Мир Тьмы: Подменыши

Объявление

   


ПравилаСюжет и квестыО мире
Заявки на персонажей
Мир Тьмы: Подменыши

Добро пожаловать на ролевую по Миру Тьмы: Подменыши!
Рейтинг: 18+
Жанр: городское фэнтези
Место: США
Время: лето 2017 г.

LYL

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мир Тьмы: Подменыши » История » [2.03.2016] It's a trap!


[2.03.2016] It's a trap!

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Дата: 2.03.16
Место: Грёза
Участники: Рихард Коулман, Сэймур Лэйн
Краткое описание: Грёза не безопасна даже для тех, кто давно обращается к ней на "ты". Так и предприимчивый нокер самым неожиданным образом оказывается пойман в одну из ее многочисленных ловушек. Казалось бы, помощи ждать неоткуда - но! Не все так страшно, если рядом есть друг, способный привести подмогу.
Вот только в плане подмоги бедствующему выбирать обычно не приходится...
Предупреждения: Мат. Немножко.

0

2

- Итак, соберись. Шесть монад: Низ - чистая энергия, Верх - материя, Вирд - истинные кварки, которые... нет, ну это, ять, попросту не-воз-можно! Где носит этого сукина сына?! Я же просил "кого-нибудь" - а он там что, армию троллей собирает? Хотя стоп! Зс-снаю. Сразу же полетел в ближайший фригольд, созывать совет с местным приШибенком во главе имени моего спасения!.. Нет, нет, спокойствие, Рихард, дыши. Дыши-и... На чем мы остановились? Ах да, Странность, она же Гилдул...
  Большой завал из старых, поросших мхом и травою камней, располагался у самой обочины Серебряного пути. И если б какому-то недальновидному подменышу вдруг взбрело в голову сойти с оного именно в этом месте, он мог услышать, как из-под древнего тура слышится чье-то безостановочное бормотание. Откровенные ругательства в оном перемежались с цитированием основополагающей теории нокеров о монадах - базовых единицах химерической энергии. И не мудрено, коли этот случайный странник в ужасе решился бы убраться подальше от болтающей груды камней. Мало ли, каких фокусов может подкинуть Грёза!
Однако истина на поверку была куда более тривиальной. Под завалом, в каменном мешке сидел измотанный ожиданием нокер и отчаянно пытался чем-то себя занять в период вынужденного бездействия.
 
  Он уже ходил этим тродом. Не раз и не два, навещая своего наставника в Нью-Йорке, Рихард использовал именно этот Серебряный путь, который - что нынче было явлением нечастым - включал в себя понятие и пути краткого. А за счет такого "ездового коня", как его симуран, путешествие и вовсе превращалось в сущий пустяк. Обычно китэйн оборачивался за пару-тройку часов быстрого лёту. И никаких эксцессов - ни разу.
  Однако именно сегодня матушка Стабильность повернулась к нему спиной. Рихард до сих пор не мог увязать в своей голове, как именно случилось то, что случилось. Вот он летит вдоль пути, вцепившись в волчий загривок - а уже в следующую секунду его сшибает со спины зверя сильным порывом ветра. Упал, ударился спиной обо что-то твердое, что тут же с грохотом обрушилось на него, погребая под собой. Сейчас, спустя некоторое время китэйн начинал думать, что все это не было случайностью. Не ловушкой Грёзы, "отведшей" глаза путников от единственно верной дороги, но происком какой-то химеры, волею случая залетевшей из Дальних краев. И, если так, лишь вопрос времени, когда та отыщет его в недрах каменной темницы.
  "А, может, темница эта и есть - та химера. И я прямо сейчас греюсь в ее желудке".
  За последние полчаса мысли такого рода посещали его все чаще и чаще. Впрочем, он упрямо продолжал гнать их прочь.
  Едва оказавшись в ловушке, Рихард сумел не потерять головы и вовремя отдал Кварку распоряжение убираться вон - за подмогой. К сожалению, именно освободить нокера химера не мог: стихия земли была полностью противоположна его собственной.
  Симуран сказал, что постарается вернуться как можно быстрее, но вот - извольте! - отсутствует уже несколько часов...
  Нокер вздохнул. Попытался устроиться поудобнее - и тут же скривился, когда в лопатки ему кольнуло острым выступом камня. А затем вздохнул еще раз, и принялся во всех деталях вспоминать подробности их с наставником недавней беседы.
  Что за ирония! Существу, чей кит веками жил под землей, вдруг оказаться в ней же заточенным...
***
  Не час, не два. Больше. Обычно Кварк хорошо чувствовал время, но сейчас он был слишком взволнован, чтобы проявлять к нему обычный вежливый интерес. Сейчас химера разрезал минуты и секунды, безо всякой жалости к ним пролетая сквозь толщу глэмора, презирая законы, которые могли бы ему навязать. Ища - и не находя - столь необходимую помощь.
  А, когда крылья его уже отяжелели, и каждое перо, казалось, обрело свой собственный вес, он сумел уловить чей-то неясный запах. Далекий, но... по-своему очень приятный. Это не мог быть смердящий кровью и ужасом жертв красная шапка или пахнущий разложением слуаг. Но кто именно это был, понять с такого расстояния было невозможно.
  "Впрочем, не в том я положении, чтобы выбирать", - с новыми силами мчась по найденному следу, думал химера.
  Что дитя земли и травы, гилли ду, будет тем, кого он повстречает, Кварк знал уже заранее - еще до того, как приземлиться в нескольких лапах от фейри. Бока симурана часто вздымались и опадали, но сам он выглядел не столько уставшим, сколько сверх меры взволнованным.
  Медленной, но решительной поступью Кварк приблизился к гилли ду:
    - Мне нужна твоя помощь. Один мой друг оказался в беде, и просил позвать на выручку кого-нибудь из ваших. Ты пойдешь со мной, дитя Весны?
  Допотопное именование весенних гилли ду он произнес с явственными нотками уважения.

0

3

Честно говоря, Сэймур давно хотел посетить Грёзу и окунуться в ее сказочный мир, восполнить запасы глэмора и душевного спокойствия, но, вот беда — каждый раз, как желание возникало, появлялись неотложные дела. Весна принесла с собой много хлопот. Растения, кустарники и травы в мире Банальности начинали потихоньку просыпаться, и гилли ду, суетясь, метался от одного к другому как заботливая матушка, стараясь успеть везде и сразу, уделить свое внимание всем и каждому. Все ли например в порядке с корневищем саговника улиткообразного, что стоит в секции дендрария? Не нужно ли обрезать ветки кустарникам в северной оранжерее? А может, нужно удобрить цветы? И посмотреть, как там обстоят дела с семенами в одноименном павильоне...
Так он и мотался уже не первую неделю, постоянно сверяясь с записями в своем ежедневнике и засыпая порой прямо в кресле в своем кабинете, уронив голову на стол. Поутру гилли ду обнаруживал на себе кем-то заботливо накинутый плед, но кактус по имени Фред решительно отказывался сообщать имя доброго самаритянина.
Но случившееся первого марта поставило на мирских делах жирный крест. Потребность посещения Грёзы резко перешла из разряда приятной расслабляющей прогулки в жизненно-важную необходимость. Сэймур хоть и восстановил свой глэмор, частично потерянный за время, пока он держал в руках лом из холодного железа, но все-таки умирать из-за глупости, совершенной человеческой оболочкой, на которую гилли ду поддался и сам, не очень хотелось.
Визит в Грёзу был запланирован на раннее утро следующего дня. Сэймур ничуть не обманывал человека, у которого отпрашивался на сегодня, говоря, что чувствует себя неважно. Это соответствовало истине. В дни, предшествовавшие странной встрече с паком на полянке леса Шайенна, самочувствие гилли ду действительно было в порядке. Не считая конечно повышенной нервозности и страха повторить судьбу Наставника, поднимающего голову все чаще.
Оказавшись в Грёзё, первое, что гилли ду сделал, это глубокий вдох. По ощущениям, легкие будто стали больше в объеме, дышать стало легче. К аромату леса, по которому ступал гилли ду, примешивались землистые нотки. Сэймур крайне редко принимал свой истинный облик, и пожалуй сегодня впервые пожалел об этом. Ощущать себя гилли ду было очень приятно как изнутри, так и снаружи: в душе постепенно утихали страх и волнение, беспокойство и суетливость оставили разум, на их место пришли умиротворение и какая-то детская радость от осознания того, что все вокруг принадлежит тебе.
Гилли ду не был жадным, он понимал, что Грёза — для многих, а не только для него одного или только для его китейна, но он все равно ощущал себя причастным к пути, по которому ступали его зеленые пухловатые ступни, к листьям деревьев и травам, которых касались его пальцы, когда он нагибался чтобы их погладить.
Короткий отрезок пути гилли ду пытался шагать, держа себя в руках, но очень скоро эйфория от ощущений, переполнявших его и магии, кружившей около, захотелось бежать, подпрыгивая. Сэймур смеялся. Впервые за долгое время можно было позволить себе быть самим собой и это ощущение просто пьянило.
Сэймур остановился, улыбнулся и превратил глэмор в крохотный саженец лилии. Улыбка стала только шире. Интересно, а что он еще может?
Заметив химеру, гилли ду удивленно охнул и инстинктивно сделал шаг назад. Симуран сперва показался ему хищной птицей, но вблизи он оказался очень даже симпатичным существом. В глазах гилли ду зажегся огонь неподдельного интереса — нечасто он видел химер — и китэйн с радостным гиканьем понесся гладить симурана, только рядом с ним замедлив бег.
— Приветствую тебя! — Вовремя вспомнив о правилах приличия, гилли ду остановился перед химерой и поклонился ей. Выпрямившись, он расцвел доброжелательной улыбкой, протянул ладонь и провел кончиками пухлых пальцев по крыльям. Восхитительно тонкая работа. — Я с радостью помогу твоему другу если ему нужна помощь! Веди меня, прелестное создание, я последую за тобой! Нас ждет великое дело! Гип-гип!
Гилли ду был настолько в восторге от неожиданного приключения — он воспринимал именно так потребность в оказании кому-то помощи, тем более рядом была чудная химера! — что не  помнил точно, как он проделал путь до места, где томился в ловушке друг симурана. На своих двоих или верхом? Он точно помнил ветер, который щекотал пятки... гм.
— М-да-а-а-а,  друг мой, твой друг будто уже триста лет здесь томится! — Гилли ду надул пухлые губки, пребывая в задумчивости. На палец он накрутил цветочную лозу, обычную деталь внешности для своего китейна весной. Что же делать? Как спасать друга симурана?
Гилли ду решительно постучал по камням, потом сложил ладони в рупор и крикнул:
— Эй, есть там кто? Я гилли ду, я пришел!

