоследствии сами становясь источниками вдохновения для всех оказывающихся поблизости людей. Подобное рождает подобное, как говорится... Правда, сейчас настало время этому деревцу послужить несколько иной цели.

Приняв окончательное решение, Фрейда направилась к химере, на ходу закатывая рукава. Положив ладонь на тёплую кору, девушка ощутила лёгкое подрагивание токов глэмора внутри. Удовлетворённо кивнув головой, Лираз извлекла из нагрудного кармана френча маленький, но чертовски острый перочинный ножичек и поднесла острие к стволу. Механику на мгновение показалось, что химера, хоть и неразумная, напряглась в ожидании того, чему было суждено случиться. Фэйри не была уверена наверняка и не намеревалась спрашивать, чтобы убедиться в своих предположениях. Отчего-то ей не удавалось успешно общаться с живыми животными и растениями, те попросту не желали с ней разговаривать. Ну и ладно. Сейчас чувства, испытываемые деревом, были проблемы самого дерева, но никак не нокера. Лираз презирала тех китэйнов, которые благоговели перед порождениями Грёзы и чуть ли не молились на “пресвятой глэмор”. Философия девушки была куда проще и практичнее: глэм - всего лишь ценный энергоноситель, ресурс наподобие нефти, плутония и солнечной радиации. Глупо поклоняться мазуту и каменному углю, верно? По мнению Фрейды, долг и незыблемое право мастера-ремесленника состояли в том, чтобы извлекать глэмор из его естественных источников, трансформировать в удобную форму и направлять энергию фантазий в нужное русло. Все, кто считают иначе, обречены исчезнуть в ходе эволюции, в то время как разделяющие такое мнение будут определять вектор развития общества.

Металл с некоторым трудом пронзил кору, коснувшись мягкого подкоркового слоя древесины. На поверхности показались капельки сока, но содержащиеся в них крохи глэма девушку не интересовали, она жаждала большего. В течение следующих тридцати минут Фрейда сосредоточенно вырезала на поверхности ствола гематрические символы и узоры, складывающиеся в сложную систему. Прочертив последнюю линию, Лираз зажмурилась, прошептала слово силы и резко воткнула нож прямо в центр рисунка. Дерево содрогнулось, сверху на нокера посыпалась листья. Через инструмент в фэйри хлынул поток чистого, незамутнённого глэмора, наполняя её чувством неописуемого восторга. Вскоре наполнившись силой до предела, Фрейда медленно вытащила лезвие из ствола и убрала ножик обратно в кармашек. Растение уже не выглядело таким живым и цветущим, как полчаса назад: листва на нём пожелтела, ветви тоскливо склонились к земле под собственной тяжестью, а кора покрылась сеткой тонких трещинок. Будь химера не настолько древней и сильной, она, скорее всего, просто исчезла бы, растворившись под гнётом окружающей Банальности.  Однако исполин держался и, возможно, однажды он даже сможет вернуть себе свою красоту. А может, и нет. Лираз это не интересовало. Подпрыгнув несколько раз на месте, девушка уже гораздо более бодрым шагом продолжила свой путь, насвистывая весёлый мотивчик.

***

Ровно в шесть утра следующего дня возле ворот дома мистера Коулмана припарковался транспортный фургон. Заглушив мотор, из машины выбрался здоровенный тролль. По неизвестным причинам одежда китэйна была украшена разноцветной мишурой, а морду громилы скрывала дурацкая маска Микки-Мауса. Вслед за троллем наружу вышел рослый молодой человек в ярко-розовом пиджаке, ядовито-зелёном парике и с толстым слоем клоунского грима на лице. Тролль и кинэйн перекинулись несколькими тихими фразами, недобро поглядывая то в сторону особняка за оградой, то в сторону грузовика. Наконец задние двери фургона со скрипом распахнулись, и оттуда показалась ухмыляющаяся нокерская мордашка.

― Ребята, я ещё раз скажу вам: вы, блядь, лучшие! Серьёзно, я порой охуеваю от того, до какой степени вы готовы следовать этому своему кодексу чести! «Желание клиента для нас закон», ну фуркнутый в рот! Слушайте, а если бы я попросила вас оттрахать выхлопную трубу своей тачки, вы бы тоже это сделали, а?

Грузчики мрачно переглянулись, сохраняя молчание. Не дождавшись ответа на свой вопрос, девушка подошла к воротам и надавила на кнопку вызова.

― Подъём, старый ты членосос! Настало время приключений!

Отредактировано Фрейда Макдауэлл (2016-05-25 02:05:50)

