Мир Тьмы: Подменыши

Объявление

   


FAQСюжетО мире
Роли и внешностиНужные персонажи
Мир Тьмы. Подменыши

РОЛЕВАЯ ЗАКРЫТА и существует как частная площадка.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мир Тьмы: Подменыши » Библиотека » Жизнь подменышей


Жизнь подменышей

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://se.uploads.ru/DEV2o.jpg

Вы ведете двойную жизнь, оказавшись на границе реальности и фантазии. Застыв между сном и реальностью, вы никогда не будете ни истинной феей, ни истинным смертным, но на вас будет лежать бремя обеих рас. Вам придется найти способ обрести равновесие между диким, безумным миром фей и убийственным, банальным миром человечества, если вы хотите остаться самим собой.

***

Много лет назад, задолго до появления фильмов, телевидения, радио и книг мы рассказывали друг другу истории: истории об охотах, легенды о богах и великих героях, эпические песни бардов и сказки об ужасных монстрах. Мы рассказывали эти истории вслух, в качестве устной традиции - традиции, которую мы практически утратили.
Сегодня мы больше не рассказываем истории - мы слушаем их. Мы спокойно ожидаем, когда нас забросят в уже созданные миры. Мы стали рабами наших телевизоров и видеомагнитофонов, своими руками заложив основы олигархии творцов мифов, которые управляют ходом нашего воображения.
Но те древние истории не пропали даром – они создали Грезу. Греза – следствие и причина фантазии, из которой происходят все истории, мечты, искусства и ремесла. Это неосязаемый, но такой необходимый мир, который питает наши души и без которого были бы невозможны ни рисунки мелом на асфальте, ни литература, ни музыка, ни машины и самолеты, ни наши высокие и сложноустроенные жилища.
Обратной стороной медали является Банальность – серость обыденных будней, повторяющихся изо дня в день одним и тем же набором слов, мыслей и действий. В Банальности нет места фантазиям и мечтам, во всей своей полноте она обрушит на землю все возведенные свободным сознанием воздушные замки.
Когда, много веков назад, магия начала постепенно исчезать из этого мира, Греза и мир обыденности разделились надвое, заставив и обитателей мира фантазий начать менять вместе с ними.
Фэйри все больше и больше испытывали на себе действие Банальности, теснившей фантазии в душах людей, с которыми оказались связаны куда прочнее, чем думали. Чтобы спастись, фэйри пришлось спрятать свои истинные сути под покровом реальности - так появились подменыши.
Китэйны, или подменыши, являются частью как Грезы, так и Банальности, их тела состоят из смертной плоти, но души создаются из грез. Не сумев противостоять Банальности в своем истинном виде, фэйри, путем долгих проб и ошибок, наконец, научились противостоять ей, помещая свои души в тела детей или младенцев, оказываясь в смертных телах без замены своих душ смертными. Обитая в плоти смертных, подменыши могли избежать уничтожения Банальностью. Тем не менее, для достижения этого, китэйны должны были пожертвовать знанием о своей истинной природе, которое должно было спать до тех пор, пока они не пройдут свой Кризалис.

