Мир Тьмы: Подменыши

Объявление

   


FAQСюжетО мире
Роли и внешностиНужные персонажи
Мир Тьмы. Подменыши

РОЛЕВАЯ ЗАКРЫТА и существует как частная площадка.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мир Тьмы: Подменыши » История » [24.03.2016] Пак, нокер и химеры - в любом порядке


[24.03.2016] Пак, нокер и химеры - в любом порядке

Сообщений 1 страница 20 из 32

1

http://se.uploads.ru/qaYsM.jpg
Дата: 24.03.2016
Место: Шайенн, квартира Роджера, дом Рихарда
Участники: Рихард Коулман, Роджер Девонпорт
Краткое описание: Когда в квартире Роджера начали происходить странные вещи, он не знал, что и думать. Пока не выяснил случайно, что там поселилась химера. То есть, почти химера и не совсем поселилась. Чтобы прояснить все "почти" и "не совсем", Роджер решил отправиться к единственному знакомому знатоку химер - к Рихарду, которого видел последний раз при очень противоречивых обстоятельствах.
Предупреждение: nothing serious, разве что пара поцелуев? и мат, куда же без него?

0

2

Уже которую ночь Роджеру плохо спалось. В целом, в этом не было ничего странно, если не считать того, что всю свою жизнь, даже в далеком детстве, он всегда засыпал ровно тогда, когда его голова касалась подушки. Он не пил кофе на ночь, не смотрел ужасы и не нервничал на работе, то есть, не делал ничего того, что обычно вызывало проблемы со сном, и, тем не менее, уже который раз, стоило ему залезть под одеяло, его начинали мучить неясные образы и смутные видения, мешая полностью погрузиться в сон. Как следствие, утром он вставал почти таким же уставшим, каким был накануне вечером.
Беспокойно ворочаясь и вороша ногами одеяло, Роджер вдруг проснулся – и сам не понял от чего. Сев на кровати, он потер ладонью лицо и осмотрел спальню. Сквозь неплотно задернутые занавески в комнату пробивался лунный луч, лежащий на полу ровной линий, как будто проводя границу от окна до стены комнаты. В квартире было тихо, все жильцы добропорядочного многоквартирного дома мирно спали. Все, кроме Роджера, маявшегося неизвестно от чего.
Глянув на электронные часы, он выяснил, что на дворе четыре часа утра, хотя, к счастью для ди-джея, следующий день был у него выходным. Плюхнувшись обратно на подушку, Роджер натянул на себя одеяло и закрыл глаза, намереваясь попробовать снова уснуть, как вдруг почувствовал что-то. Точнее, что-то. Снова открыв глаза, он прислушался к себе. В организме все было тихо, не считая усталости, ставшей уже привычной за эти дни, в квартире по-прежнему было темно и тихо. Оглядевшись еще раз, пак вдруг понял, что смотрит не туда. Проблема была не в квартире, а в глэморе. Его струи, всегда витавшие вокруг, сейчас закручивались в странные спирали и меняли свой цвет с привычных для него розово-оранжевых на какие-то лихорадочно-красные. Понаблюдав за зрелище несколько секунд, Роджер только успел подумать, чтобы это значило, как вдруг одна длинная красная струя глэма, проплывавшая перед ним, вдруг обрела очертания. Сквозь красное марево проступили контуры большой головы, покрытой то ли шерстью, то ли перьями, с массивной челюстью, выдвинутой вперед, и горящими красным глазами. Повисев какое-то время неподвижно, странная звериная морда вдруг распахнула пасть, издала низкий утробный рык и рванулась вперед, явно целясь в Роджера. Пак среагировал совершенно рефлекторно, снова упав на подушку, и голова пронеслась над ним, ударившись в стену над спинкой кровати и исчезнув в ней.
Но, к несчастью, попала она не столько в саму стену, а в бра, висящую над изголовьем. Видимо, сгусток магии сильно не понравился светильнику, потому что он вдруг самопроизвольно включился, потом выключился – и вдруг заискрился проводкой. Обои в месте соприкосновения мгновенно почернели, и в комнате запахло жженой резиной пополам с нагретым металлом. Но, по счастью, на этом все и закончилось, устроить пожар взбесившийся глэмор не сумел.
Громко выругавшись, Роджер вылез из кровати, прошлепал босиком в кухню и открыл дверцу  холодильника – свет внутри не горел. Вероятно, в доме сработала защита от скачков напряжения, вырубив электрику по всему зданию. Вернувшись в комнату и взяв мобильник, он нашел пришпиленную магнитом к холодильнику визитку электрической компании и набрал номер. Очень не хотелось утром пить холодное молоко.
***
Роджер сидел на ступеньках лестницы, держа в руках кружку - подогреть молоко все же не удалось. Удостоверившись по телефону, что пожар зданию не грозит, компания пообещала прислать команду ремонтников к шести утра. Команда приехала с опозданием на час и выслушала много интересного в свой адрес от всех жильцов по очереди, не сумевших с утра приготовить горячий завтрак или высушить волосы феном. Теперь они возились в квартире Роджера, отдирая обои и колупая стены – на поверку оказалось, что в его квартире разом сгорела вся проводка, какая вообще была. Пока ди-джей ждал мастеров, он сумел сочинить правдоподобную историю без участия летающих зверей, так что поломку списали на короткое замыкание. Роджер же, будучи не в состоянии видеть, как разносят стены его уютной квартирки, и слышать дикий грохот перфоратора, сбежал на лестницу, где и сидел, грустно созерцая свои кеды и ступени под ними. Он даже себе самому не мог объяснить, что именно его так расстроило – предстоящая уборка или ночной полтергейст.
- Хо-хо-хо, что это с мальчиком такое? Чего он такой грустный? – вдруг раздалось над ухом, и Роджер невольно вздрогнул от неожиданности. – Грустный пак – что может быть печальнее?
Невольно улыбнувшись, ди-джей поднял глаза и увидел рядом тихо подошедшего соседа с нижнего этажа. Добродушный краснолицый толстяк стоял, уперев руки в широкие бока, и улыбался как добрая бабушка, которую навестили все десять любимых внуков разом. Истинное лицо боггана при этом было не менее приветливым и выражало сочувствие и беспокойство одновременно.
- Что такое, что случилось? – продолжил он, с трудом присаживаясь рядом и вытягивая ноги. – Почему ты такой замученный? С электричеством, конечно, шутки плохи, но разве одна бессонная ночь стоит таких терзаний?
Уставший и снова не выспавшийся Роджер, все еще терявшийся в догадках по поводу ночного происшествия, без всяких предисловий выложил сердобольному боггану все, что имел за душой. Толстяк слушал его, не перебивая, только качал головой и сочувственно цокал языком. Когда пак закончил свой короткий рассказ, богган подумал пару минут, будто переваривая услышанное, а потом вдруг выдал неожиданное:
- Знаешь, это похоже на химеру.
- Что? – не понял Роджер, успевший снова погрузиться в свои несчастья и не ожидавший услышать от собеседника ничего важного и дельного.
- Это похоже на химеру, - терпеливо повторил богган и пояснил: - Один знакомый нокер за чашкой чая мне рассказывал, что однажды видел такое. Какая-то дикая химера заблудилась в Грезе и запуталась в мирах. Как будто попала в середину между ними – и ни туда, ни сюда. Я плохо помню его объяснения, но самое начало истории мне почему-то запомнилась. Может, и спишь ты так плохо как раз поэтому – она мечется где-то поблизости и мешает тебе. Мы же все с Грезой связаны, и гораздо сильнее, чем нам кажется.
Обдумав немного эту идею, Роджер пришел к выводу, что она вполне тянет на правду. Что он знал о химерах? Ничего. А та морда и правда была похожа на звериную.
- И что делать? – спросил он у боггана.
- Не знаю даже, - с сожалением пожал плечами тот. – Это очень давно было, я тогда еще в Иллинойсе жил. Не знаю, где теперь тот нокер. Но и в Шайенне ведь есть свои, найди кого-нибудь – спроси, может, они помогут. Они же все-таки с химерами работают.
Нокер! Ну, конечно, ему нужен нокер! Роджер резко вскочил на ноги, пролив на себя молоко и изрядно напугав боггана. И как только он сам не догадался? К кому же еще, как ни к нему, было идти с такими вопросами?
И у него был знакомый нокер! Почти кинув кружку в раковину и хватая куртку, Роджер поскакал обратно на лестницу, попросил боггана присмотреть за рабочими и рванул на улицу, прокричав уже на ходу:
- Спасибо, друг, с меня кило печенья!
***
Дом Рихарда он нашел без особого труда. Наведя о нем справки, Роджер вспомнил, где именно слышал его имя прежде – нокер, оказывается, был самым высокооплачиваемым архитектором для людей и создателем химер для китэйнов в городе. Хотя, вспоминая о нем, пак думал в первую очередь не о его репутации, а о своей последней встрече с хозяином такого гостеприимного дома. С их внезапного знакомства прошла неделя, за это время Роджер несколько раз вспоминал нокера, но все больше в связи с забавной историей шапок и горячим сексом после. О нокере как таковом у него не было особых мыслей – просто потому, что тот больше не попадался ему на глаза. Однако прежняя мысль о заказе химеры все еще лежала где-то на дальней полке его сознания, и он не исключал, что когда-нибудь снова пообщается с химеротворцем. А может быть и не просто пообщается. Когда-нибудь.
Но Греза распорядилась иначе, и Роджер уже стоял на знакомом крыльце, тыча пальцем в звонок. Когда дверь, наконец, открылась, он начал с места в карьер:
- Ты мне нужен! Прямо сейчас! Вопрос жизни и смерти! Моей жизни и, как ни прискорбно, моей смерти. Бери свои инструменты или чем ты там работаешь – и поехали ко мне.
Естественно, Роджер не спросил, занят ли нокер, может ли уделить ему время и готов ли вообще куда-то идти. Пак был готов подождать, если понадобиться, но его собственные дела, разумеется, волновали его куда больше, чем то, чем возможно был занят Рихард.