+1

14

Конечно же, Рихард злился. Конечно же, ведя машину сквозь образовавшийся из неоткуда затор, желал ей всех "благ" на английском, на нокерском и даже немного на немецком. Но лишь придя домой, скинув обувь и устало плеснув себе коньяка, он начал по-настоящему понимать, что ему предстоит.
  Две недели.
  Как минимум две недели на пару с тихим Неблагим ужасом - или уж лучше сказать, громким, - оторванным от понятий приличия еще больше, чем сам Рихард, а уж его тактичным назвать было сложно. Скорее всего, она будет засиживаться у него допоздна. А если взять в расчет возможность случайных сбоев в работе голема и авралов, которые воспоследуют за этим, то можно с уверенностью предположить, что ночевки ему обеспечены.
  И ведь наверняка станет ребром вопрос со жратвой!
  Впрочем, больше чем за съестные запасы - к слову, по-холостяцкому убогие, несмотря на банковский счет - Рихард беспокоился за спиртное. Зная Фрейду хотя бы немного, можно было с уверенностью утверждать, что она походя обыщет все его ящики, а он даже этого не заметит. Слухи бежали впереди нааровой писхер, и не верить им у нокера не было ни единой причины.
  Посему перво-наперво он переложил все свои наиболее доступные запасы алкоголя в места поукромнее, после чего отыскал в гостиной дрыхнущего симурана и провел с ним небольшую разъяснительную беседу из серии: "Да, это надолго. Следи за ней. Нет, калечить ее нельзя. Кусать можно, в воспитательных целях. Что значит, «вот сам и кусай»?! Да ты оху!.."
  И так далее и тому подобное.
  Рихард был китэйном не из гостеприимных, и даже будь на месте Фрейды кто-то тихий и предельно корректный, он все равно бы чувствовал болезненный дискомфорт. Ожидание же новой напарницы могло обратиться истраченными впустую милями нервов и тем, что нокер прикончил бы с таким трудом запрятанное спиртное в одну харю. Однако, стоило ему оказаться в мастерской, как все неожиданным образом пошло на лад.
  Словно почувствовав раздрай в душе и мыслях хозяина, мастерская потянулась к нему нитями своего глэмора. Шестеренки словно закрутились быстрее, купол с иллюзорными звездами стал казаться богаче цветом и ближе глазу, а сам нокер почувствовал приток энтузиазма и сил. Злость преобразовалась в энергию, а усталость временно отодвинулась на задний план.
  Остаток дня Рихард был занят тем, что прибирал творческий беспорядок в своей мастерской, оставив на месте лишь наиболее необходимое, а самое ценное и, на его взгляд, важное, было убрано в дальние комнаты под замок. Были приведены в готовность и големы. Около десятка штук, в основном - небольшие летающие сферы-подручные, готовые были быть на подхвате или, в случае чего, помогать с расчетами и переносом тяжелых деталей. Проведя же инвентаризацию материалов, Рихард был приятно удивлен. Химерической стали было в достатке - меди и ее сплавов преимущественно - а более плотных металлов должно было хватить как минимум на каркас. А всем остальным можно запастись и по ходу работы.
  Нокер сам не заметил, как мало-помалу увлекся процессом приготовлений. И к тому моменту, как на столе лежал уже шестой кряду эскиз будущего коня, полный гематрических схем, изображений отдельных деталей и пояснительных подписей, понятны которые были только ему одному, шел уже третий час ночи.
  "Спать", - подумал он, но больше уговаривая себя, чем потому, что ему на самом деле этого хотелось. В конце концов он заставил себя выбраться из мастерской - та ленно и томно цеплялась за него нитями глэмора, не желая отпускать - и прилечь.
   - На семь, - припомнил он, заводя будильник.

***

  Но у Фрейды "на семь" были явно иные планы.
  Не сказать, что Рихард не ожидал от нее чего-то подобного. Вполне в духе этой "дрэкомозглой гуркобляди" (как ругался нокер в шестом часу, выдернутый из полудремы неожиданным звонком) было пренебречь назначенным им часом и прийти на собственных условиях. Только Рихард отчего-то был уверен, что та предпочтет явиться с опозданием, чем самой подниматься ни свет ни заря и повопить непотребства у его порога.
   - Что ж, тем лучше, - раздраженно пробормотал нокер, подходя к двери и бросая короткий взгляд на экран наблюдения.
  Вернее, взгляд должен был стать коротким.
  Рихард замер, некультурно округлив глаза и пытаясь понять, что забыл у его ворот огромный, мать его, фургон, в котором могла бы поместиться вся его кухня. У машины возилась парочка рослых мужчин, в одном из которых Рихард не без труда опознал тролля - спасибо тебе, химерический видео-апгрейд! - но это ситуации ничуточки не прояснило. Лишь много позже он заметил невысокую, но проникновенного мата знакомую фигурку.
  Рихард скрипнул зубами. Рихард взял себя в руки.
  И, наскоро накинув первое попавшееся шмотье, вышел за порог. Щелк. Повернулся в замочной скважине ключ.
  Сейчас могла произойти любая хуита.
  Стоило ему открыть ворота, как тролль и кинэйн - вторым был именно оный - уставились с самым что ни на есть укоряющим видом. Хотя эмоции тролля за дебильной маской разглядеть было проблематично.
  Оставив Фрейду как и результат ее шутки над грузчиками без внимания, он решил сразу же проверить свои догадки:
   - Откройте багажник.
  Раздраженно, но кинэйн выполнил все, как просили.
  Взгляду же нокера явилась груда ящиков. Большие и малые, кубы и призмы, они были аккуратно поставлены друг на друга и впечатление производили давящее. Рихард не стал считать, но по виду их было не меньше двадцати.
   - Вам ведь уже заплачено? - не оборачиваясь, с убийственной деловитостью спросил он.
   - Да, - кивнул тролль. Маска ебануто скалящейся мыши на его лице нелепо качнулась.
  И лишь после этого нокер, скрестив руки на груди, холодно уставился на Фрейду.
   - Так-так, ну и что тут у нас? Незапланированный переезд? Обмоем новоселье? Скажи, ты всю мастерскую выскребла или там все-таки что-то осталось? Значит, поступим так - сейчас ты берешь с собой лишь самое необходимое, а плюшевых мишек, зубные щетки и костюмы для пижамной вечеринки возвертаешь обратно. Либо же я прямо сейчас, собственноручно, вскрываю каждый ящик и по своему усмотрению выбираю, что нам пригодится.
  Внешне нокер был спокоен, как удав, но внутри у него начинало потихоньку закипать. Сейчас механик наверняка начнет говорить, что для успешного труда ей нужны ВСЕ ее вещи или что он нихрена не разберется в ее инструментах, если возьмется их сортировать. Однако Рихард ни за что в жизни бы не поверил, что для его - ладно, ИХ проекта может понадобиться все это барахло.
  В общем-то, у него были резоны полагать, что Фрейда не поскупилась на все это шоу лишь бы только ему насолить.