0

2

Кризалис

Подменышами одновременно рождаются и становятся. Рожденные в телах человеческих младенцев, большинство преображающихся проводят первые периоды своих жизней в качестве обычных детей, иногда даже достигая юношества и зрелости до проявления в них частички Грезы, к которой они принадлежат. Независимо от того, когда и как на свет появляется дух подменыша, эта трансформация начинается с бурного, часто болезненного внутреннего пробуждения, известного как Кризалис.
До начала Кризалиса подменыши парят в полуреальности, воспринимая окружающий их мир так же, как и другие его обитатели, но при этом переживая вспышки чего-то необычного и странного. Они испытывают моментные видения иной реальности без понимания того, что они видят, или слышат странные звуки, не понимая при этом их происхождения.
Дети, которые слишком молоды для того, чтобы понимать, что с ними происходит нечто необычное, просто принимают эти странности, как данное. Подростки и взрослые, которые сильнее связаны с «реальным» миром обычно принимают эти ощущения за галлюцинации, часто стараясь забыть об этих событиях для того, чтобы не обзавестись ярлыками «сумасшедших». Некоторые отвечают на зов «не отсюда» и заканчивают свою жизнь в лечебницах или психиатрических клиниках.
Кризалис, или момент становления, разрушает оболочку Банальности, которая отделяет истинное «я» подменыша от смертного мира. Подобно Большому Взрыву, породившему вселенную, это событие постепенно продвигает потенциального подменыша к его первому, настоящему контакту с Грезой. Подвергающийся воздействию множества образов, звуков, запахов, вкусов и прикосновений, которые противоречат суровой, холодной реальности, которая считалась до этого момента единственно возможной, новый подменыш может решить, что он сходит с ума. Подступающий Кризалис сообщает о своем приближении с помощью тонких (а иногда не таких уж и тонких) изменений в реальности подменыша - они могут принимать форму неожиданных появлений невозможных видений. Немногие подменыши осознают, что происходит с ними на самом деле.
Когда наступает соответствующее время, что обычно происходит в самый неподходящий момент жизни подменыша, предупреждения прекращаются, и начинается Танец Грез. Это кульминация Кризалиса, когда мир подменыша переживает самые тяжелые дни. Глэмор, материя Грезы, спешит окружить собой пробуждающегося подменыша, в результате чего все его чувства переходят на абсолютно иной уровень, ничем не напоминая прежние, жалкие ощущения.
Не все подменыши могут справиться с интенсивностью своего Танца Грез. Некоторые поддаются безумию, так как стены их человеческих обликов начинают рушиться вокруг них. Другие отступают в Банальность, насильно отрицая свои собственные ощущения и отказываясь принимать то, что не является «нормальным» по общепринятым стандартам. Некоторые обращаются против самой Грезы и всего, что с ней связано, присоединяясь к даунтэйнам, разрушителям Грезы.
Как только подменыш завершает Танец Грез и осознает, что он является одним из изгнанных фэйри, перед ним возникает необходимость найти место среди ему подобных. Обычно другие китэйны, знающие о его пробуждении благодаря значительным выбросам глэмора в ходе его Кризалиса, доставляют начинающего в ближайший фригольд. Там он обычно получает учителя, который адаптирует его и выступает в качестве защитника и помощника на протяжении первого года Кризалиса.

Обратно к Оглавлению

0

3

Восприятие и жизнь китэйнов

Трансформация Кризалиса предоставляет подменышу возможность выходить за пределы смертной оболочки и отправляться в безграничные королевства Грезы. Одаренные способностью видеть не только то, что есть, но и то, что может быть, подменыши живут в мире постоянно возникающих возможностей, ограничиваемых только их собственным воображением и фантазией. Эти различия в восприятии представляют собой не просто радужную пленку на поверхности обычной лужи. Искрящийся мир магии фей существует возле и внутри самого мира смертных, будучи его неотъемлемой частью. Именно в этой химерической реальности и живут подменыши.

Банальность

Греза

Остатки фастфуда и разорванные газеты лежат вдоль стен домов, пока их не утащит вдаль холодный ветер, который дует на протяжении всех серых дней. Клерки и секретари, покидающие вечером свои кабинеты, выходят на улицы, закутавшись в серые куртки, спеша к высоким и серым домам. Останавливающиеся возле светофоров машины окутывают пешеходов облаками выхлопных газов. В разбросанном по улицам мусоре копается бродяга, его тонкие, седые волосы облепили череп, так как с неба падает грязный снег. А высоко над городом, находящиеся в безопасных крепостях из металла, главы корпораций считают деньги, и их жадные глаза сверкают в свете электрических ламп. Торговцы оружием смеются, глядя на деньги, которые они сжимают в потных руках, не слишком беспокоясь о тех, кому суждено погибнуть в результате заключенных ими сделок. Готы с бледными лицами, облаченные в черное, ищут, во что можно верить и отчаянно изгибаются в одном ритме с музыкой, которая звучит в пустоте. Скользящие в тенях вампиры сардонически улыбаются, когда видят эти запутавшиеся, темные души, которые сами ожидают начала пира. Избитые, брошенные дети кричат при виде своих кошмаров, и пытаются поглубже забиться в горы картонных коробок, чтобы никто не слышал их криков. Город, в котором только что началась зима, Мир Тьмы. Мир, очень похожий на наш, и только чуть более темный, и чуть более ужасный.

