Мир Тьмы: Подменыши

Объявление

   


ПравилаСюжет и квестыО мире
Заявки на персонажей
Мир Тьмы: Подменыши

Добро пожаловать на ролевую по Миру Тьмы: Подменыши!
Рейтинг: 18+
Жанр: городское фэнтези
Место: США
Время: осень 2017 г.

LYL

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мир Тьмы: Подменыши » Осколки прошлого » [15.03.2016] Никогда не знаешь, где найдешь


[15.03.2016] Никогда не знаешь, где найдешь

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://s7.uploads.ru/WFUBT.jpg
Дата: утро 15.03.2016
Место: Шайенн, студия Радио Шайенна на начало эпизода
Участники: Роджер Девонпорт, Шейла Ривера
Сюжетность: личный
Описание: руководству радиостанции пришла в голову гениальная идея - приглашать на утренний эфир на получасовое интервью какую-нибудь местную знаменитость. Естественно, обязанность вовлекать приглашенных в интересный разговор повесили на Веселого Роджера. Ди-джей воспринял идею без энтузиазма, но даже среди местных владельцев ресторанов и заводчиков племенных свиней можно встретить и в самом деле интересных личностей.
Предупреждения: 18+ за страстных сатиров )

0

2

- Так, Девонпорт, соберись!
Дик хлопнул по столу пухлой папкой и преувеличенно сурово посмотрел на Роджера.
- Есть, босс! – гаркнул тот и отсалютовал кружкой с кофе, тут же разлив его на стол.
Ричард Бренсон, а за спиной просто «Дик» или «шеф», руководитель и хозяин радиостанции Голос Шайенна, проводил рабочее совещание. Роджера редко звали на такие мероприятия, но, видимо, в этот раз у Дика были на него какие-то планы. Ди-джей сидел, по своему обыкновению развалившись на стуле, но ноги держал на полу. Дик Бренсон был единственным человеком на студии и одним из немногих за ее пределами, к которому он испытывал чувства, которые можно было бы назвать «уважением». Дик был тем самым человеком, который в свое время, по неизвестным для Роджера причинам, дал ему эту работу, обеспечив не только общественно-полезное занятие, но и неплохой заработок вкупе с некоторой известностью.
- Еще у меня есть вопросы о новой сетке вещания… - продолжал, меж тем, шеф, обращаясь к кому-то за спиной ди-джея.
Роджер откинул голову на спинку стула, закрыл глаза и открыл рот, изображая сон, чтобы всем своим видом показать, как ему скучно. Обсуждаемые вопросы его действительно не касались и были малоинтересны. После десятиминутного обсуждения сетки вещания, Дик, наконец, перешел к более интересном вопросу.
- Как вы знаете, мы расширяемся, и сейчас нам нужно больше интересного материала в эфире. В связи с этим мы решили немного модернизировать утренний эфир.
При этих словах Роджер моментально выпрямился на стуле и уставился на шефа.
- Утро – это время для новостей и настройки на весь день, поэтому мы решили полчаса утреннего эфира выделить на интервью с каким-нибудь местным известным человеком.
- А меня вы решили не спрашивать? – едко поинтересовался Роджер, подскакивая на стуле.
- Я ставлю тебя в известность – мягко ответил Дик. – Ты и сам любитель поговорить, мы решили, что ты-то как раз воспримешь эту новость с энтузиазмом.
- А вот и нет, – вяло ответил ди-джей, сползая под стол на половину своего роста.
Раз Дик не стал советоваться с ним прежде – значит, это уже решенный вопрос. Как, кем и почему он решен, Роджера не очень интересовало, но он прекрасно знал, что в такой ситуации спорить уже бессмысленно. Сам по себе, возможно, идея была неплоха, но признавать этого он не собирался, раз у него не спросили его мнение заранее.
- А вы думаете, кто-нибудь согласится? – задал вопрос чей-то неуверенный голос. – Я имею в виду, все знают, какой Роджер нагл… э-э-э… язвительный.
- Я думаю, Роджер будет вести себя согласно правилам приличий в этот раз – в качестве одолжения мне лично…
Дик внимательно посмотрел на Роджера и бровями сделал знак, мол, мы договорились? Роджер в ответ свел глаза к переносице и оскалил зубы, мол, а куда ж я денусь с подводной лодки?