0

4

К тому моменту, как снаружи раздался заветный шорох крыльев, нокер уже не знал, куда девать себя от мучительного ожидания и все нарастающего беспокойства за собственную судьбу. И судьбу Кварка, если уж на то пошло - в поисках помощи симуран мог столкнуться с враждебной химерой или шапкой, вышедшей в Грёзу на охоту или... Да что угодно могло пойти не так. В попытке хоть мало-мальски успокоить себя, нокер успел изобрести с десяток поз, которые включали в себя исключительно сидячее положение, напеть несколько песен и раз даже задуматься о смысле бытия. Последнее, правда, переросло в странные расчеты, навеянные духотой, темнотой и состоянием полубреда, в котором он пребывал.
  Поэтому нельзя не отметить, что появление симурана стало для него в буквальном смысле глотком свежего воздуха.
  Он подался вперед, на ощупь определяя положение камней, чтобы ненароком не стукнуться о них головою, и уже собрался окликнуть химеру, когда неожиданно окликнули его самого.
  Первое, что он определил, услышав чужой, отраженный эхом, голос - тот был молод. Можно даже сказать, непозволительно молод, и уж навряд ли принадлежал большому и сильному троллю, которого - зачем кривить душой? - нокер все же надеялся увидеть в качестве источника помощи. Но не успел он возмутиться неразборчивостью Кварка, когда все тот же голос сообщил ему название своего кита.
  И, наверное, будь у Рихарда возможность сейчас взглянуть на себя в зеркало, он неприятно удивился бы тому, сколь широкая улыбка осенила его лицо.
   "Гилли ду! Надо же! Такая редкость, именно здесь и именно сейчас. А их возможности аккурат совпадают с теми, что как раз-таки могут мне пригодиться!.."
  Корни сильных деревьев уходят глубоко под землю и крошат камни, что встают у них на пути. И хотя в реальном мире этот процесс занимает десятки, если не сотни лет, здесь - вокруг него и везде - была только Грёза. А в Грёзе китэйн становится способен на многое.
  Еще не до конца веря своей удаче, Рихард буквально уперся лбом в прохладный шершавый камень и гаркнул кнаружи, в ответ:
   - Я здесь! Слушай, парень, я буду тебе крайне обя... признателен, если ты вытащишь меня из этой камнеблядской ловушки. Сейчас же весна, ты должен быть вполне в силе! Попробуй раскрошить хотя бы один валун в этой куче... только сперва предупреди, с какой стороны! Сдюжишь?
  Говорят иногда, что у стен есть свои уши. В таком случае Грёза была одним большим и всеслышащим ухом. Не только клятвы, но и любые обязательства воспринимались ей с куда большею чуткостью, нежели то было в реальности - и сейчас нокер откровенно боялся пообещать незнакомцу что-либо, прежде как следует не разобравшись.
  Пока будет такая возможность, он до последнего постарается избежать больших жертв со своей стороны.

0

5

Гилли ду предстояло решить прелюбопытнейшую и вместе с тем непростую загадку: как освободить китэйна из-под груды тяжеленных камней и при этом сделать так, чтобы тот по возможности не пострадал? Количество витков лозы на пальце росло, но по счастью думать долго не пришлось. Ответ был прост, буквально лежал на поверхности: с помощью своих способностей, конечно! Ведь гилли ду — не простой народец даже среди китейнов, они сами — как живая природа, они связаны с каждой веточкой, с каждым кустиком и травинкой, не говоря уже о земле, что питает  их корни. Поэтому, теоретически не составляло труда освободить из ловушки друга симурана. Теоретически.
Вдруг Сэймур почувствовал, как в груди формируется горячий плотный шарик. Маленький, по размеру не больше яйца. Этот шарик грел гилли ду изнутри, придавал взгляду открытость, а голосу — звонкость, и чувствовать его вообще было невероятно приятно.
Кажется, то, что он ощущал сейчас называется "жгучее любопытство".
Сэймур понимал, что он должен сейчас сделать. Ничего особенно сложного, нужно всего лишь осторожно разворошить камни, создав проход, через который друг симурана сможет выбраться наружу. Да, он должен был это сделать, и он пообещал себе, что непременно исполнит обещанное, но...
Но ведь чертовски интересно, как же друг симурана туда попал! Камни лежали так плотно друг к другу, что оставалось лишь диву даваться, как туда смог провалиться китэйн. Все фэйри, о которых гилли ду было известно, чем-то отличались, и, как правило, это были физические параметры. Рост, вес и все в таком духе. Представив, как сквозь крохотную щель между камней мог провалиться, например, тролль, Сэймур хрюкнул в кулак, а потом не выдержал и расхохотался. Большой внушительных размеров китэйн — и смог пролезть в крохотную дырочку! Ха-ха же!
Но плененный кажется троллем не был. Сэймур, отхохотав, склонил голову на бок и внимательно выслушал указания. М-да, точно не тролль. Тот всенепременно бы выбрался сам, к тому же они редко водят дружбу с разумными химерами — или Сэймур просто таких не встречал. Тогда кто? Следом за одним вопросом тут же пришел и другой — а так ли это вообще важно? Вот вытащит несчастного китэйна из ловушки и решит!
Гилли ду подпрыгнул на месте и захлопал в ладоши, предвкушая, как он ловко разрешит все трудности. Совсем как ребенок. Ему нравилось быть таким. Внутри китэйна кипела энергия, его окружал глэмор, к тому же весенняя магия была как нельзя кстати. Она была достаточно сильной, чтобы при умелом обращении исполнить просьбу пленника каменной ловушки в лучшем виде. Но гилли ду заприметил словечко, значения которого он не знал, а все, чего он не знал, ужасно хотелось разузнать. И как можно скорее!
— Я помогу, да-да-да! Я здесь за этим! У тебя очень хороший друг, добрый и резвый, как весенний ветерок в листьях ивы! Я сейчас что-нибудь сделаю с этими камнями, но пока я с ними что-то делаю, не могли бы вы объяснить мне, что такое "камнеблядская"? Это как-то связано с... вот с этим?
Сэймур постучал по камням. На костяшках зеленоватых пальцев остались кусочки мха. Сэймур им улыбнулся. В них была жизнь. Ему предстояло выбрать, с какой стороны крошить валун. Пухлые губы гилли ду стали тонкой линией, меж бровей залегла глубокая складка. Какой же выбрать? Все валуны были такими красивыми. Выбрать кого-то одного наверняка означало предать всех остальных... Сэймур решил обосновать свой выбор игрой в "эники-беники". Всегда работало у Сэймура, так почему бы этой простой считалочке не прийти на помощь здесь, в мире грезы?
Гилли ду вытянул вперед руку и начал считать, прищурив один глаз и тыкая указательным пальцем в случайные валуны.
— Эники-беники, ели вареники, эники-беники, стоп!
Палец остановился на самом левом от гилли ду валуне. Выбор ему понравился. Сэймур наклонился, снова сложил ладошки рупором и крикнул:
Вот! Мистер, э-э-э, ладно, вы друг, просто друг... так вот, мистер! Я раскрошу валун слева от вас, так что бер-р-р-р-регитесь!
И тут же приступил к работе. Гилли ду встал перед горой валунов, сделал глубокий вдох и закрыл глаза. Затем вытянул вперед руки и медленно подошел к ловушке. Магия текла сквозь его пальцы словно шелк, дыхание было ровным, а движения четкими и уверенными. Прежде всего, нужно было укрепить остальные валуны, чтобы они не обрушились на голову пленника. Для этого гилли ду использовал мощные корневища близстоящих деревьев. Те откликнулись на магию гилли ду охотно и отнеслись к ситуации с пониманием.
Теперь настала очередь валуна. Сэймур положил на него ладони и снова призвал корневища. Концентрация магии вокруг гилли ду и ловушки усилилась, на лбу китэйна даже выступили капельки пота, вот насколько он старался. Наконец, камень поддался. Гилли ду открыл глаза. У него получилось?