Яркие листовки и шары танцуют в воздухе, и быстрый ветер уносит их вдаль, разбрасывая по всем окрестным улицам. Бледные и темные куклы маршируют в ритме неслышной музыки, входя в дома с множеством окон. Яркие, металлические жуки маневрируют на улицах, исполняя загадочные ритуалы, и издавая веселое сопение. Старый сатир стоит на углу, и, смеясь, разглядывает падающие снежинки, которые осторожно опускаются на землю. Грезы принимают облик, основанный на человеческих надеждах и страхах. Драконы с жадными глазами несутся на кусачем, зимнем ветру, высматривая блестящие монетки, разбросанные в лежащей под ними тьме. Художник, вдохновленный падающим снегом, начинает рисовать картину, на которой покрытые снегом башни возвышаются на земле фантастической красоты. Прижавшийся от страха к стене ребенок призывает в свой мир воображаемый, жалящий ужас, который охотится за ним, всегда оставаясь где-то на границе зрения. Другие дети радостно играют в снегу, скатываясь вниз с пологих холмов, и от их радостных криков, звенит целый парк. В город Подменышей пришла зима. Тем не менее, в отличие от Мира Тьмы, это место является чуть более ярким, чуть более цветастым, хотя и не менее ужасающим.


Подменыши воспринимают мир, как магическое, загадочное место, заполненное поразительными и прекрасными вещами. Деревья – это не просто разнообразные комбинации древесины и листьев, а сверкающие зеленые колонны, наполненные золотым соком, поддерживающим в них жизнь. Более того, если подменыш использует свое магическое зрение для того, чтобы заглянуть поглубже в саму сущность дерева в поисках его магической природы, то он может обнаружить, что оно является дремлющим порождением грез, руки которого подняты к небу, а ноги утопают в теплой земле. Столовые ножи могут оказаться серебряными кинжалами, а старое, усталое животное – гарцующим скакуном фей, тогда как старый дождевик превращается в изящные доспехи.
Подменыши могут жить в своем собственном химерическом мире, но при этом они осознают, что они живут в более ограниченной реальности. В противном случае, они просто не смогли бы вести машину, не сходя с дороги. Китэйны реагируют на раздражители, которых не видит большая часть обычных людей, но это не означает того, что они не знают о реальном мире, его обитателях или опасностях. Они не будут разъезжать на своих магических лошадях по взлетной полосе, на которую периодически садятся самолеты, и, скорее всего, обратят внимание на грабителя, который будет угрожать им.
Тем не менее, это не значит, что они обладают чем-то вроде двойного зрения, которое позволяет им одновременно видеть как магические, так и обычные предметы. Скорее, магический аспект становится главенствующим и подавляет обыденную реальность предметов и людей, с которыми общаются подменыши, но при этом не исключает её полностью. Эту ситуацию можно представить, как если бы тела подменышей помнили окружающий их обычный мир, тогда как их разумы смотрели прямо через обыденность на внутреннюю сущность вещей. Машина все еще остается средством передвижения, даже если для подменыша это что-то оранжевого цвета с рогами, растущими прямо из капота.
В обычном мире существуют плотные объекты, с которыми следует считаться. Это часто создает проблемы для тех подменышей, магические тела которых превышают размерами их смертные оболочки. Особенно хорошо это видно на примере таких китов, как тролли, химерические тела которых могут занимать гораздо больше места, чем их материальные «я». В таких случаях, подменыш всегда будет ориентироваться по своему облику фэйри и будет стараться уравновесить свои габариты; в противном случае он фактически признает свое неверие в существование химеры. Таким образом, двухметрой тролль может забраться на заднее сидение «жука» Фольсвагена, но в этом случае он отречется от своего магического «я», поддавшись обыденной реальности. Подобные действия могут быть опасными для любого подменыша, так как подчинение обыденности вызывает непременное воздействие Банальности.
Учитывая то, что Банальность представляет постоянную опасность для их психических сущностей, подменыши испытывают огромную нужду в местах, в которые они могут отступить. Им необходимы места, связанные с Грезой, места, которые позволили бы им быть теми, кем они есть на самом деле, сбросив маски смертных. К таким местам относятся фригольды и долины.