+1

3

С момента той памятной встречи нокера и пака успела пройти неделя.
  Семь дней, под завязку наполненных то работой, то сном, то редкими вылазками в город, дабы окончательно не походить лицом на одного из кровососущих. А, начиная с числа эдак двадцать второго, он, наконец, решился даже совершить несколько вылазок в Грёзу - дольше откладывать это дело было нельзя. Чтобы отдышаться после случившегося в ту чудну́ю ночь, понадобилось куда больше часов, чем то заложено в сутках, и нокер, сам того не ожидая, позволил себе какое-то время избегать всех попыток здравого смысла ему об этом заявить. И отнюдь не сразу сумел он заставить себя вернуться в мастерскую для наведения там порядка.
   "Мало ли, чем может вдруг "выстрелить" взбесившийся глэмор - пусть даже и в хозяина места", - так думал Коулман все то время, что откладывал дело в долгий ящик.
  Однако дело это, пускай кропотливое и неспешное, прошло безо всяких осложнений. Догадка нокера подтвердилась - избыток непривычного для этого места глэма попал в некоторые из механизмов, в том числе - и особо чуткой работы. Что поделать - изобретения нокеров время от времени вступали в противоречия с законами - или, точнее, их отсутствием - в Грёзе, и подобные неожиданности не были редкостью даже у самых матерых из мастеров. Оставалось лишь поражаться тому, как он сам умудрился не развеяться в ничто сразу, едва только все началось...
  Как они умудрились.
  Наверное, это и было истинной причиной того, почему у нокера все никак не доходили руки подчистить мастерскую. Пак. Не то, чтобы Рихард сильно скучал по нему - точнее, вспоминал их "маленькое" приключение не без улыбки, спустя столько-то времени имея право посмеиваться над событиями безумного денька - но всем китэйнам известно, насколько сильнее становятся в Грёзе все и каждое чувство. А он их там испытал много. Достаточно, чтобы не желать повторения той фарблунджетной мешанины в голове.
  К тому же, не сказать, что Рихард был персоной общительной. Точнее, он терпеть не мог ковыряться в чужих мозгах, за редким исключением удостаивая кого-либо чести проявлением интереса к личной жизни. И уж тем более не привык он пропускать через себя столько чужих эмоций, сколько пропустил тогда.
  Коротко говоря, любой на его месте пожелал бы больше ни разу не столкнуться с бывшим объектом своего интереса.
  И, когда в дверь раздался нетерпеливый стук, последним, кого мог предположить нокер в незапланированном визитере, был Роджер Девонпорт.
  Как был, в футболке с не отстирываемыми потеками туши, босиком и в черных штанах, отстирывать тушь с которых было совсем не обязательно, он поднялся из-за стойки, где только что неторопливо раскуривал утреннюю папиросу и листал сайты новостей программных обеспечений. Бросил вопросительный взгляд на лежащего у его ног пса. Точнее, развалившегося кверху брюхом. Тот храпел и, наверное, ему было бы совершенно плевать, даже если в дом к ним вошел сам премьер-министр США. А ведь поговаривали, что этот тип как-то связан с Сынами Эфира...
  Бросив в коридор короткое "иду", он направился к двери.
  И, едва ее открыв, был тут же снесен потоком слов. А на фразе с "поехали ко мне", закашлялся, подавившись неудачной затяжкой, и недокуренная папироса свечкой полетела на пол.
  "Черт бы меня побрал, что поленился встать и закрыть ворота", - думал он, не скрывая своего раздражения и глядя на пака так, словно надеялся, что ему удастся испепелить того взглядом. Впрочем, того навряд ли бы взяла и прямая струя напалма.
  Он уже безо всяких обиняков собрался прорычать "в следующий раз предупреждай звонком, идиот", но... Даже не так. "НО". Это самое "НО" остановило его за секунду до того, как нокер хотел хлопнуть дверью перед самым паковым носом.
  Мешки под запавшими глазами - такие глубокие, какие бывают только после продолжительного недосыпа. А сам китэйн выглядел даже хуже, чем когда его приволокли красные шапки. И дело было не столько в вопиющей помятости, сколько в общем впечатлении, которое производил пак. Неряшливость, что в прошлую их встречу с лихвой скрашивал задорный огонек, в движениях, взгляде, даже эманациях глэма, сейчас заметно потух. Только реплики еще сохранили прежнюю веселость, но, не будь даже их, это уже был бы и не пак, верно?
  Нокер никогда особо не мучился коликами благодетельности, но и после всего, что между ними произошло, отнестись к Роджеру как к пустому месту у него категорически не получалось. А потому, решив, что выгнать пака он успеет всегда, китэйн сделал шаг назад и отворил дверь пошире.
  - Век бы тебя не видеть, - с чувством, при этом не самым светлым, произнес он вместо приветствия. - Твое предложение, разумеется, мечта любой девушки, но я не ринусь с места в карьер лишь под взглядом голодного котика. Так что давай сначала - внятно и доступно - что произошло.
  Дождавшись, пока Роджер проследует внутрь, он подобрал с пола папиросу и сунул в уголок рта. Не пропадать же добру. А привести в порядок мысли действительно стоило - кажется, паку все же удалось заразить его своим беспокойством.

+1

4

Роджера особо не интересовали причины, почему нокер не хлопнул дверью у него перед носом, а пустил внутрь, пустил – и хорошо. Сейчас, когда какое-никакое решение проблемы было найдено, он снова чувствовал себя нормально – то есть в меру весело и беззаботно – хотя эти ощущение и были помножены на моральную и физическую усталость. Хотя он сам не замечал, что выглядит и звучит не так, как в предыдущий визит в этот дом.
При словах о голодном котике Роджер ухмыльнулся, хотя и несколько вымучено, - это значило, что нокер тоже хорошо помнит их предыдущее общение. Интересно, сколько времени он приводил в порядок свою мастерскую? Пак бы с удовольствием обсудил эту интересную тему, но его личные заботы отвлекали его от пустой болтовни, которой и так можно было заняться в любой другой момент.
На теплый прием он изначально не рассчитывал, но и такое обращение смутить его не могло. К тому же, сам хозяин сразу предложил переходить к делу – что Роджер и сделал.
- У меня дома живет дикая химера, - сразу начал он с главного. Потом сделал паузу, а потом подумал, что стоит немного прояснить ситуацию, чтобы нокер всецело проникся его отчаянием. – То есть, я думаю, что это химера. То есть, она похожа на химеру. Вроде…
Роджер замолчал и возвел глаза к потолку. Как-то неубедительно это все звучало. И главное – совершенно не цепляло за душу. Поэтому он решил начать сначала и подбавить красок.
- Я проснулся среди ночи, а у меня прямо перед лицом – бам! – появляется какая-то морда из глэма. И как – рррр! – на меня, а я поднырнул под нее, а она – вжжжжж! – надо мной и прямо в стену! А из-за нее лампа загорелась, и электричество везде вырубилось – и я остался без горячего молока на завтрак! А теперь эти придурки долбят мои стены и меняют всю проводку, а хозяин дома говорит, что платить за ремонт не будет – потому что замыкание устроил не он! А в страховой компании сказали…
Тут Роджер понял, что его понесло не туда, и снова замолчал. Поморгав глаза, он мысленно вернулся к сути вопроса.
- У меня в соседях один богган – мировой мужик! – так он сказал, что уже видел такое. Он сказал, это бывает, когда дикая химера заблудилась где-то там и попала куда-то туда и теперь мается где-то тут. Короче, мне нужно, чтобы ты дал ей пинка – и пусть себе портит проводку ши в Аркадии, а не мне.
Прокрутив в голове все свои доводы, пак пришел к выводу, что теперь-то озвучил все, как надо. Если нокера не заинтересуют слова боггана, может, его заинтересует само явление? А если и оно не вызовет любопытства, то, может, он хотя бы не откажет старому приятелю? То есть, просто приятелю. То есть бывшему любовнику. То есть, незнакомому паку, который появился у него на пороге, пролез в мастерскую, трахнул самого хозяина и тихо свалил… В общем, хоть что-то должно было сработать!
Вряд ли богган мог тянуть на эксперта в таких вопросах, поэтому Роджер сознательно подкорректировал ситуацию, сделав ее более определенной. Сейчас, когда все ночные переживания остались позади, в нем снова проснулся интерес, что же такое происходит у него в квартире? Химера сама по себе – штука интересная, даже дикая. Заодно, можно использовать это все как предлог для заказа, раз уж он снова встретился с Рихардом.
Но, закончив свой эмоциональный монолог, Роджер внезапно почувствовал, как он на самом деле устал. Здесь, в доме создателя новых вещей, где всегда было сытно от глэмора, пак вдруг почувствовал себя так, будто за все время беспокойных снов, он не только не получал новых его доз, но и отдавал собственный. Устало потерев лицо руками, он перевел взгляд покрасневших от бессонницы глаз на нокера и добавил:
- Из-за этой твари я не могу спать. Сон в твоей постели был последним нормальным снов в моей жизни.
Роджер сказал это и вдруг понял, что это чистая правда. Та ночь, точнее, утро, что он провел здесь, было, пожалуй, действительно последним полноценным отдыхом. Вообще-то, он сказал все это, скорее имея намерение надавить на жалость, но слова прозвучали очень искренне. Слишком искренне для того, кто вообще не любил говорить правду.