Отредактировано Рихард Коулман (2016-05-25 19:46:00)

+1

15

Одарив китэйна ехидным взглядом, Фрейда в ответ на слова Рихарда несколько раз махнула рукой, словно отгоняя от лица надоедливое насекомое (каковым, по её мнению, в полной мере являлся бестолковый старикашка).

― "Пок-пок-пок! Кудах-тах-тах!.." Кончай петушиться, мордоплюй, поздновато ты решил пойти на попятную. Если бы ты хоть изредка удосуживался прочищать свои забитые фосфатшлаком уши, то, может быть, мои слова всё-таки добрались бы до твоего насквозь протухшего мозга. Мы вчера договорились о том, что если на монетке выпадет король, едрить его в корень, то всё будет так, как я скажу. И, чёрт побери, я говорю, что не желаю ежедневно таскаться из центра города за тридевять земель в эту забытую всеми ёбаными богами дыру!

Девушка с выражением абсолютной решимости на лице ткнула указательным пальцем в грудь нокера.

― Так что, крехтцбатлан, у тебя сейчас есть ровно два варианта. Ты можешь состроить самую добродушную улыбочку и вежливо показать мне, в какой угол твоей сраной мастерской поставить весь этот безусловно необходимый мне для работы над моим проектом реквизит. Или же ты продолжаешь изображать из себя слабоумного буку. В таком случае я снимаю твои милые ворота с петель, перетаскиваю свой хлам туда, куда сама сочту нужным, а потом (возможно) даже ставлю калитку обратно. И тут я уже не обещаю, что сделаю всё аккуратно и не разобью по дороге одну из твоих любимых ночных ваз. Смекаешь?

Разложив непонятливому архитектору всё по полочкам, Лираз упёрла руки в бока и повернулась к безмолвно взирающим на происходящее кинэйну и троллю.

― А вы что стоите, как пришибленные истуканы? Давайте-давайте, пошевеливайтесь и выгружайте ящики из машины! Я собираюсь как можно быстрее перейти наконец к делу.

Мужчины вновь хмуро посмотрели на нокеров. Когда тролль заговорил, в его голосе слышалось неприкрытое недовольство.

― Извините, мадам, но так не пойдёт. Наша фирма не участвует в такого рода рейдерских захватах. Пока хозяин дома не даст своё согласие, мы с сыном можем доставить груз только до границ частной собственности. То есть, до ворот. А дальше действуйте самостоятельно. Мы уважаем условия сделки, но не станем нарушать законы королевства.

Парень кивнул, соглашаясь со словами отца. Механик, бурча себе под нос страшные проклятия, дала грузчикам знак приступать к работе. Тролль и кинэйн с двух сторон схватились за ближайший к ним громоздкий контейнер и, несмотря на его внушительные габариты, без особого труда выволокли предмет из фургона на асфальтированную дорожку перед оградой особняка. Фэйри приблизилась к деревянной коробке и громко постучала кулачком по крышке.

― Мистер Хэндри, вылезай уже, долг зовёт! Коль скоро эти двое не намерены доводить дело до конца, мне понадобится твоя помощь.

Верхняя панель ящика отодвинулась в сторону, и из него на свет выбрался высокий металлический голем, ярко блестящий под лучами утреннего солнца. Оглядевшись вокруг, автоматон молча забрался внутрь кузова грузовика, выкатил наружу большую крепкую тележку и замер в ожидании новых приказов. Полная чувства собственного превосходства Фрейда победоносно обратилась к архитектору.

― Теперь ты понял, фиггермомзер, что я настроена совершенно серьёзно? У тебя есть ещё минута на то, чтобы принять правильное решение, прежде чем я начну вносить изменения в дизайн твоих ворот!

Отредактировано Фрейда Макдауэлл (2016-05-26 01:09:55)