Обратно к Оглавлению

0

4

Облик китэйнов

Большая часть подменышей живет в мире плоти, каждый день контактируя с обществом смертных и растущим неверием в магическую реальность. Для того чтобы выжить в мире, отказывающемся верить в существование троллей, богганов, красных шапок и нокеров, подменыши принимают облик смертных – используя смертные обличья для того, чтобы скрывать свои истинные сущности от воздействия реальности. Тем не менее, даже под маской смертного прослеживаются определенные черты истинного облика феи.  Тролль может выглядеть, как необычно высокий или мускулистый человек, тогда как у пака-оленя могут быть большие глаза и изящные ноги. Хотя подменыши всегда видят облик фей других китэйнов, большая часть людей видит только внешнее обличье, так никогда и не догадываясь о том, что длинноволосый музыкант с густыми бровями в действительности является сатиром, душа которого несет в этот мир музыку уже много сотен лет. 
С ходом времени смертное обличье подменыша изменяется так же, как и тело любого другого человека. Дети растут и становятся подростками, затем взрослыми, и, в конце концов, стареют и умирают. Воздействие фригольда замедляет старение не только истинной сущности феи, но и её смертного обличья, в результате чего у детей и юношей часто возникают проблемы в обществе смертных, когда кажется, будто годы проходят мимо них, и они никак не взрослеют (или делают это вдвое медленнее, чем их друзья и товарищи по играм). Это часто приводит к тому, что дети и юноши бросают свои смертные семьи и становятся «пропавшими детьми», которые бегут из мира смертных, проводя все свое время во фригольдах, где они, в конце концов, впадают в Бедлам, если о них не позаботится кто-то из подменышей или же они не найдут себе убежище в мире людей.
Для предотвращения подобной судьбы подменыши практикуют воспитание молодых фэйри в домах самих подменышей, хотя в результате этого могут возникнуть проблемы с человеческими властями.
У взрослых часто возникают схожие проблемы с товарищами по работе, друзьями и соседями, которые осознают, что с подменышами происходит что-то «странное», особенно если они замедляют свое старение с помощью фригольда.
В пределах фригольда, трода или любого другого места, наполненного глэмором, облик феи подменыша полностью затмевает его смертную оболочку, но даже за пределами подобных мест душа фэйри постоянно взывает к другим подменышам, которые с легкостью различают её под маской смертного.  Если подменыш не переполнен Банальностью и не отверг эту часть себя, то другие китэйны всегда могут увидеть, кем он является на самом деле – озорным паком или могучим воином-троллем.