Прошло всего две недели с начала новых правил утреннего эфира, а Роджер уже готов был лезть на стенку. На его счастье, эти утренние разговоры занимали всего полчаса эфира, но ди-джея уже тошнило от необходимости вести светские беседы с какими-то владельцами галерей, ресторанов, победителями местных олимпиад и старожилами города, лично покупавшими эту землю у индейцев в тысяча девятьсот лохматом году. Которые, против опасений, восприняли идею прийти на эфир Веселого Роджера с большим воодушевлением. А жертва пиара теперь всегда держал под рукой полную кружку с кофе, чтобы было, во что уткнуться и скрыть зевки, пока очередной гость разглагольствовал о рыночных ценах на импрессионистов, недостатки школьной систем образования или личных впечатлениях от посещения настоящего вигвама.
Поэтому, когда шеф-редактор утреннего эфира с поддельным энтузиазмом в голосе сообщил ди-джею, что завтра к ним придет «настоящая актриса из Нью-Йорка», последний соорудил из пальцев руки подобие пистолета и приставил к собственному виску. Только актрис ему не хватало! Какая-то фифа приперлась из Большого Яблока и теперь будет строить из себя обладательницу Оскара или, того хуже, недооцененное дарование, которое буквально завтра ждет звонка от Джорджа Лукаса или Джеймса Кэмерона. Против актрис как таковых Роджер ничего не имел, но что эта «настоящая актриса и Нью-Йорка» забыла в Шайенне?
За пару часов перед эфиром он бегло просмотрел ее биографию, чтобы знать, на что опираться. Шейла Ривера, 24 года, родилась в Нью-Йорке, окончила театральную школу, работала в театре Нью-Йорка, а теперь – в театре Атлас в Шайенне. В театре Роджер был последний раз тогда же, когда и в библиотеке – никогда, хотя хорошее кино любил. Особенно боевики восьмидесятых годов и фантастику. И порно, конечно.
Дочитав мелкую заметку до конца, ди-джей вздохнул и решил поискать в интернете фото будущей гостьи. Чтобы знать, хотя бы, какое именно зрелище его ждет. В конце концов, в театре же много разных ролей – деревья, массовку или уродливых мачех тоже надо кому-то играть… Но, как и ожидалось, ничего полезного он не нашел – театр, все-таки не кино. Хотя, возможно, он искал не то или не там.
За полчаса перед эфиром в студию зашла Стейси и с кислым видом сообщила, что гостью прибыла.
- Зови! – не отрываясь от разговора с одним из операторов, бросил Роджер.
Стейси посмотрела на него как-то странно, состроила еще более кислую мину и вышла. Ди-джей удивленно поднял брови, такого выражения на лице девушки он еще не видел. Впрочем, к ним ведь пришла «настоящая актриса из Нью-Йорка» - наверняка привыкла командовать и раздавать всем указания.
Роджер продолжал стоять спиной к двери, облокотясь на операторский стол, и трепался с его обладателем, когда открылась дверь студии и гостья, наконец, вошла в помещение.

+2

3

Как-то раз, преисполнившись желания отомстить за нанесенную ей обиду, греческая богиня раздора Эрида взяла, да и подбросила другим небожительницам яблочко с надписью "Прекраснейшей", предоставив им самим разбираться, кто же достоин вкусить от плода. "Гениальный в своей простоте план", - подумал, видимо, представитель радиостанции "Голос Шайенна" и решил поступить схожим образом. Раскошеливаться на яблоко он, конечно, не стал, просто предложил руководству небезызвестного в Шайенне театра Атлас выставить приму на интервью в утренний эфир, не уточняя, кого именно имеет в виду. Ему, конечно, не отказали - кто же откажется от бесплатной рекламы? И даже сразу выдали имя и короткое досье на жертву. Вот только уборщица, "совершенно случайно" подслушавшая разговор, не удосужилась дождаться его окончания, прежде чем разболтать столь волнительную новость.
   Видели ли вы когда-нибудь охваченный пожаром бордель? Забудьте, это хуже. Даже бордель, и тот выглядел бы сегодня эталоном спокойствия и организованности на фоне творящихся в Атласе хаоса и неразберихи. Весь коллектив буквально стоял на ушах: кого же выберут, кого? Репетиция шла коту под хвост, а несчастный режиссер, доведенный до исступления неспособными сосредоточится на деле актрисами, совершенно охрип и уже даже не нервничал, махнув рукой на весь этот птичий базар. Претендующие на звание примы девушки то и дело подкалывали друг друга, частенько переходя ту тонкую грань между забавной язвительностью и откровенным хамством, а мужчины только подливали масла в огонь своим смехом и совершенно бесстыдно ставили ставки, окончательно превращая театр в ипподром.
   А Ривера злилась, очень злилась. Меньше всего на свете ее интересовали рекламные ходы и мнимая возможность стать чуть-чуть популярнее в Вайоминге. И даже шанс познакомиться с Веселым Роджером, одним из известнейших ди-джеев в штате, ее не прельщал. Более того, она его практически заочно ненавидела за то, что он умудрился внести сумятицу в ее жизнь даже на расстоянии. Так что когда начальство милостиво решило огласить свое решение, Шейла буквально цеплялась когтями за дверные косяки, упорно не желая участвовать во всей этой чепухе. Но директор был непреклонен: прима, в Йеле обучалась, приехала из самого Нью-Йорка, и ссоры сразу прекратятся, мол, сразу же понятно, почему тебя выбрали. А постановщик - предатель этакий, ведь она ему верила! - только поддакивал: ну, пропустишь одну репетицию, не страшно, ты итак прекрасно справляешься. И где только были эти дифирамбы, когда она отпрашивалась в отпуск на несколько дней? Уф.

