Мир Тьмы: Подменыши

Объявление

   


FAQСюжетО мире
Роли и внешностиНужные персонажи
Мир Тьмы. Подменыши

РОЛЕВАЯ ЗАКРЫТА и существует как частная площадка.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мир Тьмы: Подменыши » Поглощенные Банальностью » Рихард Коулман, нокер, 42 года (выбыл)


Рихард Коулман, нокер, 42 года (выбыл)

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

1. Имя
Рихард  Коулман.  Сокращения типа "Рик" и "Дик" неизбежны, но более приятными от этого не становятся.
Истинное имя - Ремус.

2. Возраст, дата рождения
42 года. 18 июня, 1974 год.

3. Пол, кит
мужской, нокер, Благой.

4. Профессия, род занятий
Архитектор-инженер как в реальности, так и по ту сторону Грёзы. Создатель неодушевленных химер.

5. Характер
Не мягким нравом известны нокеры и уж тем паче - не чрезмерной общительностью. Рихард не является исключением. Про таких говорят - "человек-не сахар, и врагу не пожелаешь". Циничность и раздражительность в нем сочетаются с болезненной гордостью, он может поддержать деловой разговор, научную беседу или отвлеченную болтовню, но стоит речи зайти о личном, как он путается, теряется, и от этого становится лишь раздражительнее и злее. Он не деликатен от слова "совсем", говорит в лоб - то, что думает, с легкой приправой из сарказма и собственных домыслов. Впрочем, иногда задеть чьи-то чувства у него выходит непреднамеренно, само собой - что, впрочем, мешает ему ничуть не меньше, чем тем, кого он обидел. Рихард не сказать, что злопамятен, но припомнить может, хотя больше словом, чем делом. Чтобы спровоцировать его на настоящее действие, нужно либо хорошенько потоптаться по его профессиональной гордости, либо, что более действенно, нанести вред какому-либо из его творений.
Невлюбчив, охоч до хорошего спиртного и дорогих сигарет, интересуется историей архитектуры и собирает соответствующие книги. Азартен, что знает и старается без повода не нарываться. Ценитель необычных, экстравагантных фасонов одежды.
Из привязанностей: парочка старых знакомых и учителя, а также жирный пекинес по кличке Кварк.

6. Биография

На старом жёлтом фото
Я и друг мой Гарри Поттер,
Мы как два идиота
Летим на метле. (Год Змеи "Гарри Поттер)

Дрезден. Германия. Маленький мальчик сидит на полу своей комнаты, раскачиваясь из стороны в сторону, и завороженным взглядом наблюдает за тем, как через мерцающую щель в его потолке пытается протиснуться черное щупальце. Вот оно задевает гроздь непальских колольчиков, и их звон отдается в ушах ребенка невообразимо прекрасной мелодией. Щупальце исчезает в щели, и уже оттуда на мальчика пялится, не мигая, большой желтый глаз с козьим зрачком.
Некоторое время мальчик внимательно отвечает на этот взгляд. А затем с гоготом кидает в чудовище тапком. Щель тотчас же схлопывается.

Рихард родился в Германии, в семье потомственной немки и ее мужа-англичанина с еврейскими корнями. Он - владелец компании по продаже ручных часов, она - волонтер на полставки в собачьем приюте. Стоит ли говорить, что взглядов в его семье предерживались достаточно вольных. Дружи, с кем хочешь, пока твой друг не пытается подсадить тебя на наркотики. Занимайся, чем хочешь, лишь бы это не выходило за рамки закона. Помимо Рихарда в семье было еще двое детей, и, наверное, еще и поэтому родители не тряслись над своим сыном, оставляя ему относительный простор для свободомыслия и творчества.
Видения начали приходить к Рихарду в возрасте лет восьми. Зачастую он становился свидетелем необъяснимых событий и явлений, существа, возможные только в сказках, проходили мимо него, изредка снисходя до разговора. Но еще чаще - не только в яви, но и во сне - мальчику приходили видения загадочных механизмов и самых невозможных форм, величественных замков из бумаги и пепла или мощных воздушных фрегатов, сколоченных из драконьей чешуи и просмоленных расплавленным золотом солнца. Уже тогда мальчика настолько восхитили эти примеры созидательной мощи, что он часами мог просиживать над листом бумаги, зарисовывая увиденное и дополняя собственными задумками.
Родители не могли нарадоваться на энтузиазм собственного сына, а всем его историям о фантастических видениях не придавали особого значения, списывая их на неуемную фантазию ребенка. В пятнадцать лет Рихард начал подготовку в архитектурный вуз, в восемнадцать - стал студентом в Техническом вузе Берлина.
В девятнадцать с ним произошел Кризалис.