Обратно к Оглавлению

0

5

Взросление, старение, умирание

Когда китэйны только открыли процесс «реинкарнации», их смертные тела старели и умирали, а души фей переходили в другие смертные тела, и этот цикл перерождения продолжается и по сей день. Их смертные жизни были мимолетными, но их истинные сущности оставались вечно живыми, ожидая и надеясь на знамение, мечтая восстановить свою связь с Аркадией и Грезой.
Многие подменыши боятся Растворения гораздо больше, чем обычной смерти, так как они знают, что после смерти они будут жить снова. Их истинные сущности могут быть уничтожены только чистой Банальностью, подобной холодному железу. Больше всего на свете подменыши боятся того, что их бессмертные фейские сущности будут уничтожены и навсегда потеряны для мира. Потеря любого подменыша - трагедия для всех китэйнов, и признаком усиливающейся власти Банальности над миром.
Единственным способом предотвращения старения для подменыша является жизнь во фригольде. Но слишком длительное пребывание там может довести до Бедлама, и потому большая часть китэйнов проводит во фригольде и в обычном мире равное количество времени. В большинстве своем, подменыши, обладающие регулярным доступом во фригольды, живут дольше, обычных людей, а самые старые подменыши играют в сложную игру с Бедламом, Банальностью и временем, которое неумолимо летит вперед.
Однако, в течение жизни подменыши сталкиваются не только с естественной смертью, но иногда и с насильственной. В силу того, что они имеют два облика сразу, результаты чужих действий могут варьироваться. Физические ранения наносят вред только физический вред смертному телу, облик феи остается нетронутым. В случае внезапной смерти тела, сущность феи возвращается в Грезу ожидать нового перерождения. Другое дело химерические оружие, созданное из частички Грезы. При ранее таким оружием страдает именно фея, человеческое же тело может получить несколько царапин, а то и вовсе никак не отреагировать на это. Серьезное ранение или убийство химерическим оружием заставит истинную сущность китэйна «выпасть» из своей реальности, от чего человек на время забудет, что он не только человек и снова заживет обычной жизнь, как и до своего Кризалиса. Со временем же он снова «вспомнит» о своей сущности, что может напоминать новый Кризалис. Величина срока «забытья» - несколько дней или лет – зависит от серьезности травмы и обстоятельств смерти. Исключение составляет лишь убийство холодным железом – при этом суть феи погибает навсегда.

Обратно к Оглавлению

0

6

Глэмор

Будучи полной противоположностью Банальности, глэмор – или глэм - наполняет окружающий его мир жизнью, заливая лучами света все, с чем он соприкасается, превращая самые обыденные предметы в вещи невообразимой красоты или ужасающего кошмара. Если материя формирует строительные блоки мира смертных, то глэмор выступает в качестве основополагающего элемента реальности фей. Он наделяет силами Грезу, дает жизнь химерическим существам, и дарует физической материи магическую энергию. Так же известный, как «магия фэйри», глэмор дает подменышам возможности создавать величественные замки из разрушенных зданий, сплетать великие иллюзии, которые будут реальны для тех, кто соприкасается с Грезой, и зачаровывать смертных для того, чтобы исполнять их приказы или видеть мир таким, каким видят его феи.
Подменышам необходим глэмор, чтобы поддерживать свои обличья фей и использовать  колдовство или заклинания. Без этого драгоценного элемента подменыши вскоре забыли бы все свои связи с Грезой и растворились бы в своих серых жизнях и смертных телах.
В Мире Тьмы глэмор является исключительно редким и невообразимо ценным ресурсом. Банальность нанесла по нему ужасный удар, и большая часть жизни подменышей проходит в поиске новых и защите старых его источников. Большая часть подменышей верит, что если им удастся увеличить количество глэмора в мире, то они смогут уменьшить воздействие Банальности и, в конце концов, вернуть мир к его изначальному, магическому состоянию.
Подобно большинству источников энергии или силы, глэмор невозможно заметить с помощью обычных органов чувств. Утратив веру, смертные потеряли способность видеть его и то, что из него создано.
Самые существенные источники глэмора находятся во фригольдах, однако черпать его подменыши могут не только там. Любая творческая активность, присущая людям, вызывает выработку глэма, которой охотно «питаются» феи. Поэтому многие из них, так или иначе, имеют отношения к местам, где часто бывают люди, выпускающие на волю свои фантазии. Однако это относится не только к позитивному, но и к негативному мышлению – ночные кошмары детей или эмоциональная реакция человека на серьезное происшествие дают тот же эффект, хотя некоторые китэйны и побрезгуют таким источником глэмора.