+2

16

Происходящее уже мало походило на привычные Рихарду склоки, что они вели друг против друга во время редких пикировок, происходивших во время их встреч. Да, ругательства тогда тоже лились как из ведра, а злость наполняла обоих так плотно и крепко, что, казалось, еще немного - и они оба лопнут под ее давлением изнутри. Но то было бодрящее чувство. Чувство, испытывая которое, знаешь, что совсем скоро вернешься домой, смоешь с себя добротную усталость и продолжишь жить, как ни в чем не бывало.
  Но здесь и сейчас он не мог просто развернуться и уйти.
  Не мог, хотя ему хотелось и очень. С каждой новой матерной фразой, что пулеметной очередью извергала из себя Фрейда, нокер мрачнел и смурнел на глазах. Простой, хоть и злой, перепалки больше не было. Рихард даже не видел - чувствовал, как механик изо всех сил стремится поставить-его-на-место, будто в его лице мстит всем Благим, что когда-либо были порождены Грёзой. Словно он - средоточие всего того, что она презирает и ненавидит.
  Странно, но. Именно в этот момент Рихарду казалось, что еще никто его так не ненавидел и не презирал.
  Появление же из коробки огромного голема стало последним ударом по замершей, застывшей, готовой треснуть от малейшего тембра статуи по имени Рихард Коулман.
  Рука скользнула в карман. Сама, по собственной воле - потому что Рихард видел перед собой только лицо Фрейды, смотрящей на него снизу вверх так, как если бы он был ниже ее на добрых полфута.
  "Эйлунд" - мелькнуло в самом начале списка контактов.
  И скрылось под его пальцем, когда он нажал на кнопку звонка.
  Все то время, что гудки туго, как сквозь плотную пленку, проходили через ухо в его сознание, Рихард не отрывал взгляда от Фрейды. В нем не было ни мстительного злорадства, ни томящегося ожидания. Только решимость, нечеткая, рассеянная, как дым, но по форме своей отчего-то напоминающая дракона, вот-вот готового изрыгнуть пламя.
   - Мистер Эйлунд. Здравствуйте. Это говорит Коулман.
  Корректно, как никогда. Негромко, так, что с шумом разгружающие фургон фэйри не могли его услышать. И только голос слегка подрагивал, слабо звенел от сдерживаемого напряжения.
   - Да, мистер Коулман, слушаю.
   - Я хотел поговорить с вами насчет нашего контракта. Я...
  Он запнулся. Он никогда не говорил подобных вещей заказчикам, особенно - заказчикам ши. И было нелепо даже подумать об этом, не то, что сказать в телефонную трубку и быть услышанным. Это претило любому ремесленнику-нокеру. Это было так же дико, как признать у себя отсутствие мозгов или наличие третьей руки.
  Рихард сказал:
   - Я прошу прощения, но мне придется отказаться от вашего заказа. Это... да, это оказалось сверх моих возможностей. Я готов отработать контракт созданием иного голема или механизма такого же уровня сложности, как и ваш турнирный "сюрприз".
   "Но это я выполнить не в силах", - застряло у него в глотке, стало поперек, как самый последний навет на самого себя, который он просто не мог произнести. По ту сторону трубки молчали - словно ждали чего-то. А нокер смотрел на Фрейду и в то же время как будто сквозь нее, не будучи уверенным, к чему приведет эта его несусветная выходка.
  В голове, пока вяло и неохотно, но уже начали прокручиваться варианты того, чем именно ему придется отработать свою в сердцах поставленную на контракте подпись...
  Но все будет лучше, чем терпеть вот такое.

Отредактировано Рихард Коулман (2016-05-26 01:10:16)

+3

17

Фэйри триумфально взирала на скорбную рожу Коулмана, по виду которой можно было однозначно сделать вывод о идущей в душе мастера внутренней борьбе. Но едва Лираз вознамерилась хлопнуть в ладоши и радостно провозгласить что-то в духе: “Ха! Этот нокер сломался, несите нового!”, как доведённый до ручки мужчина выкинул такой номер, какого Фрейда от него ну никак не могла ожидать. Когда Рихард, не отводя взгляда от лица девушки, вытащил из кармана мобильник, светло-серые глаза Фрейды изумлённо расширились. А после того, как китэйн тихо, но непоколебимо произнёс в трубку слова, которые не должны были произноситься ни одним уважающим себя ремесленником, нижняя челюсть шокированной изобретательницы как-то совсем по-глупому отвисла.

“…Он это сейчас серьёзно? Да нет, не может быть, старик просто блефует… Не мог же он в одночасье потерять всякое самоуважение? Или всё же…”

Тем временем на другом конце линии барон наконец подал голос. И, как всегда, голос этот казался совершенно невозмутимым.

― Не могу сказать, что совсем не ожидал чего-то подобного, мистер Коулман. Правда, надеялся, что серьёзные проблемы не возникнут так скоро. Так понимаю, причина затруднений - мисс Макдауэлл, верно? Если она сейчас находится в пределах досягаемости, не могли бы вы передать ей аппарат?

Пребывающая в состоянии сильнейшего недоумения Фрейда взяла протянутый ей телефон и приложила к своему уху.

― В чём дело, док? Этот болван решил вдруг внезапно забить болт на задание, и…

― Мисс Макдауэлл, говорить сейчас буду я. А вы. Станете. Внимать.

На горле фэйри словно сжалась крепкая хватка невидимых ледяных ладоней, так что у девушки не получалось не то что выдавить из себя негодующий вопль, но даже сглотнуть неожиданно наполнившую рот слюну. Ладонь Лираз будто намертво примёрзла к трубке.

― Слушаете? Хорошо. Итак, я всегда чрезвычайно ответственно подхожу к выбору исполнителей своих поручений. А потому досконально изучаю личные дела каждого, кого собираюсь завербовать себе на службу. Так вот, мисс Макдауэлл, Рихарда Коулмана мне порекомендовал его ментор, отозвавшийся о своём ученике, как о весьма достойном создателе химер. Однако, просмотрев эскизы его предыдущих работ, я пришёл к выводу, что произведениям мистера Коулмана не хватает некой… Изюминки. Так что я решил привлечь к проекту ещё одного нокера, который бы сумел придать скакуну ту самую уникальность, которая отличает шедевр от просто хорошей вещи.