+1

5

Должно быть, Рихард был заведомо готов к тому, чтобы услышать нечто фантастическое или абсурдное - от паков и от этого в частности, можно было ожидать всего, что угодно. Вплоть до того, что тот нечаянно открыл проход в Аркадию и теперь попросит нокера прийти и залатать прореху, потому что в квартире стало слишком шумно. Оттого особо он и не удивился, когда пак неожиданно заговорил о диких химерах, ограничившись лишь недоуменно приподнятой бровью да обескураживающе внимательным взглядом темных глаз. Неизвестно, смешался ли пак под оным, или у него изначально не было проработанного поведенческого сценария, но невразумительное пояснение к ситуации, воспоследовавшее за этим, нокера ни в чем не убедило. Даже так: он начинал все больше убеждаться в том, что пак ему то ли чего-то не договаривает, то ли выдумал байку от начала и до конца в попытке выманить его, Рихарда, из дому.
   "В конце концов, паки - отличные выдумщики", - глядя на активно жестикулирующего и ни на секунду не умолкающего Роджера, думал китэйн. - "А если он пытается таким образом поймать меня на интересе?.."
  Вариантов, зачем бы паку могло все это понадобиться, у Коулмана было не так уж и много, но и то, что имелось, выглядело вполне правдоподобным. В конце концов, почему бы котяре не возжелать продолжения банкета? А все происходящее сейчас - это его незамутненное представление о прелюдиях? Вспоминая их прошлую и первую встречу, Рихард мог с уверенностью сказать, что разгадывать тайны пакова мозга не под силу и прозорливейшим из слуагов. Или таким образом заявляют о себе шапки? У тех была масса времени, чтобы поговорить с паком по душам и убедить поработать на их команду... тут Коулман затянулся покрепче. Нет, в подобную подлость со стороны пака ему верить совсем не хотелось.
  Однако, сколько бы здорового скептицизма не испытывал нокер к ситуации в целом, он ни на секунду не позволил себе отвлечься от рассказа. Ибо ситуация - если откинуть излишнее словоблудие Роджера - выглядела донельзя правдоподобной.
  "Либо пак не поленился навести кучу справок о схожих случаях, что, с учетом его натуры, очень вряд ли", - все раздумывал Коулман, с каждой секундой больше и больше сомневаясь в своей первоначальной гипотезе.
  На упоминании о боггане нокер только поморщился - ну, в конце концов, нашли, кому довериться в подобных вопросах! А пак, кажется, совершенно не обращая внимания на потемневший лик хозяина дома, продолжал болтать свою невразумительную бессмыслицу... которая, после недолгой расшифровки, вдруг становилась отчетливо похожа на правду!
  "Химера вполне могла найти щель в ткани Грёзы, но пролезть через нее не до конца, застрять. По описанию это нечто действительно жуткое - если, конечно, пак спросонья не намочил в штаны и действительно видел то, что видел. Возможно, кто-то из братии брошенных? Тогда херово. Впрочем, что угодно, лишь бы не Банальность. В таком случае, я не смогу посоветовать парню ничего, кроме как переехать".
  Порожденные даунтэйнами, Банальные химеры представляли из себя смертельную опасность для любого подменыша. И если иной тролль на месте Рихарда уже с молодецким "хой!" бросился бы в атаку, нокер предпочитал как следует подумать - а нужно ли ему это? Тем более, что такая работа была не совсем по его специальности.
   "Ладно, сориентируемся на месте", - мысленно поставил точку китэйн. И лишь затем с удивлением обнаружил, что уже думает о деле, как о чем-то решенном.
  Наверное, он бы прямо сейчас и сказал свое твердое "да" - пак сумел распалить его любопытство достаточно для того, чтобы больше не сомневаться - но последняя реплика вдруг остановила его. Что это? Попытка надавить на жалость? Разумеется, взгляд пака был достаточно искренним, ну так они все могут выглядеть искренне, когда им это нужно.
  Нет. Хватит. Со всеми этими теориями большого заговора пора было как-то кончать.
   - Хорошо, - неожиданно спокойным после такого бурного выражения эмоций, голосом заговорил китэйн. Папироса каким-то неуловимым движением оказалась у него в руке, и он теперь вертел ее между пальцев. - Сто долларов час, плюс двадцать-пятьдесят в зависимости от сложности проблемы. Аванс выплачиваешь сейчас. В конце концов, я создатель, а не святая церковь, изгнание - это, знаешь ли, не совсем по моей части.
  И с самым деловым выражением лица уставился на пака.
  Он знал, что у того нет таких денег. Как знал и то, что сейчас выглядит полным мудаком. И в собственных глазах - тоже, ведь, не желай он браться за эту работу, мог бы сказать Роджеру простое человеческое "нет". Но слова пака не стоили и ломаного гроша, если тот хоть в чем-то покривил душой. Рихард не был уверен, что его метод проверки стопроцентен, но если китэйн соврал, то либо сознается в этом, чтобы не продолжать тупиковый диалог, либо заврется и тут его можно ловить на горячем, либо...
  Либо ему очень хотелось увидеть огорошенное лицо одного сверх меры заносчивого существа, которому давным-давно пора было надавать под хвост.

+1

6

Когда Роджер шел к Рихарду, он не думал ни о чем, кроме своей проблемы и как бы убедить нокера ему помочь. То есть, вообще ни о чем, кроме этого. Включая такой маленький нюанс, как оплата… Естественно, он знал, что нокер работает явно не бесплатно, но ему совершенно не пришло в голову, что тот может потребовать с самого Роджера плату за предстоящую работу.
Поэтому, когда Рихард, с вопиюще серьезным выражением лица, озвучил цену своей помощи, Роджер натурально оторопел. То есть, захлопал глазами и даже рот приоткрыл от неожиданности. Наверное, со стороны это выглядело забавно, - все-таки не каждый мог довести пака до состояния крайнего удивления.
Строго говоря, напоминание об оплате было вполне обосновано, ведь нокер именно этим и зарабатывал на жизнь, но пака удивило не это, а то, что он просит деньги с него.
- А? – Роджер вложил в этот простой звук все свое недоумение от слов собеседника.
Его нельзя было назвать жадным или даже просто экономным. Имея за плечами не самое сытое детство и довольно голодраную юность, пак любил деньги – они обеспечивали комфорт и еще больше источников удовольствия. Но и сорить ими он привычки не имел, живя вполне по средствам – работа ди-джея позволяла не переживать о хлебе насущном.
- Но я же… но мы же… а как же… - попробовал выдвинуть аргументы Роджер, все еще борясь с ощущением потрясения. – Сто долларов в час? За что?! Я же не прошу сделать мне химеру – я прошу ее выгнать! Сто баксов в час! Да проще квартиру сменить – и пусть хоть всю проводку там перегрызет!
Пак просто хорохорился, сменить квартиру было нисколько не проще. Не говоря о времени на поиски и осмотр потенциального жилья, ему просто нравилось это место. Нравилась улица, нравился вид из окна, нравились соседи, нравился малыш с третьего этажа, который периодически кормил его глэмором за простую конфету, нравилась его мамаша, которая обычно была не против, чтобы добрый «дядя Лоджел» угостил клубничкой и ее… В общем, ему нравилось все, кроме проклятой химеры. И такого раздражающе-спокойного нокера, который нагло пользовался ситуацией. В другое время Роджер бы только одобрил такое беспокойство мастера о собственных интересах, но сейчас дело касалось непосредственно его.
Выплеснув на Рихарда все свое негодование, пак вдруг ссутулился и опустил голову. Он мог сколько угодно шутить над другими, дразнить их и использовать в своих интересах, но когда кто-то получал в руки власть над ним и его интересами, Роджер неизменно чувствовал себя… обиженным. Шурудить в просторных юбках Фортуны он всегда почитал своей прерогативой, и когда кто-то покушался на его лавры – он считал, что с ним обошлись несправедливо.
Нокер назвал не такую уж малую сумму, учитывая, что обговорить время заранее было невозможно – Рихард не знал, сколько его может понадобиться, а Роджер не знал, как можно отследить КПД нокера. Вряд ли он решил нажиться на паке, но вот отомстить ему за наглость – вполне. Тем более что это был далеко не единственный раз, когда предмет его беззлобного, но нахального поведения пытался оплатить той же монетой.
- Ладно, - тихо ответил Роджер, по-прежнему глядя в пол, - договорились. Но у меня с собой нет столько наличных, только карточка, а чековых книжек я не держу.
Если нокер и вправду потребует с него плату – он сможет расплатиться, вопрос только, за счет чего. Но это, надо думать, хозяина дома нисколько не интересовало.
- Так что нам придется дойти до банкомата, если ты, конечно, не держишь у себя дома один из них.
Пак, наконец, поднял взгляд от пола и посмотрел на нокера. Эта химера действовала на него странным образом – уже второй раз за день он чувствовал, что ему грустно. Тем больше поводов у него было от нее избавиться. А сколько за то же самое могут захотеть другие нокеры, Роджер не знал.