Обратно к Оглавлению

0

7

Растворение и Бедлам

Банальность - это неприкрытое неверие, неверие в то, что люди не могут увидеть или услышать, неверием в магию, монстров и фей. Неверие в сверхъестественное. Оно отделяет разум от всего, что может противоречить заложенным ранее представлениям об окружающем мире. Призванная оградить смертных от ужасов Мира Тьмы, Банальность уничтожает красоту и фантазию, притупляя при этом страх.
Подобно тому, как верования и мечты человечества создали Грезу, его неверие разрушает магию, отрывая Грезу от обычного мира. Эта же смертоносная сила продолжает отравлять подменышей. Она может уничтожить осознание подменышем его магической души и навредить предметам и существам, состоящим из глэмора, иногда полностью уничтожая их. Неживые химеры страдает от этого в гораздо меньшей степени, чем живые или сами китэйны.
Банальность так сильно давит на подменыша, что она полностью отделяет его от истинной сущности, лишая его воспоминаний о его прежней жизни и связях с Грезой. В этом случае подменыш постепенно забывает обо всем, что выходит за пределы обычной человеческой жизни. Его облик феи становится таким незаметным, что другим подменышам оказывается очень сложно узнать в нем китэйна. Эта катастрофа называется Растворение, так как она растворяет материю Грезу, которая окружает подменыша, пока на его месте не остается одна только смертная плоть и пустая душа.
Использование смертного обличья так же скрывает подменыша от активных агентов Банальности, которые выискивают фей для того, чтобы уничтожить или навсегда отделить их от Грезы. Длительные контакты с Банальностью отражаются на психике подменыша независимо от степени защиты, которую предоставляет ему тело смертного, и потому большая часть китэйнов всеми силами пытается вырваться из окружения серой реальности.
Как вредно для китэйнов чрезмерное воздействие Банальности, так же опасен для них и переизбыток глэмора. Глэмор обладает силой с течением времени изменять восприятие мира тех, кто подвластен ему. Именно из-за этого безумие в той или иной степени угрожает всем подменышам.
Сперва китэйн перестает осознавать разницу между реальными и химерическими предметами, а иногда - и видеть те, что и вовсе не существуют. Его преследуют цветовые и слуховые иллюзии. Позже он начинает все больше и больше терять связь с реальностью, и именно тогда его состояние становится заметно окружающим. В конце концов, китэйн становится совершенно невосприимчивым к окружающему его миру и живет, согласно порожденными собственной головой законам: он может напасть на все, что его окружает, погружается глубоко в себя либо же начинает совершать поступки столь бесчеловечные, что им поразится даже самое бессердечное существо. Только самые отважные (или глупые) китэйны продолжают поддерживать связь с подменышами, находящимися под воздействием этой терминальной стадии бедлама - ибо тогда и им тоже угрожает опасность подхватить его.
По иронии судьбы, в первое время бедлам можно излечить Банальностью. Главное - не переборщить. Для этого подменыш оставляет все свои связанные с Грёзой и глэмором занятия, после чего устраивается на какую-нибудь обычную, свойственную людям, работу, где на время забывает свою сущность китэйна.
Куда сложнее дела состоят с более запущенными случаями бедлама. Единственным известным методом исцеления финального порога этой болезни является Чаша Грёз, древнее и могущественное  сокровище фей, которое, если верить легендам, затеряно где-то далеко в Грёзе. Кроме того, ходят слухи, что некоторые драконы также обладают древними знаниями, позволяющими исцелить последнюю стадию бедлама. Воздействие Банальности здесь больше не помогает. А психиатры, которые пытаются исцелить полностью поглощенных бедламом подменышей, оказываются поражены невообразимой сопротивляемостью их пациентов психотропным препаратам и привычным терапевтическим техникам.