0

6

Рихард ожидал чего угодно в ответ на свои слова: сиюминутного освобождения, предложения сделки, даже того, что гилли ду плюнет и решит пойти дальше своей дорогой. По правде сказать, он крайне мало знал об этом ките - и уж тем паче не имел близких отношений с его представителями. Была ли тому причиной исключительность гилли ду или то, что, полноценно живущий городом, нокер попросту не имел шанса столкнуться с представителями этой земледельческой ниши - загадка. Но последним, что он ожидал услышать, был... смех.
  Искренний и заливистый смех, которым смеются обычно беззаботные дети, и который не только показался Рихарду совершенно неуместным в этот момент. Он ошеломил его, сбил с толку и на мгновение даже заставил подумать, что его собеседник сошел с ума. Лишь на третью секунду бессильного недоумения он припомнил, что когда-то давным-давно рассказывал ему об этом ките наставник-слуаг: "Гилли ду живут настроением сезона, и от них тяжело ожидать последовательности действий. Разумеется, в разное время года они ведут себя по-разному, но это не отменяет единственного факта - то, что одним может показаться дикостью и безрассудством, для гилли ду является чем-то совершенно обыденным".
  Эти слова - не дословно, но лишь общая их суть - коснулись сознания нокера, и он воздержался от того, чтобы окрикнуть юношу в ответ на его смех. И без того легко поддающийся раздражению, в стрессовых ситуациях он и вовсе переставал держать себя в рамках. Посему подобное проявление выдержки можно было с уверенностью назвать его маленькой победой.
  Однако долго воздерживаться нокеру не пришлось. Последовавшие за хохотом слова гилли ду заставили его брови буквально взлететь на лоб. Почему-то, пускай он видел перед собой лишь тьму, ему отчетливо представилось, с каким выражением лица парень задается этим вопросом. Что, черт возьми, за идиотские шутки?!
  - Камнеблядская - это та в жопу сраная хрень, под которой я кукую уже битый, нахрен, час. Парень! Тебе что, вправду нечем заняться?
  Будучи конкретно раздражен все более и более проявляющей себя придурковатостью гилли ду, но при этом не в силах огреть того потоком брани, нокер разрывался между необходимостью воздержания и собственной сутью. И пока его "спаситель" скакал вокруг ловушки, отстукивая по камням и что-то радостно щебеча под нос, Рихард изо всех сил сдерживался, чтобы, от души наорав, его не заткнуть. К несчастью, он находился не в том положении, чтобы себе это позволить.
  К тому же, злость помогала скрыть и куда более пугающее чувство - страх. Ибо, если гилли ду управляет своими силами так же, как творит чушь, то одному нокеру перерождение светит быстрее, чем он мог когда-либо предположить. "Медвежья услуга" - так, кажется, это называется.
  Однако позвать Кварка и сказать ему, чтобы тот оттащил эдакую "помощь" подальше, китэйн не успел. Сперва подвел осипший от пыли и переизбытка эмоций голос - а потом гилли ду вновь обратился к нему, крикнув так, что от возникшего на этот раз эха у нокера зазвенело в ушах.
   - Постой! Какое лево?! - вжавшись лопатками в камень подальше от источника голоса, сипло окликнул он.
  Однако гилли ду уже его не слушал. И Рихард решил сделать единственное, что было сейчас в его власти - прижал колени к груди, а голову обхватил обеими руками, защищаясь от возможного камнепада. Стараясь не думать, что в случае чего, его это не спасет.
  Несколько томительных минут ожидания, наполненного таинственными шорохами и скрипами, определенно добавили нокеру пару-другую седых волос. И лишь когда яркий сноп света упал на него и на землю у его ног, он с величайшей осторожностью поднял взгляд вверх.
   - Великий Бес-Дин, - едва слышно прохрипел он, жмурясь, щурясь на яркий свет, но при этом не переставая двигаться ему навстречу.
  Сперва из ловушки показалась рука, затем голова, и, наконец, сам нокер, кряхтя и постанывая от боли в затекших конечностях, оказался на свободе. О, каким наслаждением было встать в полный рост! Прогнуться до хруста в позвонках, не переставая при этом с полнейшей отдачей материть и небо, и солнце и верховный орган нокерской власти. С совершеннейшим облегчением в голосе.
  Лишь придя в себя спустя пару минут, Рихард, наконец, обратил внимание на своего спасителя.
   - Хорошая работа, - похвалил он его, меж делом изучающе разглядывая цветы и древесные лозы вместо волос и ярко-зеленую кожу. После чего от души, лающе рассмеялся. - А то, признаться, я уже начал думать, что твой голос будет последним, что, ять, я услышу в этой гребаной жизни.
  Повернувшись лицом к месту своего недавнего заточения, нокер смачно на него сплюнул.
   - Похоже, я угодил под обвал с горы-пилигрима. Честно говоря, мне всегда казалось, что они водятся лишь в Дальней Грезе - но вот, поди ж ты! Кстати об этом, не след нам здесь оставаться. Кварк, мы не могли до конца сойти с Серебряного пути. Иначе бы ты не привел подмогу. Значит, сумеешь и отвести нас обратно?
  Симуран кивнул, и нокер в который раз за этот день испытал колоссальное облегчение. Заплутай они вне пути - и кто знает, сколько пришлось бы блуждать здесь в поисках выхода. Отряхнув пыль с лацканов и рукавов расцвеченного пиджака, он произнес:
   - Тогда пошли. А ты - тебя мы отвезем туда, откуда забрали.
  Рихард не спрашивал. Он утверждал. Кажется, за пережитое он с лихвой откупился собственным страхом, и платить простоватому гилли ду ответной услугой ему все-таки не придется. А вернуть парня на прежнее место было тем, что он должен был сделать, дабы раз и навсегда закрыть эту не самую приятную страницу своей истории.
  Оседлав симурана, он приглашающе хлопнул по шкуре впереди себя.

0

7

У него получилось! У него, черт возьми получилось! Он смог!
Счастливый гилли ду подпрыгнул на месте раз, потом еще, чуть повыше, а в третий раз под ним чуть не провалился грунт, поэтому пришлось на время умерить свою эмоциональность. Сэймур топтался на месте, сцепив руки за спиной и шаркая по земле пухлой ножкой, старался вести себя потише, но это спокойствие было скорее наносным, чем всамделишным. Внутри гилли ду ликовал. И как ликовал! Это состояние нельзя было описать одним словом. Даже словосочетание, какое не возьми, казалось бледной тенью той гаммы эмоций, что испытывал сейчас кит. Гилли ду решил, что в обязательном порядке поделится со спасенным другом симурана своей радостью.
С ума бы не сойти, он только что совершил подвиг! Воистину, жизнь сразу окрашивается в более яркие цвета, когда приходит понимание, что ты только что спас другого кита.
— О-о-о-о-о! Как интересно! Спасибо! — Гилли ду вновь расцвел улыбкой и заливисто рассмеялся. День становился все лучше и лучше. Сначала он спасает кита, а потом тот рассказывает что-то очень интересное и забавное. Сэймур громко и по слогам повторил заученное слово: — Ка-мне-бля-дская! Ка-мне-бля-дская! Ка-мне-бля-дская! О, кажется, я запомнил. Спасибо еще раз!
Конечно, помимо этого слова Сэймур услышал еще несколько новых. Подобный способ складывать буквы был ему неизвестен. Наверняка, ему повезло встретить на своем пути барда эшу! Эти киты обожали рассказывать истории и выдумывать былины. Хлебом их не корми, дай только придумать новое слово. Но по мере того как магия гилли ду работала, приводя в движение мощные корневища деревьев и охраняя незадачливого кита от камнепада, становилось понятно, что это не совсем тот, кто ожидался.
Не эшу. А кто-то гораздо, гораздо интереснее.
— Нокер! Ух ты, нокер! — Гилли ду захлопал в ладоши. Он выглядел так, будто сейчас из ямы вылезет не просто кит, славившийся талантливыми, но мрачноватыми учеными-изобретателями, а самый настоящий Санта, персонаж из мифологии людей по ту сторону Грёзы. Гилли ду ждал подарка, и он получил его. — Здравствуйте, дядя нокер!
Глазам Сэймура предстал слегка помятый и не очень-то общительный, но в целом, приятный на вид представитель своего кита. Гилли ду часто закивал, благодаря за похвалу. Говорить он не мог — слова от восторга рвались с языка, но толкались в горле, стараясь опередить друг друга. Гилли ду многое хотелось сказать нокеру, но он не знал, что именно стоит говорить сейчас, поэтому просто кивал.
Наконец, его немного попустило и получилось сказать слова благодарности. Сэймур протянул руку, поймал комочек глэмора, исходящего от дерева, одно из корней которого спасло нокера, сжал кулак и протянул его собрату-фэйри.
— Пожалуйста-пожалуйста, дядя нокер! Всегда рад помочь!
Увидев жест нокера — плевок на камни — гилли ду в недоумении склонил голову набок. Интересно, это у нокеров традиция такая, метить территорию плевками или он опять выдумывает? Спросить не успел, нокер заговорил снова. И гилли ду притих, внимая ему с самым серьезным видом, на какой только был способен. Но вот скажите, много ли вы в своей жизни видели серьезных пухляшей? Нет? А нокер вот увидит.
Кажется, он говорил о том, что им всем следует поскорее убираться отсюда. Гилли ду осмотрелся. Здесь было по-своему красиво. Много деревьев, свежей травы, даже небо из этой точки Грёзы казалось совсем-совсем чистым. Было немного жаль расставаться с этим местом, так толком и не побыв в нем, не прогулявшись по невесть кем протоптанной дорожке, чтобы пятки щекотала земля и травинки, но раз мудрый нокер что-то решил — его лучше послушать.
К тому же он предлагал прокатиться на симуране! Напускная серьезность вмиг слетела с гилли ду, вернув ему прежний образ непоседливого ребенка. Он вскинул ладошки вверх и издал победный клич. Он полетит на химере! 
— Спасибо вам, дядя нокер! — гилли ду подбежал к нему, привстал на цыпочках и попытался обнять за шею, выражая таким странным образом свою благодарность, но не успел — тот уже оседлал химеру.
— Вот, возьмите. Этот чудный росток я хочу подарить вам в знак моей благодарности за... за... я забыл, о великая Грёза. Минутку. — Гилли ду надул губы, вспоминая слово, подсказанное нокером. Когда вспомнил, взгляд его просветлел. Он даже зажмурился от удовольствия. — Вспомнил! За ка-мне-бля-дскую! Вот!
Сэймур вскочил было на симурана тоже, но вот беда, комплекция не позволяла лихо заскочить на химеру. Гилли  ду плюхнулся на землю спиной, не сумев стать крутым наездником.
Он растерянно посмотрел на нокера.