   Вопреки всем ожиданиям, на следующее утро, когда сатир, наконец, со вздохами и мычанием соскреб себя с поверхности кровати - а это было непросто, коза та еще сова! - мысль заявиться на радио стала казаться почти соблазнительной. Новые знакомства, неофициальный выходной - что, в конце концов, может быть лучше? Кроме выступления, конечно. Но выступление было вечером, так что можно было и повеселиться немножко.
   На студию китейн пришел уже в приподнятом настроении и, не скупясь, раздаривал персоналу улыбки и задорные подмигивания. Забавно, но коллектив радиостанции состоял преимущественно из мужчин. Женщина по дороге Шейле попалась только одна и, естественно, по закону подлости именно на нее и были возложены функции проводницы "приглашенной звезды". Стейси, так представилась миловидная блондиночка, имела на лице выражение такое, словно перед ней стояла не актриса, а в буквальном смысле воплощение всех всадников Апокалипсиса в одном лице. Ну а выслушав от Риверы вполне пристойный комплимент о макияже, столь прекрасно подчеркивающем ее глаза цвета небесной лазури, Стейси только помрачнела еще больше и уткнулась взглядом в глубокое декольте испанки, словно видела в нем личное оскорбление, достойное кровавого отмщения. Так или иначе, провести с девчонкой достаточно времени, чтобы уяснить, что вызвало в ней такую жгучую ненависть, Шейле не удалось. Ее почти сразу проводили внутрь студии, ведь до эфира оставалось совсем немного времени.
   - Доброе ут... - С обворожительной улыбкой на лице начала было Ривера, но тут же громко выругалась на испанском. Строптивая блондиночка, отлично рассчитав, прищемила длинный подол юбки дверью. И все бы ничего, только ведь милашка совсем не видела, что вместе с тканью прищемила и длинную шерсть, свисающую с хвоста.
   - Ох, простите, пожалуйста, я совершенно случайно! - Немедленно захлопотал вокруг гостьи невинный ангел во плоти, всем своим видом, однако, громко крича: "совершенно специально, мымра нью-йоркская!" - Я.. Может, Вам кофе принести? Ох!
   - Не страшно, - почти дружелюбно выдохнул сатир, в этот раз предусмотрительно подбирая хвост поближе к себе. - Ничего страшного, azucarita. Принеси к началу эфира, пожалуйста.
   Убедившись, что идеи девушки по членовредительству на ближайшее время иссякли, Шейла, наконец, позволила себе обернуться к остальным присутствующим.
   - Дубль два, доброе утро, - Ривера обвела комнату теплым взглядом, давая понять, что произошедшее никак не ухудшило ее настроения. - А вы, видимо, Роджер, да? Приятно познакомиться с первым Мефистофелем* Шайенна.
   Пака испанка выцепила из толпы в первую очередь и, обольстительно сверкнув глазами, немедля протянула ему руку для пожатия. Он ей сразу понравился, причем, в обоих обличьях. Человек имел выразительное лицо с острыми чертами, китейн, весь покрытый шерстью, абсолютно весь, чудесно отливал изумрудным, будто зверя искупали в ванне зеленки. А еще глаза: большие, желтые, с вертикальным зрачком. Из млекопитающих такие были, кажется, только у мелких кошек.
   В общем, интервью с паком обещало быть, как минимум, занимательным. Не говоря уже о том, что с таким мужчиной сатир бы и без интервью с удовольствием поболтал.
___
*Прилагательные «мефистофелевский» и «мефистофельский» означают — язвительный, злобно-насмешливый.