Ши сделал короткую паузу, дабы придать особую значимость своим следующим словам, тогда как Фрейда безуспешно старалась избавиться от парализующего, пробирающего до костей мороза.

― Но получив от своего информатора-слуага отчёт о ваших изобретениях, я заметил одну крайне любопытную деталь. До настоящего времени в перечне творений мисс Макдауэлл нет ни одного одушевлённого голема. Заставляет задуматься: то ли у прославленного механика просто не было возможности продемонстрировать свои невероятные таланты в этой области, то ли… Я предпочитаю склоняться к первому варианту, посему предлагаю вам единолично принять на себя выполнение заказа, со всей вытекающей из этого ответственностью. И вам должно быть ясно, что если результат не будет хоть сколько-нибудь дотягивать до заявленного уровня, то о вашем - не побоюсь этого слова - ПРОВАЛЕ станет известно всем и каждому. Согласны на такие условия?

Ледяные оковы начали постепенно спадать с тела нокера. На минуту воцарилась тишина. Мысли Лираз лихорадочно скакали в её голове, подобно стае бешеных кузнечиков. Когда барон вновь заговорил, интонации его голоса были вежливыми и деловитыми, что, на удивление самой девушки, приятно контрастировало с его предыдущими речами.

― Или же мы можем вернуться к первоначальной схеме и всё же попытаться убедить мистера Коулмана с нами сотрудничать. Подумайте как следует. А пока что, будьте любезны, возвратите телефон владельцу.

Слабой рукой Фрейда передала мобильник Рихарду. Почувствовав что-то тёплое и мокрое на своём подбородке, она приложила ладонь к лицу и обнаружила, что до крови прокусила себе нижнюю губу. В разуме фэйри воцарилась необычайная пустота. Выбор был предельно прост - опозориться сейчас и только перед коллегой-нокером, либо чуть позже, но перед всем миром.

+2

18

К тому моменту, как ши все-таки дал о себе знать, непоправимость трагедии в голове Рихарда уже достигла таких масштабов, что ее должно было быть видно с орбиты Марса. В тихом шоке он представлял, как попадает к заказчику в кабалу, а тот нещадно эксплуатирует его потенциал на создание чего-то поистине отвратительного. Контрольным выстрелом пришло на ум сказание о Серной Джилл, и Рихард, до побелевших костяшек стискивающий трубку телефона, впал в окончательный ступор. Пытаясь огородиться от угрозы в лице Фрейды, он и сам не заметил, как буквально передал себя в руки ши.
  Однако голос по ту сторону провода не спешил злорадно хохотать, и в более чем вежливой манере уточнил истинные причины его отказа. Не нужно было быть хиби-джиби, чтобы понять - заказчик понял все еще до того, как он впервые открыл рот, и прекрасно осведомлен об истоках "трудового бессилия" нокера.
  Поэтому - ну, и еще потому, что у него банально сел голос - Рихард никак не прокомментировал без сомнения риторический вопрос и молча передал трубку Фрейде. Ее быстро оттарабаненная попытка найти в его лице козла отпущения ненадолго привела архитектора в чувство, и тот уже собрался было опровергнуть столь наглый поклеп...
  ...когда его, вне всяких сомнений, опередили.
  "Вне всяких сомнений" - хотя бы потому, что резко перекосившееся лицо Фрейды говорило само за себя. Нокер мог только гадать, что именно втолковывает ей ши, но, судя по все более и более усиливающейся бледности Фрейды, то было "втыком" высшего порядка. Однако Рихард не спешил ликовать. Слишком уставший для самодовольных улыбок и язвительных замечаний, он думал только о том, что ему не помешало бы выпить. Короткий нервный срыв обернулся китэйну крупным счетом, и сейчас тот в полной мере ощущал на себе смысл метафоры: "Быть выжатым как лимон".
  Рихард не сразу заметил протянутую обратно трубку - в основном, потому, что лицо Фрейды его буквально загипнотизировало. Примерно, как тикающий таймер на бомбе, которая вот-вот взорвется. Нокер не знал, что сделал заказчик с совершенно дезориентированной механиком, но ничуть бы не удивился, взорвись та по-настоящему.
  И к уху он трубку прикладывал осторожно, как будто и в ней уже пошел обратный отсчет.
   - Я слушаю.
   - Мистер Коулман, думаю, я уладил нашу небольшую дилемму. Спросите мисс Макдауэлл, согласна ли она сотрудничать и, уверен, получите удовлетворительный ответ.
  "Удовлетворительный" для кого, Рихард уточнять не стал. Зато дословно, как мог, не обогащая слова двусмысленными интонациями, задал Фрейде сей животрепещущий вопрос:
   - Он спрашивает, согласна ли ты на сотрудничество.
  И был совершеннейшим образом ошеломлен, получив в ответ короткий кивок.
  Где же трехэтажные нагромождения ругани? Куда подевалось из глаз желание разнести по кирпичикам весь нокеров коттедж и его самого в придачу? Рихард не верил, что ши хватило просто-напросто пожурить нерадивую девчонку, и та, покаянная, приняла все его условия без оговорок.
  "А еще кушать кашу и убирать за собой игрушки", - в совсем невеселом настрое пошутил нокер про себя.
  И пускай с одной стороны пугающая покладистость Фрейды служила ему гарантией, с другой... с другой он больше не знал, чему теперь верить.
  И что помимо угроз мог нашептать механику ши.
   - Мистер Коулман? - окатило его, как из душа, чужими, чрезмерно спокойными, въедливыми словами.
   - Да. Да, я вижу.
  И, прикрыв на мгновение глаза, выдавил из себя:
   - Думаю, теперь будет проще.
   - Отлично, - в голосе повеяло легким, как сквозняк, довольством. - Что ж, в таком случае, более не буду отвлекать вас от работы. Надеюсь, накладок больше не будет, мистер Коулман. Не хотелось бы разочароваться в столь выдающихся мастерах.
  Почудилась ли ему в сказанном угроза? Нет, даже больше намек на нее? Рихард тряхнул головой. Мыслей было слишком много, а времени - слишком мало, чтобы он тратил его на домыслы, которые лишь замедлят процесс.
  Убрав трубку, Рихард опустил на Фрейду задумчивый взгляд.
   - Пошли, - бросил деловито короткое. А затем повернулся к грузчикам. - Хей! Парни, перетащите ящики на участок и можете быть свободны.
  После чего заставил себя пояснить:
   - До мастерской их вполне дотащат големы. А этих батланов я в нее пускать не хочу.
  И, развернувшись, зашагал к дому, без слов предлагая следовать за собой.