0

8

Оглушенный свободой, нокер не сразу обратил внимание на то, что странности гилли ду не только не прекратились, но, кажется, и усилились троекратно. Мало того, что тот, как попугай, без устали повторял матерное словечко, придуманное в состоянии особо повышенной усталости - и не то, чтобы китэйн им гордился - но еще и выглядел таким откровенно счастливым, что Рихарду становилось не по себе. И дело было даже не в том, что он мало располагал окружающих к безудержному веселью, но и в том, что оное выплескивалось из парня с какой-то почти неконтролируемой агрессией и словно вот-вот грозило утянуть нокера в себя. Так без устали цветет и созревает весною все то, что долгую зимнюю пору ждало своего часа. Беспощадно.
  Гилли ду не переставая суетился и щебетал, то и дело болезненно цепляя слух Рихарда "дядей нокером". А сам "дядя" с каждой секундой все больше и больше чувствовал себя не контролирующим ситуацию. Переглянувшись с симураном и поймав взгляд его желтых глаз, он выразительно вздернул брови - мол, "а так ли оно нам надо?" или "да как ты вообще это довез?"
  Химера в ответ чуть приподнял губу, обнажая десны и верхнюю часть клыков. Особое волчье предупреждение - дружище, даже не пытайся.
  Поняв, что в обладании разумным товарищем есть свои несомненные минусы - особенно, если от данного товарища еще и зависит твое выживание - Рихард приготовился смириться с беспокойным присутствием гилли ду на ближайший час.
  Тем временем парень возопил что-то непонятное, от чего нокера ощутимо передернуло, и бросился к нему. Обнять - как долгие несколько секунд шока спустя осознал Рихард - а затем, словно тут же забыв о своей попытке, протянул ему материализованный из глэмора корешок. И либо оный насильно впихнули ему в руки, либо нокер все еще пребывал в прострации - потому что, сморгнув, уже обнаружил на своей ладони чудной подарок.
  - Будешь? - тихо, сквозь зубы осведомился он у симурана, протягивая ему зелень. Тот задумчиво осмотрел росток, затем понюхал его и, видимо не обнаружив ничего опасного, мокро слизнул с чужой ладони. К сожалению или счастью, но всего этого гилли ду увидеть не мог - как раз-таки потому, что в этот момент неудачно перекувырнулся через химеру и теперь разлегся на земле, глядя на нокера совершенно потерянным взглядом.
  Рихард приложил ладонь к лицу и несколько секунд усиленно растирал веки.
   - Парень, - помолчав, наконец решил осведомиться он. - У тебя что, память, как у золотой рыбки? Трехсекундная?
  И, будучи почти стопроцентно уверенным, что смысл сказанного не дойдет до этого... этого во всех отношениях ребенка, невозмутимо продолжил:
   - И давай-ка без "камнеблядей", окей? И никаких "дядей нокеров". Тц! Просто. Кивни. Что ты меня понял. Так, ладно, что там дальше... Кварк, подсобишь?
  Фыркнув, симуран опустил ближайшее к гилли ду крыло на землю.
   - Забирайся, дитя Весны, - пророкотал он, прямо-таки излучая довольство - не иначе как от замешательства сидящего на его спине нокера. Нет, ну они сговорились!
  Дождавшись, пока неуклюжий гилли ду заберется химере на спину и успев тысячу раз пожалеть о своем великодушии, китэйн сжал пальцы на белоснежной холке - и волк, с небольшого разбегу, взлетел вверх.
  Ветер тут же засвистел у нокера в ушах, и на какой-то миг он вновь почувствовал себя в блаженном одиночестве, не нарушенном никакими шебутными детьми гилли ду. Только он, Грёза и Кварк. Да, кажется, за несколько часов заточения он успел соскучиться и по этому.
   - Только не ерзай, парень, а то мы все упадем туда, откуда и начали. Ох елки, неужели все представители вашего кита такие... такие?
  Не сумев подобрать слов, верно описывающих свое без сомнений сильное впечатление от знакомства с гилли ду, нокер коротко выругался в сторону и огляделся. Вокруг них плыл белесый туман, изредка расцвеченный оттенками желтоватого и голубого, а под ногами каменные уступы сменялись прозеленью деревьев и темной водой. Не прошло и десяти махов крыльями, как они вновь вылетели на середину пути, и Рихард, наконец, успокоился.
  Почти.
  Гилли ду сидел аккурат перед ним, и Рихарду приходилось чуть наваливаться на него сверху, чтобы мальчишка не скувырнулся головой вниз - настолько активно он крутил ею по сторонам. И не то, чтобы такое соседство нокера радовало. Кустистые волосы гилли ду то и дело лезли ему в лицо, а исходящее от них благоухание наводило на мысль, что где-то здесь пролили литр женских духов.
  Оставалось надеяться, что это путешествие окончится максимально быстро. Хотя, с учетом того, что симуран нынче вез двоих заместо одного, Рихард быстро усомнился в собственных прогнозах.

0

9

Пожалуй, в том, что он упал, не было ничего зазорного. Ничуть. Напротив, гилли ду счет это недоразумение случайным стечением обстоятельств, которое определенно заслуживало того, чтобы рассказать о нем за кружкой горячего чая с медом на какой-нибудь домашней посиделке. 
Ну мало ли, как бывает, так сошлись звезды. Ну, упал. Не такая уж атлетичная у него фигура, да и ловкости недостает. Не может гилли ду похвастаться способностью забираться на химеру верхом так же лихо, как если бы на его месте был, скажем, сатир. Зато Сэймур находил, что лежать на спине очень приятно приятно, даже несмотря на то, что зелень уступала место земле примерно там же, где стоял симуран. Гилли ду упал именно на грунт. Но он нашел очень простой выход из положения.
Он поднял ноги и стал изображать, будто крутит колеса невидимого велосипеда. При этом гилли ду издавал характерные звуки сигнального гудка и, вытянув руки вперед, сжал ладони в кулачки, будто держался за невидимый руль. Он ни на секунду не оторвал от нокера свой взгляд, полный озорства и искреннего веселья.
Что-то пошло не так? Сделай вид, что все происходит именно так, как ты задумал!
Гилли ду очень нравилось управлять невидимым велосипедом. Можно сказать, он наслаждался тем, что лежал на земле и крутил неосязаемые педали, и делал кит это с таким увлечением, что, казалось, весь остальной мир перестал для него существовать. На мгновение гилли ду зажмурился, представил себе наступление лета и снова рассмеялся. Кажется, в последнее время он делал это чаще, чем обычно. А что же нокер? Может, и он хочет посмеяться, просто не знает, как? Нужно его обязательно научить! Как же так — жить без смеха?
Судя по выражению лица, этот кит не улыбался никогда. Сэймур подумал об этом, когда открыл глаза и увидел реакцию нокера на свое падение. Выражение лица гилли ду снова стало озадаченным. Неужели он не счет невидимые велосипед смешным? Странно. Гилли ду очень любил велосипеды. И кажется его кит тоже. А нокеру они почему-то не нравились. Может, потому что они не умеют летать?
— Я сделаю для вас летающий велосипед из сосновых веточек! И рыбку! — Выпалил Сэймур, торопливо поднимаясь с земли. Он так суетился, что, наконец, оказавшись на своих двоих, не смог удержать равновесие и снова упал, на этот раз на мягкое место. Глупо хихикнув, гилли ду совершил вторую и удачную попытку подняться на ноги.
Кажется, этот нокер в самом деле никогда не улыбался. И приятных вещей никому не говорил. Почему он такой смурной? Гилли ду же спас его, даже летающий велосипед сделать предложил, а тому все не радостно жить на свете.
Сэймур внимательно слушал, повторяя про себя каждое слово. Он правда очень старался сделать нокеру приятно. Кажется, ему было приятно только когда вокруг было тихо. Почему бы не сделать так, как он хочет? На минуточку. На большее гилли ду не хватит терпения. Он итак уже начал нетерпеливо шаркать голой пяткой по земле и слегка подпрыгивать.
— Ага! — Гилли ду закивал с таким тщанием, что более чувствительный кит мог бы всерьез забеспокоиться о том, удержится ли на плечах голова с пухлыми щеками и волосами-цветочными лозами. — Ага, ага! — А это он уже отвечал симурану, заботливо подсобившему гилли ду. Вообще среди вереницы самых разных мыслей, Сэймур поймал ту, которая сейчас больше всего ему нравилась. Симуран очень приятный и добрый, а еще он отзывчивый и умеет летать.
Интересно, а хочет ли симуран себе летающий велосипед из сосновых веточек?
Когда они поднялись в воздух, у гилли бу перехватило дух. Он никогда не видел мир с такой высокой точки, даже самые высокие кроны деревьев не могли дать такой обзор. Сэймур покрепче обнял симурана и во все глаза таращился на открывающиеся его взгляду виды. Его немного огорчало то, что связь с природой на такой высоте чувствовалась чуть хуже, чем там, на земле, но это с лихвой компенсировалось потрясающей компанией и видами. Сколько всего гилли ду увидел за эти краткие мгновения полета! Нет, он знал, что они летят дольше, может, даже несколько минут, но все равно ему было мало этого времени, мало зелени и воды под ногами.
— Привет! Привет! — кричал он протяжно самым высоким деревьям, мимо которых пролетал симуран. Может, помахать им рукой? Ай, он чуть не свалился! И нокер взглянул искоса... гилли ду решил сделать нокеру приятно еще раз. Еще минуточка спокойствия и тишины.
— Нокер! Нокер! Вам нравится? Мне — очень! — кричал довольный гилли ду, прижавшись к холке химеры. Он потерся щекой, благодаря симурана.