Он прозревал, и смутный рой
Былых видений, образ странный
Его преследовал порой. (А.Блок "Жизнь моего приятеля")

Cлуаг с кафедры философии знал цену не только информации, но и Глэмору. Он первым обратил внимание на то, что с одним из его учеников происходит что-то неладное. Он же обнаружил корчащегося на полу аудитории Рихарда, чья человеческая оболочка боролась за право жизни с сущностью фэйри. С детства не ведавший ограничений своей фантазии, Рихард всегда был скорее далек от реальности, чем к ней близок, и угроза Бедлама была для него не просто пустым звуком.
К счастью, слуаг уже давно был готов к чему-то подобному. Поглотив часть Глэмора, он помог Рихарду избежать безумия, а после и стал его наставником и проводником в мире Грёз.
Однако, несмотря на поддержку, для юноши это время стало одним из самых тяжких за всю его жизнь. Вдали от родного дома, в тесном социуме университета и общежития, внешних раздражителей стало куда больше - а вместе с их появлением исчезла вся та снисходительность, с которой окружающие прощали Рихарду его причуды. Фактически, он стал чужим среди своих. Не спасало и общество тех немногих фэйри, что учились и преподавали рядом с ним. Всем своим существом Рихард ощущал - то, что раньше он воспринимал лишь как источник вдохновения, вдруг обрело над ним власть, и он стал зависим от вещей, в свою очередь совершенно не зависящих от законов повседневной логики. В этот период стал проявляться и характер, присущий его киту: раздражительность, циничность, злобливость, завышенная требовательность к себе, а как следствие - разрыв всех тех немногих связей, что он успел завести за недолгое пребывание в стенах вуза.
Лишь много лет спустя, уже ближе к выпуску, он сумел открыть для себя обратную сторону медали бытия фэйри. И тем самым спасся вновь - только на этот раз из стальных оков Банальности.

Дышит в затылок чугунный мир,
Шепчет тебе: "Останься!"
Но ты выходишь, чтоб там - за дверьми -
Ждать своего сеанса.
Чтоб этому миру в глаза швырнув
Пеплом своих пристанищ,
Крикнуть ему: "Я поймал волну!
Теперь хрен ты меня достанешь!" (Олег Медведев "Марш небесных связистов")

Вторым наставником Коулмана стал такой же, как и он сам - нокер. Приехавший в Германию из США к своему другу-ректору, он не мог не обратить внимания на талантливого подменыша, коим являлся Рихард. Некоторое время понаблюдав за метаниями юноши, он в конце концов решил предложить тому свою помощь. А в доказательство того, что ему есть, что предложить, он провел его по троду в свой фригольд.
Стоит ли говорить, какое впечатление произвело на юношу творение рук строителей-фэйри. То, что прежде казалось ему чем-то иллюзорным, на поверку вышло творениями чьих-то, пускай и не совсем человеческих, рук. Этаж за этажом показывая ему красоты своего собственного офиса, нокер рассказывал Рихарду о процессе и особенностях создания всех этих чудес. А также о том, что им можно и нужно научиться. "Там ты растратишь свой потенциал впустую, юный гэбентсхт", - говорил он. - "А здесь получишь возможность создавать такое, от чего все прочие писхеры просто слягут в обнимку с шоком!"
И уже через несколько дней Рихард подписывал документы о стажировке в Соединенных Штатах.
Немало времени Коулман потратил на то, чтобы обучиться своему мастерству. Из потерявшего было веру юноши, он стал амбициозным мужчиной, тянущимся к новым знаниям и возможностям. Под кураторством своего нового наставника он постепенно перешел к практике, сперва одевая в оболочки Глэмора дома заказчиков, а чуть позже - и работая в Ближней Грезе, создавая необыкновенное из пустоты. Тогда это казалось ему самой настоящей сказкой.
Но время чудес закончилось так же неожиданно, как и началось.

Куда записать утрату иллюзий –– в "приход" или в "расход"? (Станислав Ежи Лец)