  Дальше - проще. Голем Фрейды живо перетаскал один за другим ящики в дом, а там - и в кабинет Рихарда, где находился проход в мастерскую. С того момента, как сама нокер переступила порог его жилья, мужчина не переставал с тревогой и подозрением наблюдать за ней, в любой миг ожидая какой-нибудь сумасбродной выходки. Кварк встречать гостью не вышел - кажется, ему вообще было безразлично, что в доме находится посторонний.
  Куда сложнее было Рихарду позволить Фрейде войти в самое сокровенное место своего дома. Однако и девственницей, ломающейся у брачного ложа, он выглядеть не желал, а потому его маяние не затянулось надолго - и вот он уже проходит в типично "нарнийский" шкаф, а следом за ним юркает и его напарница.
  Мастерская встретила их обоих и голема настороженным скрипом шестеренок.
   - Располагайся, разгружайся, - буркнул он, отходя в дальний угол, к столу. - Не буду тратить время на перечисление правил и запретов, ты и сама прекрасно понимаешь, к чему может привести неосторожное обращение к инструментами Грёзы. В общем, надеюсь на твое благоразумие.
  В последней фразе ощутимо кольнуло сарказмом, но Рихард тут же скрыл его, со стуком и шелестом выравнивая о стол небольшую стопку листов.
   - Я подготовил несколько эскизов. Копий нет, так что будь добра использовать кальку.

Отредактировано Рихард Коулман (2016-05-26 21:50:18)

+2

19

Выбор вроде как был, но его, в общем-то, на самом деле не было. Поэтому на осторожный вопрос Рихарда о продолжении совместной работы Фрейда беззвучно кивнула. И даже это короткое движение далось механику с немалым трудом. Не столько из-за ещё не до конца отошедших от заморозки шейных мышц, сколько от осознания того, что отныне ей придётся вести себя, как “хорошая девочка”. Фрейда до сих пор не могла привыкнуть к этому отвратительному ощущению собственного бессилия, когда кто-то другой принимает решения за неё, а ей остаётся лишь покорно смириться. Мысленно поклявшись себе, что однажды сполна отомстит и треклятому аристократу, и его прихлебателю-архитектору, Лираз понуро направилась вслед за Коулманом, махнув рукой Мистеру Хэндри. Автоматон, несмотря на бесстрастный вид, был немного встревожен произошедшим, однако старался вести себя, как ни в чём не бывало. Он понимал, что раз уж хозяйка не желает сейчас открыто говорить о собственных чувствах, то ему нужно просто продолжать делать свою работу. В настоящий момент - переправить контейнеры с техническим оборудованием внутрь особняка.

Очутившись в кабинете нокера, девушка продолжала удручённо и безучастно наблюдать за тем, как голем таскает ящики, ставя их один на другой до тех пор, пока они не заняли почти всю комнату. Когда последний деревянный сундук оказался водружён на вершину внушительной пирамиды, Рихард, немного помявшись, распахнул двери стоящего у стены платяного шкафа и жестом пригласил Фрейду следовать за ним. Собственно, фэйри уже начинала догадываться об истинном предназначении этого предмета интерьера, ощущая исходящие от него струйки глэма. Пройдя через короткий трод, китэйны очутились в весьма необычном помещении. Нет, на первый взгляд внутренности небольшой башни не выглядели уж очень величественно и живописно. И не вращающиеся с тихим скрипом шестерни привлекли внимание Лираз. По-настоящему интересным было то, что было скрыто под каменной облицовкой. Как говорится, самого главного глазами не увидишь, но в данном конкретном случае нокер могла хотя бы попытаться. В порыве внезапного любопытства игнорируя отошедшего куда-то в сторону напарника, девушка приблизилась к ближайшей стене, зажмурилась, прислонила одну ладонь ко лбу, а другую положила на холодную плиту. Через секунду разум Фрейды в буквальном смысле проник внутрь здания. Теперь она совершенно отчётливо представляла себе конструкцию мастерской, знала расположение всех энерголиний и силовых узлов, видела замершие в тесных камерах в ожидании команд механические сферы. И самым потрясающим во всей этой сложной и продуманной до мелочей конструкции было устройство по сбору и фокусировке глэмора прямиком из окружающей башенку Грёзы.