0

10

Что в данной ситуации задевало нокера больше всего, так это незамутненная веселость Кварка. Они знали друг друга уже не первый год, и Рихарду не нужно было быть семи пядей во лбу, чтобы заметить и лукавый прищур в глазах, когда тот склонял голову в сторону своих седоков, и тихое пофыркивание, которое сопровождало каждую новую выходку гилли ду. Точно так же и Кварк знал о том, что китэйн все подмечает, хитро скалясь на любой осуждающий взгляд. Что до нокера, ему вся эта бессмысленная пантомима была тем страннее, что он никогда не замечал за химерой особой любви к маленьким детям. Однако помимо возможности поддеть товарища, симуран явно получал удовольствие и от общества зеленого мальчишки.
  Создавалось впечатление, что тот мог хоть на руках по Кварку ходить - и тот спустит тому это с рук. Обычно достаточно своенравный, сейчас химера больше напоминал щенка. Разве что хвостом осталось завилять - и на-те вам, самая настоящая картина "Мальчик с собакой".
  Впрочем, к чему зря строить догадки, когда ответ на вопрос напрашивается только один? Дети - это глэмор, а глэмор - именно то, что притягивает подобных Кварку существ.
  От гилли ду же глэмом - отрицать невозможно - тянуло за версту.
   - ...ну охуеть теперь, - только и выдал он в ответ на так и искрящийся энтузиазмом вопрос паренька. И тут же запнулся, поняв, что прямо сейчас снабдил того очередным витиеватым словечком, которое гилли ду не дай-то господи, если запомнит. Представив вдруг, как мальчишка начинает сыпать отборным матом перед своими, вне сомнений, такими же простодушными друзьями, Рихард не выдержал - и хрипло рассмеялся.
   - Хах! Детский сад, штаны на лямках. Парень, как же ты выживаешь, в человеческом-то мире?..
  Неожиданная догадка стрелой прошила его мысли. Симуран все так же спокойно летел меж туманных облаков, гилли ду с обожанием терся о волчью шерсть, и только Рихарду вдруг резко стало не до шуток.
  А что, черт возьми, если этот гилли ду - один из числа тех безумцев, что когда-то потерялись и потеряли себя в дремучих закоулках Грёзы? Жертва одиночества и Бедлама, которой лишь волею случая повезло быть найденной Кварком? Пускай он и выглядит как ребенок, но внешность гилли ду обманчива, как не бывает ни у одного другого кита. И если он вдруг пробродил здесь годами...
  Кто предскажет, что ему взбредет в голову выкинуть в следующий момент?
   - Парень, - стараясь говорить ровно, так, чтобы не выдать напряжения в голосе, начал нокер. - Как тебя зовут? Чем ты промышляешь там, в реальном мире?
  Наверное, со стороны доселе нелюбезного нокера такой интерес мог вызвать основательные подозрения. У любого другого. Но в данном случае Рихард имел все основания полагать, что наивный гилли ду не только не заметит перемен в настроении спутника - но и, наоборот, примется охотно тому отвечать.

0

11

Определенно, это путешествие будет одним из самых любимых. Гилли ду пообещал сам себе что обязательно его повторит. Если, конечно, симуран будет не против. И если нокер будет достаточно добр, чтобы дать на это свое разрешение.
Почему-то Сэймур почти сразу подумал, что эти двое связаны между собой чем-то большим, чем просто дружба. У гилли ду друзей особенно не было, большую часть времени — что в Грёзе, что в реальном мире — он проводил в уединении, ублажая разговорами, безумными, подчас, идеями и искренним заливистым смехом только собственные уши. Поэтому сравнивать дружбу нокера и химеры с чьей-то еще, например со своей, у него не получилось бы при всем желании.
Друзьями гилли ду всегда были, есть и будут оставаться дары матери-природы, что окружают жителей обоих миров, питают их души эмоциями и помогают выжить. А вот с китами отношения всегда были... непредсказуемые. Все они так или иначе ждали от гилли ду другого, более привычного именно им поведения, а тот не мог дать им того, что они так желали, и из-за этого общение между ними проходило поверхностное. Сэймур почти привык, что люди в его окружении меняются совсем как пассажиры колеса обозрения. Или любого другого аттракциона на ваш выбор. Наверное, Сэймур действительно подходит только на роль полезного инструмента или забавной зверюшки, за которой любопытно наблюдать, но друг... какой из него друг?
Хотя... а дружат ли киты? Что для каждого из них вообще дружба?
Гилли ду крепче прижался к шерстистой шее симурана. Он ни на минуту не сомневался в химере, доверял ему безоговорочно и всецело, отчего глэмор, окружавший гилли ду, так и лип к мягкой на ощупь шерстке. Временами ему становилось страшно когда они поднимались на большую высоту или вдруг резко снижались. Все-таки поводьями симуран снабжен не был, а за свою ловкость гилли ду поручиться бы не мог при всем желании. Но когда минута опасности проходила, превращаясь в точку позади, он преисполнялся благодарности. И был счастлив.
Встретил симурана в Грёзе — это обязательно к счастью. Надо бы запомнить эту забавную примету... и обязательно поделиться ей с нокером, обязательно. Они кажется любят выдумывать что-нибудь новенькое, а узнать что-то, чего они до этого не слышали— о, тогда их благодарность не будет знать границ!
Гилли ду хихикнул. Вот сейчас они чуть-чуть снизят высоту, ветер не будет так бить в лицо, загоняя в рот лозы-волосы, и тогда можно будет поделиться своей выдумкой! Ай да гилли ду, ай да молодец! Но нокер в очередной раз сумел удивить молодого кита.
— О... ху... — начал повторять он. Надув губки и нахмурившись, гилли ду несколько раз повторил про себя новое слово. Оно было таким чудесным! Таким свежим! Так много выражало: и счастье, и искреннее удивление, и недоумение, смешанное с неповторимым флером ворчания, который так часто окружает нокеров...
Гилли ду счастливчик. Похоже он попал в тот период, когда мыслительная активность этого кита достигла своего пика.
С ума сойти. Целых два новых слова!
— Нокер! Нокер! — Гилли ду нетерпеливо подпрыгнул. Пока он не мог обернуться, боясь потерять равновесие и упасть с химеры, поэтому говорил громче обычного. В голосе добавилось энтузиазма, да и во взгляде тоже. — Нокер! Охуеть! Ой! Со второго раза выучил? Ну я даю! Нокер, нокер, а откуда вы все это знаете? А он, — гилли ду имел в виду симурана, но для верности похлопал того по боку, — а он тоже знает такие слова? А что вы еще знаете?
Сэймур и в самом деле был простодушным, но не видел в этом качестве абсолютно никаких минусов. Ему скорее нравилось принимать других такими, какие они есть. Знакомство с любым китом было для него как увлекательная интерактивная экскурсия в мир чего-то непознанного и загадочного. Правда, экскурсовода часто не было на месте и дело приходилось брать в свои руки, но искать ответы оттого было лишь интереснее.
Вот и сейчас нокер воодушевил гилли ду, подарил ему надежду на новый опыт, новые знания — на что-то, что мог бы дать только его кит.
Но похоже у него были другие планы. Сэймур не забеспокоился, не забил тревогу. Нокер вел себя как обычно, ну, может, задумался о чем-то своем и поэтому казался более тихим. Он спрашивал у Сэймура о... Сэймуре!
— О-о-о-о! Это хороший вопрос, нокер! — гилли ду к этому моменту уже обрел достаточную уверенность, чтобы выпрямиться и смотреть в лицо ветру. Улыбка до ушей. — Очень хороший! Мне нравится говорить с тобой! Ты очень приятный собеседник!
Он почесал симурана за ушами и хихикнул. А потом начал рассказывать:
— В большом-большом реальном мире я большой мальчик. Да-да, большой! Высокий! И, представляете себе, рыжий! Повезло так повезло, правда? Меня окружают большие растения и маленькие тоже... и деревья, и кусты — все там есть! В этом месте всегда есть люди. Иногда их немного, они приходят утром, чтобы посмотреть на то, чего частенько лишены большие города, и уходят, потеряв немного радости... но я их догоняю и тогда радость возвращается. Я дарю им что-нибудь... ну вот розу, например. Декоративную. Семена. И тогда люди понимают, что им есть, чем дорожить. Здорово, правда? Нет, правда, здорово?