+1

7

Что бы не имел Роджер за душой, но Коулману явно удалось выбить его из колеи. И, пожалуй, даже больше, чем он рассчитывал изначально. Такого ошеломления на лице пака - да что там, любого пака! - китэйн доселе не видел никогда. В широко раскрытых глазах застыло столько непонимания и обиды, что мысленно Рихард не сумел удержаться от сравнения с котенком, которому наступили на хвост.
  И от этого, по правде сказать, становилось сильно не по себе.
  За минуткой потрясения последовала волна закономерного негодования, но и то было каким-то... недостаточным для существа, из которого энергия обычно так и бьет ключом. А нокер, совершенно не рассчитывавший на то, что его уловка обернется хоть мало-мальским успехом, приходил в тихое... его наставник назвал бы это "охуением". У самого Рихарда попросту не было слов.
  Не стоило быть семи пядей во лбу, чтобы понять: нынешнее состояние Роджера - отнюдь не безобидное следствие недосыпа, с которым рано или поздно сталкивается каждый второй. Неделя... нокер лихорадочно прикинул сроки, за которые Банальная химера смогла бы выжать досуха среднестатистического китэйна. Результат подсчета привнес в душу Рихарда некоторую уверенность: по всякому выходило, что твари бы понадобилось не больше нескольких дней. А по словам пака выходило, что бессоница донимает его уже как минимум неделю.
  "Значит, не все так печально", - позволил себе мысленно усмехнуться нокер, хотя усмешка эта была вовсе не веселой. На этот раз он был сосредоточен и готов к работе.
  Судя по лицу Роджера, мысли того обуревали не из легких. А когда он, как-то совсем уж тихо и печально, согласился на его предложение, нокер понял, что с цирком пора было кончать. Повеселились - и хватит. Согласиться на такой откровенный грабеж может только человек в безвыходном положении.
   - Молчал бы уж, рабыня Изаура, - произнес он, кисло улыбаясь, и ободряюще взлохматил паку затылок тяжелой ладонью. - Не собирался я тебя обдирать, по крайней мере, не так сильно. Только проверить на предмет вранья. От символических - не откажусь, но еще и неизвестно, что за существо у тебя в квартире поселилось. А, впрочем... сейчас соберусь, и мы пойдем.
  Он уже развернулся в сторону ведущей на второй этаж лестницы, но вдруг, вспомнив кое о чем, глянул на Роджера через плечо:
   - И, кстати. Кварка я беру с собой.
  После чего, не объясняясь и не дожидаясь ответной реакции пака, пошел за вещами.
  Дабы не тратить времени зря, было принято решение ехать на машине. Байк Роджера, после недолгих раздумий, нокер с тяжелым сердцем согласился оставить у себя на участке - и до сих пор не до конца был уверен, показалась ему или нет тогда хитринка в паковых глазах? Дорога в город же заняла у них около полутора часов, да и то потому лишь, что навострились они уже к часу пик.
  Следуя указаниям Роджера, Рихард припарковал машину на пятачок бордюра, кое-как утрамбовав ее между стареньким жуком и кислотного цвета фольксвагеном. Выгрузившись наружу вместе с большим чемоданом и тяжело пыхтящим пекинесом, он проследовал за паком внутрь его жилья.
  Кажется, к их приходу с электричеством так и не разобрались, но окон по всему дому было много и льющегося сквозь них дневного света вполне хватало нокеру, чтобы не натыкаться на стены. Вид тамбура угнетал. Состояние лифта и вовсе не поддавалось сравнениям.
  Когда они поднялись на нужный этаж - Рихард даже не запомнил, какой - и подошли к квартире пака, китэйн сразу же почувствовал беспокойные колебания глэма в воздухе вокруг них. Слабые и, возможно, не слишком заметные для того, кто не прислушивается специально, но у нокера был какой-никакой опыт в подобных вещах. Он нахмурился. Кварк недовольно заворчал.
   - Осторожнее, - предостерег он Роджера, пока тот возился с замком. - Дай мне войти первому.
  То, что переступив порог квартиры, он не упал, сраженный замертво, уже несказанно радовало. Сжав висевший на шее механизм-амулет, нокер прислушался к ощущениям собственного истинного тела. Однако никакой угрозы ни ему, ни глэмору так и не уловил.
   - Держи, - не оборачиваясь, он передал паку амулет-копию того, что имел при себе. - Надень, обмотай вокруг запястья, хоть в зубах сожми, но чтоб, ять, от тела не отрывал. В твоем доме и правда есть что-то, но если все выйдет из под контроля, так у тебя будет больше шансов не помереть.
  И только затем насмешливо глянул ему глаза в глаза:
   - Впрочем, ты можешь подождать за дверью. Но это уже, я думаю, не так интересно?
  Кварк тут же принялся с энтузиазмом исследовать квартиру, нюхая все, до чего добегал, а Рихард, вновь прислушавшись к своему ощущению глэмора, понял, что с его приходом тот будто забеспокоился больше:
   - Так где, говоришь, появилась та летающая голова?

+1

8

И все же Рихард проявил определенное великодушие. Слабо улыбнувшись от его прикосновения к волосам, Роджер подумал, что, все же, не ошибся в нокере. На сердобольного добряка тот явно не тянул, но, все же, потребуй он заявленную плату на самом деле – это был бы перебор. Приободрившись немного от слов хозяина, пак решил, что ситуация в итоге разрешилась вполне в его пользу. По крайней мере, ее предварительная часть.
Роджер не был ни зол, ни обижен на нокера за такую «проверку на вшивость». Во-первых, врать для паков – нормальное дело, и любой пак по определению вызывал подозрения у всех, включая самих паков. А во-вторых, нокер получил возможность отыграться довольно малой кровью для Роджера. Куда хуже было бы, если бы он потребовал свои сто баксов в час на самом деле.
Рихард собрался идти за ним сразу же, не откладывая в долгий ящик. Это заставило Роджера снова повеселеть – в той мере, на какую он был способен. Поэтому слова про загадочного Кварка он пропустил мимо ушей. Пока не увидел семенящую вслед за хозяином псину… Скривившись, чтобы явить миру всю доступную ему меру брезгливости, пак отошел с дороги, пропуская и нокера и его питомца в дверь, и замкнул собой это маленькое шествие. Компания собаки ему не нравилась категорически, но ставить условия в его положении было бы слишком большой наглостью даже для него.
То, что псина поедет вместе с ними в машине, было плохой новостью, но они хотя бы поедут в машине – так теплее и, хотелось надеяться, быстрее. Теплее действительно было, но не быстрее – из-за «пробок» они потратили на дорогу куда больше времени, чем могли бы. В машине пак больше молчал, чем разговаривал – то ли экономил силы, то ли просто о чем-то думал. К счастью для водителя, который, при иных обстоятельствах, мог бы передумать помогать ему уже на середине пути.
Состояние подъезда удручало. У Роджера закралось подозрение, что ремонтники решили не ограничиваться его квартирой, а разнести по кирпичу весь дом. Однако прямо сейчас его куда больше волновало другое.
Добравшись до квартиры, Роджер предоставил нокеру полную свободу действий – то есть не лез вперед, не мешал и старался молчать. Не столько от желания помочь, сколько от интереса, что же будет дальше. Рихард вошел первым, за ним последовал пес, и Роджер не смог отказать себе в удовольствии слегка придать ускорение собачьему заду, якобы, в целях более быстрого перемещения. Собака угрожающе – как она думала – заворчала, но, видимо, решила не связываться.
Молча взяв протянутое что-то, Роджер, пользуясь длиной шнурка, повесил побрякушку на шею и закинув в ворот футболки. Никаких особых ощущений он не почувствовал, но нокеру явно было виднее.
В квартире все было точно так же, как и утром, разве что вокруг на полу были белые следы ботинок – колупая стены, рабочие разнесли мел по всей квартире.
- В спальне, - ответил пак и показал нокеру, куда идти.
Квартира была невелика, прихожая сразу же переходила в гостиную с диваном, за которой, отделенная половинчатой перегородкой, была кухня, а короткий коридор справа заворачивал в единственную комнату. Обычное холостяцкое жилье за умеренную плату.
Проводив Рихарда в спальню, Роджер сразу помрачнел, увидев раскуроченную стену. Обгорелые провода валялись на полу, а их место в стене заняли новые, но пустоты нужно было заливать бетоном – чего, судя по всему, электрики делать не собирались.
- Она появилась прямо тут, - пак подошел к своей кровати и встал у самого изножья. – Висела над полом метрах в полутора. А потом шарахнула в стену.
Он указал на бра, косо висящую на своем крючке. Не вынеся еще и этого, Роджер залез на кровать и поправил светильник. В другое время он бы обязательно пошутил насчет присутствия нокера в его спальне, точнее, начал бы развивать эту мысль, пока не получили бы по голове. Но сейчас его куда больше занимала химера, и что именно Рихард собирался с ней делать.