Обратно к Оглавлению

0

8

Холодное железо

Есть, пожалуй, только одна вещь, которую китэйны боятся больше, чем смерти, даже больше, чем Растворения в Банальности, - холодное железо.
Холодное железо является для подменышей величайшим воплощением Банальности. Возможно, это связано с тем, что именно расцвет железного века заложил основы Раскола, и потому холодное железо стало банальным проявлением этого события. Одно его присутствие вызывает у подменыша в лучшем случае недомогание, а оружие, сделанное из этого материала, оставляет ужасающие, дымящиеся раны, которые лишают подменышей глэмора и угрожают самому их существованию. Фея, убитая холодным железом, уже никогда не переродится вновь, умерев окончательно и бесповоротно. Холодное железо настолько ужасно для подменышей, что они даже способны ощущать его на расстоянии.
Однако, большая часть тех вещей, которые мы связываем с железом в наши дни, сделана из стали или чугуна. Холодное железо, фактически, представляет собой то, что мы привыкли называть кованым железом, для его изготовления необходима железная руда и большое количество древесного угля. Результатом этого процесса становится черно-серый материал, из которого впоследствии можно выковать (посредством применения тяжелого кузнечного молота) самые различные предметы.
Оружие из холодного железа более тяжелое, непрочное и хрупкое, чем из стали или других сплавов, и гораздо быстрее тупится. Именно потому предметы вооружения, сделанные из холодного железа, обычно отличаются незначительными размерами и представляют собой наконечники стрел, кинжалы, дротики, лезвия топоров, арбалетные болты, шары для моргенштернов и сюрикены.
Изготовление оружия из холодного железа считается незаконным в большинстве королевств, причем то же самое относится и к владению им. Тем не менее, у многих аристократов-ши все равно припрятаны один или два подобных предмета вооружения – исключительно на крайний случай. Смертные кузнецы, способные работать с холодным железом, ценятся очень высоко, хотя, в то же время, найти их не представляет особого труда, учитывая большие залежи железной руды в Алабаме, Юте, Техасе, Калифорнии, Пенсильвании и Нью-Йорке.
Холодное железо является единственной вещью, которая может нанести урон одновременно и смертной, и химерической оболочкам китэйна.