0

12

Помимо весьма скромных запасов концентрации гилли ду, продвижению в диалоге мешала и его крайняя степень болтливости. На одно ничего не значащее слово нокера приходился с десяток безумных вопросов, и в конце концов Рихард решил не обращать на них никакого внимания. Казалось, парня даже не особо интересовал ответ - хотя, конечно, получи он его, то наверняка постарался бы запомнить, чтобы использовать при как можно более неудачном случае.
  "Мои големы ведут себя также", - дернув в ухмылке уголком губ, подумал китэйн. - "Ты вкладываешь в их голову мысль, и они ведут себя согласно ей, хотя могут не вполне или совсем не понимать ее смысла и логики".
  Впрочем, он не стал долго зацикливаться на этом. Если его догадка вдруг окажется верной, выходит, что от этого его случайного пассажира стоит избавиться как можно быстрее и аккуратнее. В который раз вознегодовав на все свои благодетели разом, что подтолкнули его взять мальчишку с собой, нокер аккуратно, с намерением предостеречь, похлопал симурана по крупу. Неизвестно, понял ли его тот или нет, но Рихард предпочитал надеяться на лучшее.
  А гилли ду тем временем залопотал снова - казалось, он и двух минут не может спокойно просидеть, если не потреплет языком. Да и существует ли вообще на свете такой герой, что сможет выслушивать эту беспрестанную болтовню? От мелькнувшей в его адрес улыбки китэйн так и вовсе скривился - слишком уж она была беспричинно жизнерадостной и оттого казавшейся Рихарду показно слащавой.
  Но, если он думал, что ответ гилли ду прояснит хоть что-нибудь, то тут он крупно просчитался. В словах парня не только не нашлось ответа, но он породил и еще больше вопросов. А подозрение Рихарда в том, что он беседует с чокнутым бедламщиком, все больше походило на горькую правду.
   "Или это нормальное для гилли ду состояние? Черт! Я так больше не выдержу, уж лучше увольте".
   - Здорово, здорово. Я просто в восторге, - с явно выраженным сарказмом в голосе произнес нокер. И добавил, что-то прикинув. - Уверен, посади тебя надолго в одну из городских коробок, и ты зачахнешь там, даже будь вокруг светлым-светло от глэма. Ладно!
  Он хлопнул ладонью о колено и преувеличенно бодрым голосом произнес:
   - Остановимся здесь. Кварк, опусти нас.
  Видимо, было в его голосе что-то такое, что волк почти не стал кривляться. Лишь, поджав к брюху лапы, сделал в воздухе крутой виток - нокеру до боли в пальцах пришлось впиться в белоснежные бока, чтобы не упасть - и в лихом вираже спланировал на землю.
  Оглушенный от неожиданности и свиста ветра в ушах, нокер кое-как вытряхнул себя со спины химеры и следом за этим снял с нее гилли ду, безо всякого такта подхватив того под мышки. И отвел на несколько шагов в сторону от симурана.
   - Все мы очень устали, особенно - Кварк. Думаю, будет лучше, если дальше ты пойдешь своим ходом. На пути ты не пропадешь, так что - пока-прощай. Еще раз спасибо за помощь, без тебя бы я оттуда не выбрался.
  Последние слова нокера прозвучали сладкой пилюлей на фоне того, что он творил сейчас. Ведь если окажется, что парень и в самом деле обычный юный фэйри - обычный для своего вида - то выйдет, что он с самой идиотской отговоркой на устах оставил того посреди трода. Впрочем, давно ли его стало волновать мнение других? Фыркнув и решив хотя бы раз в жизни закрыть глаза на правило всего рода подменышей помогать себе подобным, он повернулся к гилли ду спиной и направился обратно к симурану.
   - Чего ты с ним так? - первым делом спросил его тот. Нокер неопределенно повел плечом.
   - Не нравится он мне. Какой-то не нормальный даже для китэйна.
   - Это в порядке вещей, ведь он - это он. К тому же, сейчас Весна, и...
   - Видит бог, Кварк, мне на это плевать! Я устал от его постоянного трепа, от придурковатости, а ведь не провел с ним и часу! Как ты сам это терпишь? В любом случае, я не хочу больше иметь с ним дел. И, поверь, чистота моей совести от этого не пострадает!
  Зло шипя и шепчась с симураном о гилли ду, Рихард как-то само собой позабыл о присутствии последнего непосредственно в двух ярдах от себя.

0

13

Путешествие по воздуху потихоньку подходило к концу, и это гилли ду немного, но все-таки расстраивало. Будь его воля, то симуран проделал бы по бескрайнему небу не один круг прежде, чем спуститься на землю. Все-таки было в химерах нечто такое, что притягивало внимание гилли ду. Он их любил. Даже очень. Они были редкими гостями — что в оранжерее, где работал Сэймур, что здесь, в гостеприимном и красочном мире Грёзы, но все-таки пару раз нет-нет, да мелькали в поле зрения гилли ду. Он навсегда запомнил то теплое, вселяющее надежду чувство, что появлялось в его душе при взгляде на этих волшебных существ, созданных силой мысли и при помощи глэмора.
А еще у симурана было чудное имя: Кварк. Сэймур произнес его про себя несколько раз и смаковал его на языке, словно пробовал свежую партию сливочного масла на вкус. Хорошее имя обычно вызывало в памяти гилли ду множество ассоциаций и образов, причем, абсолютно неважным было ни количество, ни порядок букв в слове. Оно могло быть любым.
Нокер дал команду на спуск и в тот момент Сэймур понял: у химеры хорошее имя.
Гилли ду испытывал суеверный, иррациональный страх, когда услышал его: оно навевало мысли о холодном железе — смертельной опасности для любого кита.
Гилли ду чувствовал любопытство: имя прыгало маленькой лягушкой по зеленым листьям, плывущим по глади пруда.
Гилли ду слышал в имени глухую поступь чьих-то ног: пыльные доски и толстые каблуки. И еще в имени слышалась мудрость.
— Кварк — хорошее имя, — тише обычного сообщил Сэймур не то себе, не то кому-то еще. Почему-то он не решился давать оценку имени химеры, обращаясь непосредственно к нокеру. Тот мрачнел на глазах и гилли ду это смущало. Он пытался понять причину странной тревоги, придумать что-нибудь, чтобы помочь дружественному киту еще раз, но информации было явно недостаточно, поэтому сделать хоть какие-то выводы никак не получалось.
Меж бровями пухлощекого кита залегла складка, а он сам крепко задумался.  Поток слов стих, слышен стал даже свист ветра.
Гилли ду уже помог нокеру один раз, вытащив его из ловушки, возможно смертельной. И кто знает, сколько бы тому пришлось ждать подмоги, не попадись симурану беззаботно прогуливающийся по троду гилли ду. Сэймур ничуть не гордился своим поступком, и благородным вовсе его не считал, даже не ждал похвалы, если честно. Он был просто и искренне рад освобождению другого кита, потому что прекрасно знал, как это тяжко — сидеть под землей. И от этого, вкупе с весной, радость  получала дополнительные оттенки и цвета, которые гилли ду и демонстрировал нокеру.
Симуран ступил на землю. Пятки Сэймура снова ощутили мощь подземных недр, траву. А с лица нокера все никак не желало исчезать не читаемое выражение, да и слова он выдавал крайне неохотно, будто делиться ими с гилли ду было для него тяжкой ношей. Переминаясь с ноги на ногу гилли ду выслушал краткую отповедь, откопал в ней крупицу благодарности и даже улыбнулся, решив, что беспокойство было надуманным и теперь с нокером все в порядке.
— Ага! До свидания, нокер, до свидания, Кварк! Еще увидимся!
Оказалось, он крупно ошибся, не исчезнув с трода сразу после того как сказал последние слова. Гилли ду успел сделать всего пару шагов, но тут его отвлек сгусток глэмора странной формы. Когда до ушей кита донеслось негодование нокера, Сэймур быстро поднял голову и посмотрел тому в спину.
Услышанное ему не понравилось. Гилли ду нахмурился, надул пухлые губки. Повернулся к нокеру и исподлобья смотрел ему в спину.
Он решительно ничего не понимал. Чуткий слух донес слова, какие гилли ду слышать не хотел. Еще меньше он хотел чувствовать как изнутри грудь обжигает не радостное предвкушение путешествия, а искренняя детская обида. Гилли ду чувствовал грусть — от того, что понимал нокера, но не мог принять его слова. Он не хотел их принимать.
Магия чутко среагировала на чувства гилли ду. Лодыжки нокера опутала трава, ее стебли вдруг стали длиннее и крепче. Гилли ду поднял с земли комочек глэмора, сжал ладони и несколькими мгновениями позже уже держал в руке хлесткую веточку. Ветер усилился. Где-то совсем рядом раздался одинокий раскат грома.
Гилли ду сделал глубокий вдох и позвал нокера. Он ждал извинений.