+1

9

Не то, чтобы у нокера были время и желание разглядывать квартиру Роджера, но совсем не смотреть у него не выходило. И то, что он видел, мягко говоря, наводило на мысли о разрушительном торнадо. Пыль штукатурки на паркете, стенах и даже тумбочке в прихожей, все - отпечатки чужих пальцев и ботинок. Какие-то вещи, место которым явно было выше уровня пола, лежали на оном в самом беспорядочном виде - кажется, их просто задели, уронив, и даже этого не заметив. А, проходя за паком мимо гостиной и мельком ее осмотрев, он не без удивления отметил, что грязь умудрились развести даже здесь. Хотя, казалось бы, зачем бригаде электриков - а, судя по всему, это было дело ее рук и ног - задерживаться здесь? Семенящий следом за ним, Кварк не успел даже толком зайти в комнату, как оглушительно расчихался серией коротких и в какой-то мере забавных чихов. Забавных - если смотреть на эту сторону его сути.
   - Не сшиби здесь чего, - через плечо бросил Рихард. В квартире у пака вполне могли оказаться вещи из глэма или им же покрытые, на которые химера мог нечаянно повлиять. Например, задев своим немаленьким белым боком.
  Кварк в ответ лишь презрительно фыркнул. Нокер закатил глаза. Кажется, не у него одного с Роджером складывались весьма курьезные отношения.
  Наконец они оказались в спальне. По крайней мере, в комнате, которая некогда представляла из себя спальню, но сейчас больше походила на жертву мародерского набега. И дело тут было не только в дырявости стены, из которой, как щупальца, торчала проводка, наибольшем во всей квартире количестве осыпавшейся штукатурки и общем впечатлении захламленности. Странное поведение глэмора сильнее всего ощущалось именно здесь, и нокер невольно напрягся, понимая, что сейчас-то начнется самое интересное.
  Интересное и началось. Когда пак, вместо того, чтобы смирно постоять в сторонке, залез на кровать и под взглядом вытаращенных глаз нокера принялся поправлять чертов бра.
  Именно в тот момент Рихард ощутил, как волоски у него на руках и спине встают дыбом, а в затылок ощутимо упирается чье-то незримое присутствие.
   - Блять! - гаркнул он непонятно кому и, рывком сократив расстояние до пака, схватил его за футболку и самым бесцеремонным образом сдернул с постели спиной вперед. Волна глэмора всколыхнулась снова. Кажется, чему-то нравилась происходящая суета.
  Некитэйновым усилием воли умудрившись взять себя в руки и не наорать на пака, он тщательно, выговаривая, как для непонятливого ребенка, сказал:
   - Пять минут. Подари мне пять минут, во время которых ты не будешь совать пальцы в розетку, даже если это, без сомнения, очень увлекательное занятие. Пожалуйста.
  Последнее слово он произнес с таким нажимом, что из просьбы оно стало больше походить на угрозу. После чего, отвернувшись, опустил на пол свой чемодан и принялся доставать инструменты.
  Оных в общем-то было не так уж много. И уже действительно через каких-нибудь пять минут аппаратура была расставлена по периметру спальни, а нокер, что называется, вооружен. Приборы негромко звенели, жужжали и в целом издавали такие звуки, названия для которых нет на человеческом языке. Рихард глянул в один из углов. Механические шарики скользили по медного цвета орбитам вокруг шара большего, внутри которого ярко-пурпурным пульсировал глэмор. Пора.
   - Она где-то здесь и уже наблюдает за нами, - не забывая прислушиваться к собственным ощущениям, произнес нокер. - Сейчас главное вытащить ее прежде, чем она вылезет сама. Кварк!
  Пекинес с часто-часто болтающимся от дыхания языком показался у него из-за спины и выжидательно глянул.
   - Охраняй.
  И неусидчивый обычно пес вдруг застыл, глядя в одну точку перед собой.
   - Я сказал вытащить, да, - нокер внимательно посмотрел на Роджера. - Тебе повезло - будь это порождением Банальности, мои приборы сейчас вели бы себя совершенно иначе. Но отсюда мне не втолкнуть ее обратно. Этому она будет яростно сопротивляться - а вот в реальный мир ей явно охота попасть, раз она уже неделю как не оставит тебя в покое.
  Рихард встал напротив изголовья кровати. Его внешний вид сейчас мало отличался от того, в котором он встретил пака два часа тому назад. Штаны, футболка да старые кроссовки - не шибко похоже на костюм успешного человека. Однако в том деле, что он собирался сейчас совершить, стесняющие тело тряпки только мешали.
  - И напоследок, - сосредоточенно, мыслями уже пребывая в другом месте, произнес он. - Если вдруг увидишь, что я... ну, не справляюсь - сразу опрокидывай приборы. Все до единого. Лучше сильная вспышка глэма, чем откушенный от меня кусок.
  Рихард не приукрасил ни словом, ни жестом. Если до прибытия сюда он еще мог рассчитывать, что "подкроватным чудовищем" Роджера окажется маленький, хоть и жуткий, кошмар, то сейчас не было сомнений в обратном - взгляд, который он чувствовал на протяжении последних минут, отнюдь не был доброжелателен. Он источал голод, злобу и страх. Жуткое сочетание, когда имеешь дело с химерой.
  А та, словно вдруг почуяв направленную на нее угрозу, невидимо подобралась. Медлить больше было нельзя.
   - Ну, поехали, - собравшись с силами, пробормотал нокер.
  И активировал механизмы.
  Сначала медленно, а затем все быстрее и быстрее крутились шарики по орбитам. Мелодичное жужжание переросло в гудение, и свет, источаемый заточенным в приборах глэмором, вдруг стал едва ли не единственным источником освещения в комнате. Под потолком заклубились дымы тьмы - тьмы в прямом смысле этого слова. От нее не спасали даже окна, почти сразу же ставшие пародиями на самое себя.
  Медленно и неохотно расступалась прореха в Грёзу.
  А совсем вскоре до китэйнов донесся леденящий душу рык.

+1

10

Нокер почему-то оказался против исправления вопиющей несправедливости в виде поправки скособоченного светильника. Роджер чуть не полетел с кровати прямо на пол от инерции, с которой тот стащил его вниз.
- Эй, ты чего?! – возмутился было пак, но тут же замолчал, увидев выражение лица своего гостя. Его попросили не совать пальцы в розетку, хотя он еще не начал делать ничего даже отдаленно напоминающего безответственное поведение.
Насупившись и одернув футболку, он сел на кровать и стал наблюдать за манипуляциями нокера. Роджер даже примерно не представлял, каково назначения всей этой техники, поэтому просто сидел и не мешал, издали рассматривая это все и превозмогая желание начать тыкать пальцем в непонятные провода и нажимать неизвестные кнопки.
На словах Рихарда о необходимости вытащить химеру сюда, а не затолкать обратно туда, пак даже подскочил на кровати.
- Что?! Тащить эту хрень сюда? Ты сдурел?! У нее, знаешь, какая пасть? А зубы! И она на меня напала! И вообще, мы так не договаривались!
Эта идея не понравилась ему совершенно. Нокер-то не видел эту морду прямо перед собой, а он видел. А если сейчас он притащит это чучело сюда целиком… Тут нужны были не жужжащие ящики с кнопками, а, хотя бы, винтовка. Причем, химерическая. Задумавшись, бывают ли химерические винтовки, Роджер чуть не пропустил инструктаж. Если он вдруг увидит, что Рихард не справляется? И как он должен это увидеть? Тот начнет кряхтеть от натуги или у него кровь из ушей потечет? Перебить всю технику Роджер мог совершенно спокойно, вопрос был только в том, когда. Однако спрашивать пак ничего не стал. Только покосился на псину, которая застыла как будто по стойке «смирно». И что она должна была охранять? Тапочки хозяина от крыс-переростков?
А нокер меж тем развил бурную деятельность. Точнее, деятельность развилась сама по себе. Роджер почувствовал всплеск концентрации глэмора, а потом наверху начали собираться грозовые облака. Прямо в квартире, под потолком. Глядя на них во все глаза, пак только понадеялся, что грозы в помещении все-таки не будет – иначе кроме ремонта стен придется менять еще и паркет…
А облака меж тем превратились в зияющую дыру, из которой отчетливо потянуло отголосками Грезы. А потом Роджер услышал тот самый звук, только усиленный в несколько раз, - так рычала та плавающая в воздухе голова. От этого шерсть у него на загривке встала дыбом, и он рефлекторно отполз подальше от эпицентра катастрофы. Оставалось надеяться, что у нокера был более надежный план, чем «опрокидывай приборы, если я не справлюсь».