Выйдя из короткого транса, изобретательница посмотрела на коллегу уже совсем другими глазами. Почти что без былого презрения, но даже с крошечной капелькой профессионального признания. Впрочем, едва начавшее зарождаться уважение развеялось, словно дым, стоило китэйну с гордостью показать Фрейде несколько листов бумаги с начерченными от руки схемами. Снисходительно фыркнув, фэйри отрицательно покачала головой.

― Эскизы? Кальку? Пф-ф! Не смеши меня, кхм-кхм… воргешенбадхен. Бумажные носители информации - это же позапрошлый век. Но не волнуйся, чувак, я принесу немного прогресса в эту неандертальскую пещеру! - Лираз обернулась к своему медному слуге, - Мистер Хэндри, тащи-ка сюда всё наше добро и начинай распаковывать части машины… Ну, скажем, во-он в тот угол на втором этаже, там чуточку посвободнее будет! А ты, кхе-кхе… старичок, лучше отойди подальше, чтобы об тебя не запнулись.

Ужасно довольный положительными изменениями в настроении госпожи голем отвесил глубокий почтительный поклон, принявшись за дело. Лираз извлекла из первой доставленной коробки инструменты, сдула с лица непослушную прядь волос и приступила к сооружению некоего странного крупногабаритного механизма из оперативно подвозимых роботом блоков. По крайней мере, вопреки опасениям Фрейды, им тут не угрожал тотальный энергетический дефицит (девушке не слишком-то хотелось везти в мастерскую Коулмана помимо всего прочего ещё и химерический электрогенератор). Сборка продвигалась довольно быстро, не прошло пары  часов, как соединённые вместе узлы сложились в очертания пугающего агрегата со множеством маховиков, лампочек, зубчатых колёс и ещё чёрт знает чего. Не без помощи Рихарда подсоединив устройство через трансформатор к энергосети мастерской, механик удовлетворённо вытерла пот со лба и потянула активирующий тумблер. Изнутри адской машины раздалось щёлканье и попискивание, перешедшее в равномерный гул, а на матовом дисплее высветились ряды быстро сменяющих друг друга символов. Фрейда торжественно прокашлялась.

― Прошу любить и жаловать: «HAGEN IV». Расшифровывается как: «Hersteller Automatisch Guess Eliten Neuartig» четвёртой модели. Он может… Короче, эта охуенная штукенция много чего может. Эй, Мистер Хэндри, подай-ка мне какой-нибудь из тех дурацких рисуночков!

Взяв в руки один из выполненных архитектором эскизов, нокер просунула лист бумаги в узкую щель на одном из блоков и надавила на несколько клавиш. Автомат на минуту загудел чуть громче, потом громко звякнул и возвратил чертёж обратно. С хитрой ухмылочкой изобретательница установила на пол соединённый кабелем с основным устройством толстый испещрённый узорами металлический диск, присела на корточки, что-то настраивая… Из круглого предмета вверх блеснул голубой луч света, тут же раскрывшийся широким конусом, образовав в пространстве объёмное голографическое изображение с числами и подписями. Демонстрируя возможности своего творения, Лираз сперва движениями пальца заставила картинку вращаться вокруг вертикальной оси, затем разделила схему на отдельные компоненты, избирательно уменьшая и увеличивая детали. Девушка ехидно взглянула на хозяина мастерской.

― Круто, ага? Погоди восторгаться, приятель, это ещё одна из самых простеньких возможностей «ХАГЕНа»! Вот когда ты увидишь в действии встроенный 3D-принтер!.. - Фрейда в экстазе закатила глаза, - Больше никаких идиотских вырезаний! Никакой дебильной штамповки! Это… Это просто…

Глубоко вздохнув от переполняющих её чувств, фэйри нежно провела пальцами по металлическому боку механизма.

Отредактировано Фрейда Макдауэлл (2016-05-28 13:06:16)