0

14

Нокер не был солдатом. И с интуицией у него, откровенно говоря, не все было хорошо. Подобные ему выживают лишь на тяге из чистой случайности, в форму которой облегаются все произнесенные ими резкие высказывания, или на умении вовремя остановиться. В последнем китэйн откровенно напоминал быка. Упрямое и грузное животное, которое, разогнавшись, остановиться может лишь врезавшись рогами в стену. Возможно, именно по этой причине он еще не стал всемирно известен. В общем-то, исключительно "благодаря" этому ему пришлось в свое время покинуть большой город и схорониться в небольшом и тихом Шайенне.
  То, что что-то не так, нокер почувствовал слишком поздно - лишь когда в ноги его до боли впились цепкие силки. Удивленно моргнув, он опустил взгляд вниз и несколько томительно долгих секунд разглядывал этот "капкан", словно не до конца не был уверен в его существовании. Впрочем, именно так оно и было. Серебряный путь - априори самое безопасное место в Грёзе - никогда на его памяти не давал никаких сбоев. А шутки Случайности посреди этого самого пути были вопиющим нонсенсом, что банально не укладывался у него в голове.
  Кварк тихо, единственной глоткой, зарычал.
  А затем из-за спины у нокера раздался звенящим от напряжения и до зубовного скрежета знакомый голос.
   - Что за шутки, парень? - в голос китэйна прорвалось на мгновение то шальное и нервное веселье, которое по обыкновению оглушает за секунду до подступающей паники. Когда думаешь еще, что все это - глупая шутка, сон или банальное недопонимание, и все еще можно решить смехом и дружеским хлопком по плечу. Наклонившись, нокер вцепился пальцами в лозы и резким усилием дернул их на себя. Раз, другой. Снова и снова. Сперва руками, а после и вытащив из-за пояса химерическую джамбию и попытавшись перерезать ей путы.
  Но чем бы ни было сковавшее его растение, стараниям Рихарда оно не поддавалось. На месте лопнувших стеблей прорастали новые, все быстрее и больше, и уже через минуту он ощущал себя Гераклом, борющимся с Лорнейскою гидрой. Зло прорычав что-то сквозь сжатые зубы, нокер выпрямился и попытался обернуться, чтобы увидеть гилли ду, но как следует поймать его взглядом так и не сумел: тот словно преднамеренно встал в слепой зоне, из-за которой не было видно ни его движений, ни его действий.
  Тут-то паника и подкралась. Окатила по самую голову, захлестнула шею удушающей петлей.
   - Кварк, поднимайся в воздух, - прохрипел он.
   - Что ты?..
   - Давай же! - рявкнул китэйн, и симуран послушно взлетел, зависнув на некотором расстоянии от земли. Грохот недавно отзвучавшего грома повторился вновь. Что ж. По крайней мере, чтобы пленить Кварка гилли ду теперь потребуется приложить куда больше усилий.
  Ох, не врали все же его предчувствия...
   - Что тебе нужно? - собравшись, максимально спокойно произнес Рихард. Он говорил неспешно, тянул время, а сам меж тем лихорадочно пытался сообразить, как ему выпутаться из этого дерьма. Но одно то, что он не мог видеть гилли ду, нервировало сверх меры - отчего мысли разбегались кто куда. И нокер крепко зажмурился, пытаясь сосредоточиться хотя бы на одной.

0

15

Шутки? О, нет, то были не шутки. Сейчас у гилли ду  не было совершенно никакого желания говорить хоть сколько-нибудь смешные вещи. Конечно, если бы он не зацепился слухом за обидные слова нокера, то мог бы легко проигнорировать и сварливый тон, и, собственно, содержание реплики, но вся штука заключалась в том, что сделать это было выше сил гилли ду.
Столь резкая смена отношения с благодарно-покровительственного на пренебрежительно-язвительное произвела слишком отталкивающее впечатление. Слишком резко все это случилось. У Сэймура попросту не было времени морально подготовиться, ведь о нокерах он раньше только слышал, но никогда с ними не взаимодействовал. А теперь на собственном примере пожинал плоды эмпирического опыта общения с отдельно взятым представителем этого кита. Выходило неприятно. А еще он совершенно не умел сглаживать острые углы в общении и поэтому всякий раз, когда в его жизни возникал конфликт, боль ощущалась вдвое сильнее. И не столь важным было, с кем он пытался бороться — с обстоятельствами, изменить которые был практически всегда бессилен, или с окружающими людьми, которых зачастую не понимал.
Недопонимание повисло между гилли ду и нокером плотной стеной тумана.
Поначалу подсознательно, а затем и заручившись ресурсами Грёзы, Сэймур хотел ясно дать понять: подобное обращение он не одобряет, всячески порицает и требует от нокера хотя бы формального уважения — как к киту, так и к Сэймуру лично. Еще формальное уважение подразумевало под собой отсутствие оскорблений в адрес пухлощекого гилли ду. Разумеется, подсознательно он догадывался о том, что учить нокера манерам, тем более в таком зрелом возрасте — занятие совершенно бесполезное, но думать об этом сознательно не хотелось от слова вообще.
Как там говорил Наставник Сэймура в их первую встречу?.. Получит по рогам — умнее будет. Сэймур занес веточку над головой, прикусил губу и сделал решительный шаг. Что ж, если у него не получится внушить уважение к киту в целом, то хотя бы есть вероятность заставить сварливого нокера взять свои слова обратно в отношении Сэймура.
Попытки упрямого кита освободиться из пут гилли ду ничуть не радовали. Нет, поначалу зрелище конечно выглядело забавно и даже вызвало слабую улыбку и чувство удовлетворения где-то глубоко в душе, но спустя несколько ударов химерической джамбией, которая выглядела в глазах Сэймура темным пятном причудливой формы, а вовсе не оружием, он погрустнел.
Не так он представлял себе окончание их совместного захватывающего путешествия на симуране. В голове гилли ду все было проще и даже почти соответствовало реальности. Вот нокер ссаживает пассажира на землю, дает в последний раз обнять мохнатого доброго симурана, а затем бьет того по холке и дает команду на взлет. Химера послушно исполняет приказ — и вот Сэймур уже превращается в точку, становится добрым знакомым нокера и его друга. Частью забавной истории, которую можно рассказывать у костра или камина с кружкой чая или чего покрепче в руках.
Вот только реальность упорно не желала подстраиваться под ожидания гилли ду. Это было обидно. Но обычно и с этим можно было смириться, попросту проигнорировать, не задерживать на этом внимание. А вот теперь не получалось.
"... он ненормальный даже для китейна!"
Сэймур сильнее прикусил губу. В уголках глаз противно защипало, а кроме ощущения обиды и злости он чувствовал еще и невыразимую жалость к себе. Она граничила с яростью селевого потока, смывающего все на своем пути и грозила вот-вот вырваться громом в небе, дрожью земли, силой пут травы. Во имя надежды на лучший исход гилли ду еще как-то пытался сдерживать желание освободиться от эмоций, но когда нокер лишил гилли ду последнего шанса на примерение, то сил сдерживаться больше не осталось.
— НЕТ! — гилли ду протянул руку к симурану, словно мог достать его, потянуть за лапу и спустить на землю. Но он не мог. — Верните! Верните его!
Он вовсе не собирался причинять вред химере. Симуран был для гилли ду добрым другом, и сейчас его хотелось видеть на своей стороне. Но он принадлежал нокеру.
Гилли ду сделал еще шаг. Наклонился и поднял с земли еще один кусочек глэмора. Теперь уже две веточки было зажато в пухлой ладошке кита. Вряд ли они причинят много боли, но это скорее хорошо, чем плохо. Все-таки целью нокера было не убийство, но убедительная просьба уважать свой кит. Он достаточно натерпелся от зла Банальности чтобы теперь быть униженным здесь, в родной Грёзе.
— Уважения, — сказать это получилось не сразу. В горле встал крупный ком. И гилли ду, не выдержав напряжения момента, преисполняясь ненависти по отношению к тому, что связал друга, заплакал. Он подошел совсем близко к нокеру, занес руку с веточками и нанес первый удар. Он пришелся в шею. — Уважения!
Раскаты грома были слышны уже совсем близко.