Обратно к Оглавлению

0

9

Благие и неблагие подменыши

Еще до того, как Раскол разделил подменышей на порождения глэмора и Банальности, дети Грезы обладали двойственной природой. Вся жизнь фэйри, как на индивидуальном, так и на общественном уровне, была пронизана нитями благого и неблагого, оживляющего Грезу своими противоборствующими контрастами света и тени, порядка и хаоса, закона и свободы. Постоянно враждующие за превосходство в мире фей, благие и неблагие философии вели бесконечную борьбу за власть. Во времена Междуцарствия между ними установилось шаткое перемирие, но оно готово нарушиться в любой момент, так как воздействие мира смертных ведет их все ближе и ближе к открытому конфликту.
Хотя все подменыши обладают и благой, и неблагой сторонами, только один из этих аспектов определяет характер того или иного подменыша. Благие фэйри не доверяют своим неблагим сородичам, тогда как неблагие насмехаются над своими благими собратьями.
Хотя полная классификация различий между благими и неблагими практически невозможна, можно назвать несколько общих отличий, которые позволяю отличить одних от других. Благие ассоциируются со светом, дневными часами и летними днями; неблагие принадлежат тьме, зимним временам и ночи. Благие обладают репутацией хранителей традиций фей. Они считают себя миротворцами, хранителями куртуазной любви, защитниками слабых и воплощениями идеалов рыцарства. Чаще всего они выглядят традиционно, и, часто консервативно, предпочитая испытанное и проверенное годами, рискованному и необычному.
Большая часть благих стремится воссоединить мир смертных и Грезу и считает время, когда два королевства еще не были разделены, истинным золотым веком. Во многих отношениях, глаза благих китэйнов устремлены в прошлое. Барды и хранители сказаний занимают особое место в благих владениях. Эти хранители легенд и знаний предоставляют своим благим вассалам информацию относительно того, как должен быть устроен мир, и о том, как следует вести себя в тех или иных ситуациях. Многие благие, особенно благородные ши, настолько уходят в прошлое, что начинают подражать в одежде и манерах Средневековью, которое было последним, что они запомнили с момента своего ухода во время Раскола.
Если благие посвящают свои жизни сохранению традиций фей, то неблагие считаются осквернителями этих традиций. Они следуют принципам постоянных изменений и импульсивных действий. Они обладают репутацией фэйри, разжигающих войны и безумие, презирающих тех, кто слабее их, и ставящих свободу и необузданность выше любого рыцарского кодекса. Неблагие считают себя свободными провидцами, которые приносят жизненно важные изменения и преображения с помощью любых методов, которые покажутся им подходящими, включая и насилие.
Большая часть членов неблагих считает, что Греза покинула их и, следовательно, они не обязаны хранить верность ей или их покинутому дому в Аркадии. Неблагие феи используют глэмор в своих собственных целях, стремясь обрести силу и власть, а так же удовлетворить свои политические амбиции. Неблагие чувствуют, что они должны быть хозяевами, а не слугами Грезы. Более того, большая часть неблагих фэйри разделяет веру в то, что феи должны править человечеством, тогда как слабая раса недолговечных смертных существует исключительно для того, чтобы обеспечивать фей глэмором. Потому многие неблагие лорды используют людей, с которыми они связаны, часто окружая себя группами зачарованных и порабощенных людей для того, чтобы открыто питаться их грезами.
Неблагие не обращают внимания на прошлое, предпочитая вглядываться в неопределенное будущее. Они считают косность, устаревшие традиции, удерживание, цензуру и ограничения преступлениями против свободного обмена идеями. Они любят быть чемпионами свободы, предвестниками изменений, защитниками свободомыслия и нарушителями запретов. Многие из них демонстрируют открытое презрение к благородной жизни, жестоко насмехаясь над рыцарским поведением благих.

Обратно к Оглавлению

0

10

Даунтэйны и Люди Осени

Те, кого называют даунтэйнами, были рождены с зачатками Грезы в душе, но, по той или иной причине, не стали полноценными китэйнами. Кому-то не повезло оказаться вдали от своих собратьев в момент Кризалиса, кто-то так и не пережил его, под действием обстоятельств остановившись на полдороги. Происходящее так напугало их или оказалось настолько чуждо давлению Банальности, что они отвергли свою истинную суть и связь с Грезой. Они могу видеть и чувствовать что-то, присущее феям, о лишь слабые отголоски, которые мучают их, но исчезают гораздо раньше, чем могли бы, живи они обычной жизнью подменышей.
Некоторые из даунтэйнов тихо живут своей жизнью, старательно избегая любых свзей с другими подменышами, Грезой и всем, что может подтолкнуть их на неугодный им путь, другие же начинают настоящую охоту на своих сородичей. Зачатки Грезы позволяют им распозновать фей под смертной оболокой, чем они и пользуются, пытаясь сократить количество подменышей по одним им ведомым причинам.
В душах же некоторых людей вообще не осталось фантазии. Эти несчастные существа, известные как Люди Осени, в действительности поглощают глэмор одним своим прикосновением, оставляя после себя только серость и Банальность. Подменыши и разумные химеры очень боятся Людей Осени, так как они являются полной противоположностью всему, что дорого китэйнам. Существа, обладающие очень высокой Банальностью, подобные Людям Осени или даунтэйнам, иногда могут уничтожать химер одним своим присутствием. Перед лицом Банальности химеры становятся слабыми и эфемерными, и, обычно, у них остается очень малая толика глэмора для поддержания своего существования.

Обратно к Оглавлению

0


Вы здесь » Мир Тьмы: Подменыши » Библиотека » Жизнь подменышей