+1

11

Происходящее нравилось паку не больше, чем ему самому - и в этом не было ничего странного. Возможно, окажись нокер на месте хозяина квартиры, то собственноручно вырубил бы того, кто пытается призвать в ее стены химерическое чудовище. Однако тот не пытался вмешаться, и этого было достаточно.
  Пока что.
  Рихард покрепче сжал в пальцах механический амулет и вперил взгляд в расширяющийся под потолком пролом в Грёзу. Не трод, не портал - именно пролом. Он схлопнется, стоит только вытащить из него сдерживающий фактор. "Как же отправить чудовище обратно?" - мог бы спросить пак, уточни ему Рихард этот нюанс. Да, в этом и состояло основное затруднение...
  "Нашелся тоже, великий загонщик химер", - с трудом воздерживаясь от мысленных самопроклятий, думал нокер, не переставая глядеть в пролом и с каждой секундой все лучше чувствуя неумолимое приближение твари. - "Твоей аппаратуры едва хватает на безопасное путешествие по Серебряным путям, а туда же, лезешь, куда не звали, черт подери!"
  Рык химеры стал явственнее и громче, а к клубам непогоды прибавился поток холодного ветра. Он ударил в лицо, разметав волосы и сбив дыхание, на короткое время ослепив китэйна, от неожиданности зажмурившего глаза.
  Этого короткого мига хватило с лихвой.
  Вспомните самый большой в своей жизни кошмар и помножьте его на два. Да, это работает именно так. Это - нечто, чего нельзя представить, даже обкурившись травкой или посмотрев на ночь фильм ужасов. Подобное можно только увидеть, и, если тебе повезет, всего один раз в жизни.
  Она была огромна. Вернее, огромна для размеров этой комнаты. Заполнив собою почти все пространство потолка и половину - до пола, химера дергалась и рвалась, сдерживаемая материализовавшимися нитями глэмора, что тянулись из приборов нокера. Тела не было - была гибкая клубящаяся масса тьмы, по которой рывками перемещались конечности: полуптичья-полузвериная голова с оскаленной красной пастью, покрытые струпьями голые лапы и длинный чешуйчатый хвост, полный криво загнутых шипов.
  Этот-то хвост чуть не сбил Рихарда с ног. Он едва успел отступить, вжавшись спиною в стену, когда тот прошел в дюйме от его лица и со свистом исчез в потолке. Замысловато выругавшись, нокер усилил действие механизмов. И без того работающие в неистовом темпе, те загудели на пределе своих возможностей, стягивая беснующееся тело еще большим количеством нитей. Химера отчаянно взревела.
  "Давай!" - хотел крикнуть он Кварку - единственному, кто сейчас мог на равных разобраться с тварью - сквозь все усиливающиеся порывы ветра.
  Но не успел.
  Неожиданно сильный рывок - с мелодичным "дзынь" лопнуло несколько нитей - и круто развернувшаяся химера нашла взглядом пака.
  А затем атаковала.

+1

12

В квартире творилось форменное безобразие. Начать с вынутых проводов и порушенных стен, потом к этому присоединился беспорядок, учиненный рабочими, а теперь под его потолком была дыра в Грезу, откуда должна была появиться какая-то химерическая тварь, которая, вообще-то, и стала первопричиной всего бардака. Роджер не знал, что там творил нокер, но вся эта затея нравилась хозяину разгромленной квартиры все меньше и меньше.
А потом из дыры появилось это. Пак никогда не видел химер в первозданном виде, ему не приходилось до сих пор встречать их в Грезе. И если они всегда выглядели так, как вот эта, - этому можно было только порадоваться. Несколько секунд Роджер созерцал нечто, появившееся из дыры, и начал прикидывать, успеет ли он еще сослаться на какие-то архи срочные и важные дела и слинять из квартиры до окончания светопреставления или нет. Судя по происходящему – уже нет…
Тварь вела себя именно так, как называлась, - то есть, как тварь. Пока она выясняла отношения с нокером, пак держался на безопасном расстоянии, надеясь, что все решится как-то само собой. Но потом вечер окончательно перестал быть томным, и химера вдруг решила, что персона Роджера ей куда интереснее.
Уже падая на пол и отползая под кровать, он подумал, что дело плохо. Выбравшись с другой стороны, она вскочил на ноги и постарался с места отпрыгнуть сразу в самый дальний конец квартиры. Но химера оказалась быстрее. Роджер успел увернуться от какой-то то ли лапы, то ли ноги, решившей огреть по голове и от хвоста, который попытался сбить его с ног. Когда тварь потянулась к нему в третий раз, он отцепил от пояса свой кинжал и рубанул по ней наотмашь. Чудище взвыло от боли и, в свою очередь, треснуло его очередной ногой, от чего пак натурально отлетел от эпицентра событий метра на три и приземлился на пол у стены.
Химера рванулась было за ним, но осталась, где была, - видимо приборы нокера все же работали. Роджер не знал, был ли это тот самый момент, когда надо начинать крушить аппаратуру, но даже если и да – он был слишком далеко от нее и не испытывал никакого желания подходить ближе. Он просто сидел на полу, прислонившись спиной к стене, тяжело дышал и растерянно смотрел на мечущееся под потолком существо. Пожалуй, все же стоило просто сменить квартиру.

+1

13

События развивались быстро - слишком быстро для того, чтобы нокер успевал хоть что-нибудь предпринять. Когда химера бросилась на пака, Рихард стоял всего в шаге от него, и тем не менее это ничем не помогло: Роджер уже исчез под кроватью, когда тварь, рыча от бессильной ярости, попыталась выцарапать его оттуда когтями. А самому китэйну пришлось в очередной раз уворачиваться от ее резко мотнувшегося в сторону хвоста. Распластавшись на полу, он тут же перекатился на спину - но отнюдь не сразу ему удалось сориентироваться в пространстве и понять, где находится он, где пак и химера, а где Кварк.
  Несмотря на то, что глэмор не давал химере полной свободы, та все равно металась и билась по комнате с таким неистовым отчаянием, что сразу можно было понять - в неволе она ненадолго. И это было вопросом считанных секунд.
  Лишь в этот миг нокер по-настоящему задумался о том, что в одном доме с Роджером наверняка живут и другие фэйри. И что именно произойдет, если химера найдет в них выход своей неконтролируемой злобе. Задумался. И прерывисто вздымающее грудную клетку дыхание спряталось за недобрым оскалом.
  Ну уж нет. Такого косяка он не допустит.
   - Кварк! Действуй же, т-твою!
  А пес только того и ждал.
  Паку еще удалось оставить химере памятный знак, когда та одним мощным ударом отшвырнула его от себя, и тот врезался в стену аккурат возле китэйна. Нокер медлить не стал - тут же метнулся к нему и, споро подхватив оглушенного пака под руку, потянул за собою вверх:
   - Роджер, приготовься, сейчас!..
  Его последние слова заглушил хлопок резко расправившихся крыльев.
  Единственное белое пятно в том океане чернильного хаоса, который сейчас представляла из себя комната пака - именно этим являлся Кварк. Свирепый, размером с доброго коня, симуран. Рыча, он припал к земле напротив чудовища, стоя к двум китэйнам спиной и закрывая их от химеры широким размахом своих белых в черное, как у полярной совы, пятно, крыльев.
  Тварь зашипела, обнаружив в клыкастой пасти длинный змеиный язык, и метнулась в угол, оттуда пытаясь достать симурана хвостом. Времени было в обрез. И нокер, не давая Роджеру времени опомниться самостоятельно, схватил его за плечи и хорошенько встряхнул:
   - На меня, на меня, блять, смотри! Помнишь, что я говорил тебе об амулете? Так вот, к чертям забудь все это дерьмо! Давай его сюПРИГНИСЬ!
  И в подтверждение своих слов упал на пол плашмя. Над головой его просвистели когти. Каким-то образом тварь умудрилась перемахнуть через Кварка и сейчас зависла под потолком, пытаясь, но уже без прежней решительности, достать своих врагов оттуда.
  Не желая больше рисковать и с каждой секундой все больше распаляясь пришедшей ему в голову идеей, нокер в два шага оказался возле кровати и нырнул под нее, уже оттуда жестикулируя паку. "Пиздуй сюда!" - можно было прочесть по его губам. К сожалению, только прочесть - битва между двумя химерами разгорелась вновь.

+1

14

Потом, время спустя, когда Роджер вспоминал события того дня, он характеризовал их коротко и лаконично - «полная хрень». Но именно в тот момент, когда он сидел на полу, глядя на резвящуюся в его квартире химеру, ему казалось, что действительно давно переступила границы понятия «хрень», потому что той хрени с каждой минутой становилось все больше и больше.
Когда нокерская псина вдруг взяла и превратилась во что-то большое, лохматое и крылатое, пак только чудом не запрыгнул на руки нокера, вдруг оказавшегося рядом, от неожиданности и испуга.
- А-а-а-а! – описал он свои ощущения от увиденного, когда второе существо сменило облик, заслоняя их от разъяренной химеры.
Пока Роджер ошалело таращился на чудо-псину, события на всех парах неслись вперед. Переведя изумленный взгляд на Рихарда, он силился понять, что тот говорит, и воспринимал его только потому, что тот перед тем тряхнул его за плечо. А когда нокер с криками повлек его вниз на пол, он только молча и быстро подчинился, уже не пытаясь понять, какого ши вообще происходит вокруг.
А потом нокер бросил его, шустро ускакав куда-то вбок и нырнув под кровать. Покосившись на двух химер, явно готовившись сцепиться насмерть в самое ближайшее время, Роджер послал это все куда подальше и рванул следом.
Забившись в самый дальний угол подкроватного пространства и надеясь, что во время боя тяжелая кровать никуда не денется со своего места, он пихнул нокера ногой и возмущенно прошипел:
- Твоя собака – волк!
Вообще-то, можно было догадаться, что нокер притащил с собой мелкую комнатную собачонку не просто ради скуки, а из практической пользы, но такого поворота Роджер все равно не ожидал.