Однажды, уже будучи вполне состоявшимся профессионалом, Рихард получает заказ от нескольких представителей Ши. Обычная, на первый взгляд, работенка - спроектировать особняк для самого младшего из заказчиков. Юноша Ши, высокомерный и недалекий, сразу пришелся нокеру не по нутру. Но, подгоняемый необычностью проекта, он не стал отказываться от заказа тогда, когда это еще было возможно, и, закрыв глаза на интуицию, взялся за дело. Возможно, все бы и обошлось.
Но, на беду Коулмана, он был нокером - а все нокеры, как известно, свою работу считают делом чести.
Не будем долго и нудно распространяться о том, что система навесных балконов, затребованных заказчиком, была ненадежна и опасна для жизни. Не будем и сверх меры болтать, как через третьи источники (спасибо связям наставника-слуага!) Рихард узнал, что данное семейство дома Эйлиль уже с десятилетие как неплатежеспособно, и помимо уже полученного скромного аванса ему, Коулману, не обломится ничего. Нокер был зол. Нет - просто в ярости! На Ши и на себя, за собственную глупость. Так он отказался завершать проект.
Зря.
Во время его последнего пребывания на стройке произошло непредвиденное. Очаг, питающий и поддерживающий всю нокерскую конструкцию, неожиданно иссяк, и все трехэтажное здание обрушилось и на строителей и на Рихарда. Тогда ему повезло чудом избежать ущерба. Нескольким богганам, находящимся на лесах и внутри здания, повезло меньше.
Трудно описать словами, что испытал в этот момент нокер: от потери своего детища, от низости и подлости Ши, от - пускай он в этом и не признается - косвенной вины за чужие смерти. Единственным, что тогда остановило его от кровопролитной вендетты, был его наставник-нокер. Умудренный опытом, китэйн посоветовал Рихарду держаться от этого дела подальше. Неблагой Двор - не шутки, и не юному нокеру пока с ним тягаться. Он же посоветовал Коулману на время покинуть город.
Таким образом, волею судьбы Рихард оказался в Шайенне. Небольшой городок, где не было места интригам и страстям большого мегаполиса, стал надежной шхуной, в которой он смог на время укрыться от той бури, что терзала его изнутри. Право, в какой-то момент он собирался сдаться, сгинуть в Дальней Грёзе, лишь бы больше не испытывать того, что испытывал.
Но время лечит. То, что еще вчера казалось крестом на всю жизнь, уже на следующий день начало забываться - и через какое-то время Рихард обнаружил что не хочет ни уезжать, ни вообще менять что-либо. Истощила ли его внутренняя борьба или он сам постарел, избавившись от доброй толики своих идеализированных грез, но факт остается фактом - столица штата Вайоминг до сих пор является домом для этого нокера. Он обзавелся собственным двухэтажным коттеджем на городской окраине, персональной химерой - или она обзавелась им, это смотря как посмотреть. Со временем он познакомился с местными фейри и разведал фригольды, посещение которых также благотворно сказывалось на его душе.
Можно сказать, в Шайенне его знают в лицо. Одни - как архитектора со стажем, другие - как знатного создателя химер, но всем известно, что к "этому-сукину-сыну" можно обратиться с заказом. У Коулмана есть свой кодекс, и он вряд ли создаст для вас что-то, противоречащее его моральным принципам... но вы всегда можете поторговаться.

Шайенн. Штат Вайоминг. США. Ветер полощет одежды невысокой сутулой фигуры, скользящей взглядом по одинокой полосе шоссе. Шоссе-портал образует непроглядное жерло тоннеля.
Некоторое время китэйн вглядывается в его глубину, что-то напряженно подсчитывая. На один миг становится слышен далекий вой химеры, но он не обращает на него внимания. Он весь поглощен расчетами. Он сам - один большой расчет.
Небольшая тщедушная псинка у его ног вторит этому вою.
- Ай да - за работу, - наконец, говорит мужчина и делает уверенный шаг.
Человек и собака идут вперед.
Китэйн и химера скрываются в троде.

7. Навыки
Общие:
Архитектор-инженер со стажем, виртуозно обращается как со специализированными компьютерными программами, так и с традиционными материалами, умея сделать прекрасное из простых бумаги и туши. Что уж говорить об умении воплощать из Глэмора самые необычайные строения, на которые только способна фантазия?
Знает немецкий и английский.
Владеет как огнестрельным оружием, так и оружием-фейри, имея свои связи среди нокеров-оружейников и нередко путешествуя по тродам в поисках особо выдающихся их творений.

Магия:
Владеет мастерством Инфузии на четвертом уровне. Создает химер, начиная от простых случайных и заканчивая самыми сложными - выкованными. Правда, этим занимается, в основном, только на заказ.

8. Внешность:
Человеческая: (Emir Kustuerica) плотное телосложение, широкие плечи и не самый высокий рост - 175 см. Черты лица далеки от идеальных. Высокий, выпуклый лоб, короткий нос, да и вся нижняя часть лица как будто укорочена. Внешние уголки глаз опущены, брови - вразлет. Темно-каштановые волосы сильно кучерявятся. Бреется редко. Глаза темные.

Истинная:
худой, жилистый, с красновато-коричневого оттенка кожей. Длинные острые уши едва прикрыты копной смоляного оттенка, с проседью, густых волос, едва достающих до лопаток. Длинные брови нависают над серого цвета глазами. Как и всякий нокер, является обладателем крайне острых зубов.

9. Уникальные предметы
Химерический симуран Кварк.

10. Контакты

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

11. Предпочтения по игре
лор Подменышей - огромен, и не найти себе в нем что-нибудь интересное попросту невозможно.)

12. Как вы нас нашли?
Приглашение.

13. Пробный пост

Отредактировано Рихард Коулман (2016-06-06 01:01:49)

+1

2

http://s1.uploads.ru/WRYs3.png
Не забудь о правилах пути, чтобы не заблудиться, определи свои ориентиры, сообщи другим о себе и отправляйся искать своих друзей или врагов.

0

3


Вы здесь » Мир Тьмы: Подменыши » Поглощенные Банальностью » Рихард Коулман, нокер, 42 года (выбыл)