0

16

Сумасшедший. Бедламщик. Искореженное глэмором сознание, навсегда похороненное в мире Грёзы. Или, быть может, злую шутку сыграла с ним исключительно нехватка знаний об этом ките? Что такое гилли ду, он знал более чем смутно, и теперь сполна пожинал плоды собственного незнания.
  Впрочем, время правильных решений подошло к концу в ту самую минуту, когда за спиной у нокера послышалась мальчишеская поступь. Именно тогда до нокера дошло, что что у него больше нету возможности поступить согласно "инструкции", какая бы не прилагалась к чокнутому гилли ду. Сейчас он должен был освободиться любым способом, и под "любым" подразумевались даже самые крайние меры.
  Рихард больше не дергался в тщетных попытках освободиться - нет, такого удовольствия он этой твари не доставит. Вместо этого нокер напряженно застыл, внутренне подобравшись, приготовившись ко всему, в любых количествах и сразу. Шаги за его спиной неожиданно затихли. И тут же - до дрожи пробрал резкий, с истерическими нотками, вопль, направленный в затянутые тучами небеса. Нокер задрал голову вверх и увидел симурана, отчаянно машущего крыльями и не знающего как поступить.
   - Не смей! - прорычал он, махнув рукой в отгоняющем жесте. - Слышишь?!
  "Лети и скорее приведи наставника!" - это было следующим, что он собирался сказать, что вертелось на его языке, подобно выпрыгнувшей на берег рыбешке... но так и не было произнесено. От одной мысли, что придется впутывать в это дело достопочтенного бармалока*, он заведомо ощущал себя бездарным ничтожеством, не достойным какой-либо подмоги. Нет уж. Уж он как-нибудь справится сам.
  Эта мысль окончила свой путь ровно в тот самый миг, когда над ухом китэйна раздался хлесткий свист ветра.
  А затем он ощутил удар.
  Не боль - жалящий укус ощутил он, не более - благодарение толстой коже, подаренной его китом! - но от неожиданности нокер заорал, дернулся в сторону, шало вращая глазами и извиваясь в бессмысленной попытке освободиться. Лишь после до него дошел смысл сказанного гилли ду слова. Дошел - да так и заставил обомлеть в неверии.
   "М-мать моя... это что же..."
   - Это что же. Ты. Твареныш, ублюдок, мразь, значит, тупо обиделся?!
  Не стоит злить того, в чьей власти находишься. Нокер это знал. Но, к сожалению или счастью, ему слишком мало доводилось испытывать это правило на собственной шкуре. И прежде, чем он успел заткнуться, слова соскользнули с его языка, смешавшись с поднебесным метанием молний и звуками приближающегося грома. Первые капли упали ему на лоб, плечи... перекошенное злостью лицо. 
  Теперь гилли ду был близко. Недостаточно, чтобы схватить скользкую шваль, но вполне, чтобы попытаться перехватить его оружие. И когда мальчишка вновь замахнулся своей хворостиной, нокер был начеку. Резко крутанувшись, зло, совсем без былых усмешек скаля по-акульи острые зубы, он перехватил ветку и дернул ее на себя. Теперь они стояли нос к носу, лоб ко лбу, и пасмурно-серые глаза китэйна смотрели в зеленые - гилли ду.
  Теперь - достаточно близко.
   - Пусти! С-сейчас же! Ну! - прошипел он в заплаканное, припухшее до неестественной зелени, округлое лицо.
  И, неестественно извернувшись, впился зубами в предплечье сжимающей оружие руки.

*

Мастер, эксперт; наивысший комплимент нокеров.

0

17

Гилли ду чувствовал себя в своем праве. Он имел все основания для того, чтобы обидеться, причем надолго и всерьез, и это могло иметь далеко идущие последствия — как для нокера, так и для той части Грёзы, что была под ногами гилли ду, которая окружала их с нокером плотным кольцом из травы и деревьев, давившая тяжестью спертого воздуха, сопровождавшего приближающуюся бурю. Вот-вот раздастся еще один отзвук грома, а еще спустя несколько вспышек молний начнется дождь с ураганным ветром.
Гилли ду чувствовал себя эпицентром надвигающейся бури. Он уже не мог ее предотвратить, да пожалуй, не очень-то и хотел, но минимизировать последствия было вполне в его силах. Сейчас от настроения гилли ду зависело то, сколько деревьев будет повалено ударом молнии, сколько травы взрастет на месте подпалин, оставленных ей же на земле.
Сила стихии тоже была в его руках. А нокер все продолжал артачиться. Он упрямо не понимал — или попросту не желал признавать — что был неправ. Всего одно слово могло бы все решить! Сэймур чувствовал, что забыл бы о конфликте начисто, если бы услышал "прости". Но это желание так и оставалось пока нереализованным, несмотря на все усилия гилли ду. Конечно он подошел к решению проблемы чересчур радикально, не следовало вот так сразу бросаться с места в карьер и впадать в буйство. Но годы предвзятого отношения к киту и личная обида смешались в сердце Сэймура так сильно, так плотно переплелись, что отделить одно от другого уже не получалось и усиленная многовековой памятью злоба становилась лишь сильнее.
— Верните! Верните симурана! — кричал гилли ду, с трудом перекрывая голос грома. Пошел дождь и его капли уже стекали по волосам-лозам, по носу и падали на траву. Слова нокера гилли ду игнорировал, будучи все езе слишком обиженным на него, чтобы завязывать адекватный диалог. — Он друг, а вы... а вы!..
Гилли ду не вполне понимал, плачет он или нет. Трудно было отличить дождевые капли от собственных слез. Но в душе он чувствовал невыразимую печаль. Чем дольше он думал о личной обиде, тем больше поводов для нее изыскивал.
Нокеру наплевать на чувства Сэймура. Ши было наплевать на чувства Сэймура. Даже паку наверняка было на них полностью и абсолютно наплевать. Каждый из этих китов встречался с гилли ду и явно вынес из знакомства не самые приятные впечатления. Конечно, внешне они были с ним любезны, некоторые даже добры, но по большому счету наверняка каждый из них, оказавшись наедине с собой, думал: гилли ду конечно странные, но этот парень самый странный из всех.
Еще один удар, в него Сэймур вложил больше силы, чем в два предыдущих. Ему не хотелось оставлять все вот так. Он всего лишь хотел извинений, это было не так трудно. Если бы гилли ду чем-то обидел нокера, он бы точно извинился, он извинялся бы долго, основательно и разом за все. Даже за то, чего еще не успел совершить. Но рука будто сама снова и снова хлестала толстую кожу кита, а он сам кричал и не слышал себя.
— Вы не представляете себе как это больно! Вам наплевать! Вам всем наплевать!
Гилли ду сам не верил в то, что говорил и в то, что делал. Ему было страшно. Очень страшно. Так страшно ему не было уже очень давно... а потом нокер нагнал страху.
Гилли ду не сразу понял, что ветка выпала из его рук, что следом за ней выпала вторая, а потом вдруг откуда ни возьмись плечо словно ужалила гигантская пчела. Осознанная боль пришла несколькими секундами спустя и трод огласил громкий вопль гилли ду, а сразу следом раздался раскат грома. 
— Нет! Отпусти! Отпусти-и-и-и-и! — гилли ду плакал от боли, пытаясь вырваться из цепких зубов, но нокер так плотно сжал челюсти, что своими силами освободиться никак не получалось. Гилли ду начал наугад наносить по нему удары кулаками, особенно никуда не метил, даже не задумывался о том, насколько больно получится ударить, и получится ли вообще. Основная масса ударов пришлась на голову нокера.
Сэймур задрал голову и плача возопил к симурану, моля о помощи.

0

18

Еще мгновение назад нокер мог разобрать, что пытается прокричать ему гилли ду. Сейчас же он не слышал ничего. Ничего, кроме стука крови в ушах да ярости, слепо застилающей разум. Он не пускал в ход зубы без видимой на то нужды, крайне редко прибегая к ним как к оружию, ибо считал, что опускаться до повадок красных шапок выше его достоинства. Однако сейчас ему было плевать. Ровным счетом насрать на принципы и, боже милостивый, тем паче этику. Удары, неумелые, слабые, которыми осыпал его гилли ду, оставались им незамеченными. Сейчас ему хотелось лишь одного - освободиться и свалить из этого даунтэйнами проклятого места. А потому он продолжал все сильнее стискивать зубы, ощущая на языке не кровь - травяной сок, а вместо кости - твердую поверхность дерева. Но и эта преграда поддастся. Еще немного усилий... самую малость! - и он прогрызет и ее...
  Эта мысль дала первый толчок. Стрелой пронзила его разум, знаком "стоп", белым по красному перекрывшим все остальные мысли, образовалась в его мозгу. А затем и отчаянный вопль мальчишки, на одной высокой ноте режущий слух, заставил ослабить хватку. И взгляд нокера немного прояснился.
  Он моргнул раз, другой, еще пытаясь осознать, что происходит. А затем понял, что снова может сдвинуться с места.
  Осознание свободы - резкий всплеск адреналина - придал ему прыти и сил. В пару секунд он отскочил от гилли ду, с силой толкнув его от себя, раз едва не споткнувшись, но так и не сбавив бега. Пелена недавнего бешенства отпускала его медленно и неохотно, но он уже мог заставить себя продумывать на пару шагов вперед. А потому, все больше отдаляясь от бедламщика, ни разу не обернувшись, ибо знал, что каждая секунда - ценна, на ходу принялся слать сигналы парящему в воздухе симурану.
  Дождь хлестал куда крепче прутьев гилли ду и словно пытался прибить Рихарда к земле, подобно дорожной пыли.
  Кварк не заставил себя долго ждать. Спланировав так быстро и споро, что свист ветра в его крыльях на мгновение оглушил китэйна, он завис в полуметре от земли - достаточно, чтобы дать Рихарду возможность себя оседлать. Вцепившись пальцами в мокрую, скользкую от влаги шерсть, он с трудом, но все-таки взгромоздился на симурана.
   - Умеешь ты находить себе приключения...
   - Заткнись! А тебя чтоб солимонды* спалили, ублюдок! - стараясь перекрыть шум непогоды, гаркнул он уже гилли ду. И, покрепче сжав пальцами шерсть симурана, хрипло произнес: - Погнали.
  А тот, еще не дослушав до конца, парой резких махов крыльями отправил их обоих в свинцово-серое небо.
  Все выше и выше, пока гилли ду внизу не превратился в едва различимую точку. А нокер, сверх силы обхватывающий руками шею симурана, словно пытаясь тем самым унять сотрясающий тело озноб, смог позволить себе хоть немного расслабиться.
  Чтобы он еще. Хоть раз. Связался с гилли ду. С любым из этих засранцев.
  А пока что его определенно ждут дом, ужин и горячая ванна, которая наверняка смоет все невзгоды сегодняшнего дня.

*

Они же саламандры, духи огня, которые не прочь поджечь парочку китэйнов, а уж легковоспламеняемых гилли ду - и подавно.

0


Вы здесь » Мир Тьмы: Подменыши » История » [2.03.2016] It's a trap!