+1

15

Как итог, нокеру даже необязательно было оказаться услышанным. Роджер ухватил все с полуслова. Одним не человечески быстрым и слитным рывком он преодолел расстояние от стены до кровати и мигом нырнул под нее, тесня Рихарда и отползая как можно глубже и дальше от творящегося хаоса битвы. Снаружи раздался вой, затем грохот - кажется, опрокинулась прикроватная тумбочка. И, наверное, лишь оттого застывшему в ожидании атаки на их временное убежище, нокеру было тем более неожиданно и болезненно получить чувствительный пинок в бедро. Тут-то его сверх меры претерпевшие за сегодня нервы и не выдержали.
  Резко обернувшись и столкнувшись с паком лоб в лоб, он от души наорал на него в ответ:
   - Моя собака - блять, сраная химера! И я уверен, он с наслаждением растолкует тебе эту нахуй проебанную разницу, но чуточку позже, хорошо?! А сейчас отдай мне чертов амулет!
  После чего, сочтя пака предупрежденным, без предупреждения же сдернул с его шеи механизм.
Уже очень-очень давно Рихарду не приходилось работать так быстро и в таких нестабильных условиях. Но именно сейчас выбора у него отсутствовал как класс. Положив оба амулета на пол перед собой, щурясь из-за подкроватного полумрака, нокер принялся лихорадочно, в одном ему известном порядке крутить крепленные к их задним поверхностям шестеренки. Оба механизма были полностью завязаны на монадах Гилдул и Верх. Но что будет, если энергию материи Верх поменять на энергию воздействия Вирд?
   "А будет вот что", - криво ухмыльнувшись, подумал Рихард и повернулся к паку.
   - Держи! - один из амулетов был тут же передан из рук в руки. Правда, чтобы быть услышанным, китэйну пришлось перейти на крик - вой и рычание над ними заглушали все прочие звуки. - Когда я скажу, выйдешь отсюда и швырнешь его в прямо эту тварь! Понял? Готовьс-ссь!
  И, едва не стукнувшись затылком о дно кровати, выполз с обратной драке стороны. А когда с максимальной осторожностью приподнялся над бортиком кровати, взгляду его предстала ужасающая картина.
  Симуран был потрепан. Потрепан - если так можно сказать о немалом количестве ссадин, ушибов и парочке больших ран, что кровоточащими полосами проходили через белую шкуру. В данный и конкретный момент Кварк придавил чудовище к земле, зубами теребя что-то в глубине ее темного клубящегося нутра, а та визжала и вырывалась, как одержимая. Конечности борющихся то и дело исчезали в стене, потолке и стенах. Ну точно - у пака в соседях людей нету.
  "И это лишь вопрос времени, когда они прибегут сюда - разбираться".
  Нокер прерывисто втянул носом воздух, набираясь решимости для того, что собирался сделать. Что ж. Сейчас или никогда.
   - Кварк, назад!
  Одного у симурана было не отнять - в случаях, когда дело касалось техники, нокеру он доверял безоговорочно. Не медля и секунды, химера разжал свою хватку и мощным махом крыльев отбросил свое тело в сторону от поверженного врага. Изрядно помятая и потрепанная, тварь поднялась на лапы. Взгляд ее хищных, с вертикальным зрачком, глаз, теперь смотрел только на него.
   - Ну что, как тебе на вкус зубки моего друга, ты, хитровыебанная хуйня?
  В запасе у Рихарда было еще множество смачных ругательств - однако применять их на практике не пришлось. По-кошачьи припав к земле, химера подобралась, и прыгнула в его сторону.
  В это же мгновение произошло сразу несколько вещей.
  Амулет из рук Рихарда полетел аккурат в раззявленную звериную пасть.
  Он успел выставить руку и отскочить, но тварь от души полоснула его когтями по запястью. Резкая боль - и нокер упал на пол.
  А затем химера придушенным и каким-то неживым голосом произнесла:
   - Твои игруш-шшки не помогут тебе, нокх-ххер! Как и твой маленькх-ххий друж-шшок. Что же ты прячешшься там, малыш-ш пакх-хх? Ч-шшто прячешшь?
  И вдруг пошатнулась, заклекотав-захрипев. В глазах чудовища промелькнул неподдельный ужас. Китэйн же победно расхохотался.
   - Пак! Давай!

+1

16

Нокер не проникся всем трагизмом ситуации. Или комизмом? Потому что плохо себе представлял, как это все выглядит со стороны – когда мелкий мопс берет и легким движением руки превращается в… во что-то. Пак уже задним числом пожалел, что пнул псину. Особенно если она действительно соберется объяснять ему «проебанную разницу».
Рихард сорвал амулет с его шеи и начал над ним колдовать. Роджер благоразумно не спрашивал, что он делает, меньше знаешь – лучше спишь. Но вот распоряжение насчет его дальнейшего действия с амулетом было неожиданным и, мягко говоря, совсем не побуждающим к действию. Роджеру совершенно не хотелось вылезать из-под кровати, а тем более подходить близко к химере, к любой из двух.
А сам нокер меж тем решил поиграть в самоубийцу – вылез из-под кровати и, видимо, начал светские разговоры со злополучной химерой. Пак только подумал, что у нокера, вероятно, не все дома, как вдруг тот упал на пол, а над ним раздался новый голос. Не веря своим ушам, Роджер высунулся из-под кровати, чтобы удостовериться, что это химера подала голос.
Никогда прежде он не слышал, чтобы химеры разговаривали. Видимо, это был какой-то особенный день – столько всевозможных открытий посыпалось на его голову. Продолжая хлопать глазами, Роджер смотрел на непонятное создание; если оно разговаривает – раньше начать не могло?! Объяснило бы по-человечески, какого ши ему нужно! Молочка там налить или баранью косточку – и все жили бы дальше мирно и спокойно.
Но тут с химерой опять начало что-то происходить – судя по всему, что-то нездоровое, а Рихард прокричал команду. Переведя взгляд на него, Роджер не сразу сообразил, о чем именно он говорит. Но он все еще держал амулет в руке и все-таки вспомнил подкроватный инструктаж. Размахнувшись, он кинул амулет в химеру и тут же юркнул обратно под кровать. А потом еще голову руками прикрыл – на всякий случай. И шапке ж было ясно, что сейчас что-то будет…

+1

17

До последней минуты нокер не смел надеяться, что его на коленке сделанное изобретение сработает. Но, когда тварь перед ним неожиданно отступила, взревев, и скорчилась, начав царапать когтями морду, он уже не мог испытывать ни злости, ни опасений - только радость от того, что его задумка удалась. Не переставая хохотать, он словно со стороны наблюдал за тем, как выскакивает из-под кровати Роджер, как бликом мигает посередь темноты амулет и как падает он в эфемерное нутро твари. А та даже не предприняла попытки увернуться - кажется, просто не замечала ничего и никого вокруг себя, полностью отдав все свое внимание тому, что происходило сейчас с ее телом.
  А произойти должно было нехорошее.
  Нокер успел сообразить это за секунду до того, как мгла тела химеры начала колыхаться, вздуваясь и опадая буграми, а блеск ее безумных глаз помутился, словно внутри зрачков заклубился туман. Он не знал, что, в точности, должно сейчас произойти - но это не помешало ему, чертыхнувшись, спешно нырнуть обратно под кровать.
  Тварь уже не ревела - она визжала на одной высокой нечеловеческой ноте, и нокер зажал уши руками, на несколько мгновений забыв обо всем: и о присутствии под боком пака, и о Кварке, оставленном снаружи, и о недавнем веселии в честь своего успеха. Теперь хотелось только одного. Чтобы химера заткнулась.
  О том, когда именно во всем этом бесконечно длинном промежутке времени произошла яркая световая вспышка и раздался оглушающий, словно из всасывающей воронки, звук, Рихард не смог бы сказать наверняка. Но, даже после того, как все закончилось, он еще какое-то время оставался в прежней позе, жмуря глаза и морщась от того, как крепко заложило ему уши. И лишь когда наступившая вдруг тишина перестала казаться ему наваждением, он осторожно приоткрыл глаза.
  Снаружи не доносилось ни звука.
   - Хей? Кварк? - вполголоса окликнул он. Тишина.
  Переглянувшись с паком, Рихард все-таки решился. Глубоко вдохнув - и тут же едва не закашлявшись от попавшей в нос и рот подкроватной пыли - он наполовину высунулся из их общего укрытия и, с готовностью тут же исчезнуть в нем снова, огляделся.
  И тут изо рта его вырвался нервный смешок.
   - Пак. Вытряхивайся. Мне кажется, тебе стоит это увидеть.
  После чего, медленно и неловко, окончательно высвободил себя из-под кровати.
  Комната представляла из себя все то же, что и пять минут тому назад - разруху, но без каких-либо новых следов ущерба. Из потолка неожиданно вынырнул симуран. На нем тоже не было свежих ранений - по-видимому, он успел исчезнуть из комнаты до того, как произошел так называемый коллапс. Лишь несколько белых перьев, оставшихся, судя по всему, после драки, плавно парили в воздухе.
  Чудовища не было. И тьмы, которую он принес из Грёзы с собой, тоже, что позволило дневному свету вновь залить собой стены и пол паковой комнаты. Но вот то, что осталось на месте поверженного существа...
Осторожно ступая, Рихард приблизился к нему и с той же предусмотрительной неспешностью подобрал лежащую неподалеку пару покореженных амулетов. Сломанных безвозвратно.
  Впрочем, сейчас это мало должно было его волновать. Поодаль, в шаге от нокера раскинулось на полу тело, что было в два, а то и три раза меньше, чем - недавно бушевавшего монстра.