+2

20

Фрейду вид протянутых эскизов изрядно повеселил. Но не успел нокер возмутиться, как до него дошло, что смеются не над, собственно, эскизами, а над видом их подачи. Недоуменно вздернув длинную бровь, Рихард наблюдал за все растущей с каждым новым словом уверенностью напарницы. Не сказать, что ему шибко нравилась Фрейда пришибленная - это выглядело попросту дико - но от Фрейды решительной можно было ожидать какой угодно фарблунджетной хуйни.
  Проигнорировав скорее потешные, чем сколько-нибудь серьезные ругательства механика, Рихард помог голему загрузиться в лифтовую часть - попутно умилившись, что девушка запрограммировала того отвешивать себе поклоны - а сам поднялся по лестнице, чьи крутые ступени льнувшей к стенам спиралью уходили до самого третьего этажа.
  Но нужен им был только второй.
  Рабочая зона и по совместительству "хранилище" для всех созданных им проектов, в обычные дни этот этаж был доверху завален бумагой, письменные принадлежности можно было нечаянно обнаружить даже в камерах для одушевленных экземпляров, а на полу иногда красовались засохшие пятна происхождения неизвестного и в крайней степени подозрительного. Однако к приходу Фрейды Рихард как мог постарался привести свой бардак в порядок, и теперь сам с трудом узнавал помещение, в котором находился.
  Разгрузка, вопреки множественным опасениям нокера, прошла практически без накладок. Практически - потому что мастерская наотрез отказывалась впускать себя некоторые из потоков чужеродного глэмора - наверняка отдающего по бедной конструкции Неблагостью - и Рихарду пришлось повозиться, чтобы "убедить" свое детище в безопасности происходящего. Беготня со второго на первый этаж, где располагался технический отсек, также не принесла ему много радости. И весь первый час сборки был до отказу наполнен льющимися промеж этажей переругиваниями и профессиональными словечками, иные из которых звучали оскорбительнее ругательств.
  Оставшийся же после этого час Рихард посвятил новому потоку эскизирования. Время от времени бросая на процесс установки подозрительные взгляды, он то и дело возвращался к расчерканным вдоль и поперек листам. К концу же означенного срока весь его чертежный стол, и без того захламленный предметы разной степени необходимости, напоминал последствия урагана в книжной лавке. Не все то, что он нарисовал, хоть отчасти походило на концепт, но в голове у самого нокера, по крайней мере, сложилось впечатление о том, что он хочет получить.
  Обернувшись к издавшей ряд потусторонних звуков машине, Рихард отложил карандаш и задумчиво уставился на сие творение глэмтехнологий. На фоне золотисто-охристых и медно-бурых цветов его мастерской, стерильно белая с вкраплениями синеватой стали махина выглядела по меньшей мере чужеродно. Даже в стенах самой мастерской как будто бурлило недоумение: "Что это, что это, что это?" Но еще более невообразимым был вид стоящей подле Фрейды. На памяти нокера, это был едва ли не первый случай за все их знакомство, когда механик выглядела такой... такой без оглядки одухотворенной? Радостной? С таким лицом ребенок улыбается подаркам под елкой, мать выходит из роддома со свертком на руках, а математик со скупой слезой радости демонстрирует комиссии созданную им революционную теорему. Рихард поднялся со стула и медленно приблизился к агрегату.
   - Я буду звать его просто Хагеном, - со смесью скептицизма и насмешки произнес он, уловив в расшифровке аббревиатуры безумную помесь английского с родным немецким языком, смысл в которой существовал разве что для одной Фрейды. Впрочем, называть машину "штукой", как он собирался еще на первоначальном этапе установки, теперь у него не повернулся бы язык. Помимо внушительного внешнего вида, Хаген источал немалой силы глэмор. А такое позволить себе может только вещь, на что-то да способная.
  Когда громоздкий, неповоротливый на первый взгляд голем успел стянуть со стола эскиз и передать его Фрейде, ускользнуло от внимания нокера. На возмущенное "какого хуя?" ни один из двоих не отреагировал, а появившаяся на лице механика широкая ухмылка и вовсе породила в Рихарде тревожное предчувствие чего-то плохого. Однако наугад прерывать ковыряние Фрейды в механизме он не посмел бы, даже засунь она туда его самого. Не зная даже принципа работы устройства, это было бы слишком необдуманным поступком.
  Но вот прибор загудел, и уже через пару мгновений Хаген показал себя во всей красе.
  Несмотря на явное предубеждение Фрейды, совсем уж пещерным человеком в области технологий Рихард не был. Те же созданные смертными программы, позже адаптированные им под себя, нередко помогали нокеру в проектировании и эффектных подачах, на которые с такой охотой клюют заказчики. Но это было не сравнить с тем, что представляло из себя устройство Фрейды. Там, где Рихард мог часами настраивать что-то вручную, эта "машинка" выдавала на раз, и продемонстрированной нокеру голограммой дело наверняка не ограничивалось.
  Не замечая торжествующего взгляда механика, Рихард наклонился поближе к проекциям своего эскиза, затем к диску, разглядывая украшавший его рунический калейдоскоп. И уважительно присвистнул.
   - Этот парень определенно сэкономит нам время. Надеюсь, ты поделишься со мной инструкциями по применению, потому что иначе я буду разбираться в этом ебаный год.
  Фрейда тем временем ласково наглаживала Хагена, словно они были на свидании, а он, Рихард - третий лишний, которого захватили с собой лишь из жалости. Нокер закатил глаза и раздраженно вздохнул - но постарался взять себя в руки.
   - Ладно, хорошо, я вижу, что у вас с ним настоящая куртуазная любовь, но если мы сейчас же не возьмемся за работу, тот фуркнутый в жопу хуеши будет ржать над нами очень и очень долго. Так. Сколько листов за раз он может сожрать? Если спроецируем сразу несколько и наложим один на другой, можно будет сразу выявить наиболее явные дефекты.
  Он произнес это, уже разворачиваясь к столу и сгребая в стопку всю бумажную кучу. И тут, неожиданно вспомнив что-то, окликнул:
   - Кстати, склад у меня вот там - кивок в сторону широкой металлической двери. - Первые два этажа. Наверное, на каркас возьмем сталь... а вот обшивку можно сделать из вольфрама, он достаточно гибок.
  Погрузившись в предварительные расчеты, Рихард и сам не заметил, как принялся задумчиво покусывать уголок стопки. А все недавние волнения о том, что в его мастерскую нагрянет чужая и в крайней степени неприятная персона, отошли на задний план.
  Работа началась.

Отредактировано Рихард Коулман (2016-05-28 15:18:19)

+2


Вы здесь » Мир Тьмы: Подменыши » Осколки прошлого » [20-s.07.2015] Лекарство от упрямства