+1

18

Дальше был дикий хохот нокера, рев химеры, тычок в бок, когда Рихард нырнул обратно под кровать, и пронзительный визг химеры, от которой хотелось зарыться головой не в собственные руки, а в шашки паркета.
Когда именно все стихло, Роджер не заметил, потому что в ушах продолжало звенеть и после. Там, наверху, явно что-то произошло, и выяснить, что именно, можно было только одним способом – вылезти наружу. Нокер сделал это первым и почти сразу позвал пака присоединиться к нему. Вылезать из укрытия не хотелось, но, как обычно, любопытство превозмогло осторожность.
Высунув только голову, как наименее ценный орган, Роджер огляделся. Не было ни дыма, ни дыры под потолком, вообще ничего лишнего – не считая побелки на полу, дыры в стене и обгоревших проводов. Осмелев, Роджер выбрался из-под кровати целиком и встал на ноги.
Нокерский мопсоволк болтался под потолком, а вот второй химеры не было. То есть, не было ее химерического облика. Посреди комнаты, между загадочными приборами, что-то лежало. Осторожно подойдя поближе, пак понял, что это… кошка. Немного слишком большая, чем они обычно бывают, с длинными тонкими лапами, таким же хвостом, короткой шерстью и непропорционально маленькой головой. То есть, она была больше похожа на сервала, чем собственно на кошку.
Роджер одним пальцем аккуратно потыкал нокера в спину и тихо спросил:
- Это что?
Просто так заползти в квартиру кошка не могла, из чего следовал логичный, но весьма странный вывод – это и были остатки давешней химеры. Роджер сделал еще шаг по направлению к лежащему существу и покосился на вторую химеру под потолком. Та же обычно выглядела как мопс, так что, почему бы не…
На третьем шаге пака в ее сторону, кошка открыла глаза и повернула морду в его сторону. Глаза у нее были странные – круглые, кошачьи, с вертикальным зрачком, но необычного светло-лилового цвета. А еще очень разумные, но, при этом, очень печальные. Она неподвижно лежала на полу, глядя на пака, и как будто ждала чего-то.

+1

19

Кошка. Серьезно? Или это какой-то умелый морок, очередное безумство и без того слишком уж химерически нерационального дня? Нокер прикрыл глаза, считая до десяти и сдерживая очередной подступающий к горлу комок бесконтрольного, нервного смеха. Когда же он открыл их, пак уже стоял рядом, оторопело глядя на растянувшееся вдоль плинтуса длинное худощавое тело. Точнее, тельце. Кошка или кот, не суть важно, но лежащее перед ними существо казалось в крайней степени истощенным. Сквозь мех проглядывали ребра, да и сам он, этот мех, был спутанным, тусклым, с покрывающими его бороздами ран. И стоило нокеру приглядеться, как он понял, что сквозь него несильно просвечивает паркет. Лишь затем китэйн, еще не до конца веря в происходящее, поймал взгляд существа. Неправдоподобно яркие глаза на осунувшейся, почти обесцвеченной морде жили, страдали, умоляли.
  - Что это? - после недолгой паузы, наконец, отвернувшись от кошки, переспросил нокер. Повернувшись к животному спиной, он пару раз хлопнул пака по плечу. - Это твое давешнее чудовище. Хотя прямо сейчас его вернее было бы назвать одним из брошенных.
  Замолкнув, словно его слова объясняли исключительно все, он отошел на два шага к окну и распахнул форточку. В лицо пахнуло свежим воздухом, шумом улицы - обычным, не разрывающим барабанные перепонки, шумом - и, немного, запахом выхлопных газов. Все это было настолько обычным... и именно поэтому столь же приятным ввиду недавно произошедшей сумятицы.
  Нокер сцепил руки за спиной, пряча в одной из ладоней смятые оболочки амулетов.
   - По крайней мере, это объясняет, отчего ты неделю не мог как следует поспать, - набравшись достаточно сил, он обернулся к паку. Вслед за облегчением на Рихарда накатила и усталость, что сейчас отчетливо проглядывала в его словах и глазах. - Брошенным необходим глэмор, чтобы выжить. Вот она и питалась твоим. Между прочим, именно благодаря тебе она сумела набраться достаточно сил, чтобы бросить нам вызов - уверен, изначально это была эссенция эфемерного и почти ни на что не влияющего глэмора.
  Слова нокера прозвучали без упрека. Просто - констатация факта. Подойдя обратно к кошке, он присел на корточки и, без единой заминки, не испугавшись, коснулся пальцами ее задней лапы. Как он и ожидал, те частично утопли в теле химеры. А она даже не стала сопротивляться.
   - Сейчас она так слаба, что ее может убить простым, как оно говорится, чихом, - вновь поднявшись, нокер скользнул по Роджеру задумчивым взглядом. - К слову, чтобы ты знал - перепады в твоем настроении тоже на ее совести. Банальность крепко... прихватывает этих ребят после того, как их бросают создатели. Не буду говорить за всех, но я слышал о случаях, когда китэйны почти полностью теряли связь с Грёзой, на протяжении слишком долгого срока живя под одной крышей с таким вот существом.
  Он хмыкнул, вроде бы как говоря: "Какими же тупыми должны были быть эти ребята, чтобы ничего не замечать". Однако, если отбросить частности, до смеху ему как раз-таки не было совершенно.
   - Она все еще может представлять угрозу. Если, конечно, у тебя нет на примете человека, который взялся бы ее прикормить.
  И пожал плечами, недвусмысленно кивая в сторону Кварка. Предлагая паку возможность "усыновления", Рихард больше иронизировал, и предложение добить несчастное создание было совершенно серьезным. Ну и, помимо того, что эта тварь нагнала на них страху и едва не прикончила - какая из пака нянька?!

+1

20

Вообще-то нокер начал отвечать на его вопрос, но Роджер его не слушал. Точнее, не слышал. Наверное, это все было нужно и полезно, но, увидев на полу это маленькое тельце, пак сразу забыл про свой вопрос. То, что это была именно химера, а не настоящая кошка, он понял, как только заметил, что она частично просвечивает. Что не мешало ей быть покалеченной и израненной.
Подойдя к химере совсем близко, пак опустился рядом с ней на колени и еще раз внимательно осмотрел. На вид, не считая частичной прозрачности, обычная голодная подзаборная кошка – только глаза выдавали в ней принадлежность к другому миру. Она смотрела на пака все так же внимательно и выжидающе, следя за его движениями.
«Банальность», «бросают», «угрозу» долетало до сознания Роджера откуда-то, но он никак не отреагировал на это, а, наоборот, протянул руку и коснулся лежащей «кошки». Она заметно напряглась, но не отстранилась, так что китэйн дотронулся до ее лба и погладил его одним пальцем. Палец не коснулся шерсти, а прошел сквозь нее, оставив скорее возможность ощущения, чем само ощущение.
То ли дело было в изменившемся облике химеры, то ли в чем-то еще, но пак даже в голову не пришло начинать рассматривать какие-то варианты дальнейших действий. «Прикормить», сказал нокер? Роджер резко сорвался с места и побежал в гостиную, распахнул шкаф, начал рыться в его нутре, а потом так же быстро вернулся обратно, держа в руках небольшую коробку. Осторожно поставив ее на пол около химеры, он открыл ее и начал доставать оттуда разные предметы. Это был его «сундук сокровищ», в который он складывал все то, что хранило в себе самые яркие и радостные его детские воспоминания. Доставая оттуда пластмассовых солдатиков, сложенные конфетные фантики, красивые камешки и многое другое, что обычно собирают дети, он раскладывал все это вокруг лежащей химеры. Она сразу почуяла остаточные, но все еще достаточно сильные следа глэмора в этих вещах, и прижмурилась, впитывая его в себя. Паку даже показалось, что она начала тихонько мурлыкать.
- Что надо сделать, чтобы она поправилась и осталась? – спросил он у нокера, впервые обратив на него полноценное внимание с момента появления из-под кровати. Ему нужны были инструкции, рекомендации и советы, он даже готов был их записать.
- Что еще ей нужно, кроме глэмора? Когда она поправится? Ее можно оставить в этой квартире? Она всегда теперь будет так выглядеть? А она может снова вернуться в Грезу?
Роджер опять начал сыпать вопросами, как в старые добрые времена, горящими глазами глядя на Рихарда. Ни о каких угрозах жизни и здоровью он не думал – потому что, дотронувшись до химеры, вдруг вспомнил себя в три года, когда ему сказали, что это большая, шумная, полная незнакомых и орущих детей, комната – его новый дом.

+1


Вы здесь » Мир Тьмы: Подменыши » История » [24.03.2016] Пак, нокер и химеры - в любом порядке