+2

4

Открылась дверь студии и гостья, наконец, вошла в помещение. Роджер среагировал на звук голоса, повернул голову и… с любопытством вздернул одну бровь. Фото «актрисы из Нью-Йорка» в сети он так и не нашел, поэтому эффект от ее появления был полным – довольно миниатюрная брюнетка средиземноморских или латиноамериканских кровей вызывала как минимум желание подойти поближе и как максимум немедленно позвать куда-то попить кофе или чего покрепче. А если учесть, что все это дополнялось длинной юбкой, хоть и закрывающей ноги, зато отлично подчеркивающей фигуру, и глубоким декольте, то вся мужская половина студии мигом втянула животы и изобразила такие любезные улыбки, на какие только была способна.
Вся, кроме Роджера, который увидел гораздо больше, чем все остальные – стройные ноги с копытами, копну волос до пола, рожки, и все это слегка прикрыто незначительными драпировками, не столько закрывающими, сколько обращающими внимание на все соблазнительные части фигуры. Сатир! «Настоящая актриса из Нью-Йорка» оказалась не только китэйном, но и сатиром. В самом этом факте, в общем-то, не было ничего удивительного, но за две недели эфиров с гостями на студии еще не было ни одного китэйна. Отчасти потому, что волшебный народ такие вещи не интересовали, у них было собственное сообщество со своей иерархией, отчасти потому, что подходящий статус для приглашения имели в основном ши. А почти все причастные к масс-медиа города хорошо знали, что Веселый Роджер – пак. Но, поскольку, паки и ши никогда не питали друг к другу большой любви, стараясь попадаться друг другу на глаза как можно реже, их участие в этой затее было изначально сомнительно.
Поэтому, сочтя ситуацию вполне забавной, Роджер громко рассмеялся, представив, какой именно эфир сегодня будет ждать слушателей, но тут же резко замолчал, увидев изменение лица гостьи, сопровождаемое руганью. Стейси метко прищемила гостье дверью подол, а вместе с ним, вероятно, и хвост, иначе с чего бы барышне так темпераментно изъясняться на незнакомом языке? Посмотрев на довольное лицо Стейси, ди-джей начал смекать, от чего у нее было такое выражение до этого. Похоже, крошка-помощница начала заочно ревновать. Посмотрев еще раз на вошедшую, Роджер мельком подумал, что у нее есть для этого все основания; гостья была чудо как хороша, в обоих своих обликах… Однако сначала их ждал эфир.
Не удостоив Стейси даже взглядом, Роджер подошел к гостье, лучезарно улыбаясь во всю ширину лица.
- Он самый, - ответил ди-джей, пожимая протянутую руку, но не торопясь ее отпускать. Кто такой Мефистофель он не знал, но, судя по тону, решил, что это был вероятнее всего комплимент.
Подержав в руке чужую ладонь какое-то время, он, наконец, разжал пальцы.
- Нам сегодня обещали настоящую актрису из Нью-Йорка, но никто не сказал, что вы будете настолько очаровательны, - продолжил он, пользуясь сокращением дистанции, чтобы рассмотреть девушку повнимательней. Вблизи все оказалось еще лучше, и, скользя взглядом по ее фигуре, Роджер начал кожей чувствовать источаемые Стейси эмоции по этому поводу. Ее мнение на этот счет его нисколько не волновало, но могло сослужить службу в будущем, когда ему понадобиться доза глэмора.
Вообще-то, пак относился к сатирам с определенной долей осторожности, у него даже была парочка парнокопытных приятелей, у которых всегда были безграничные запасы алкоголя и чего покрепче. С ними было разухабисто-весело, пока они не начинали впадать в крайности и требовать устраивать оргии прямо посреди улицы или пытаться залезть в штаны к нему самому. А женщины-сатиры, будучи почти безотказны и неутомимы на ласки, имели привычку капризничать невпопад или требовать продолжения именно тогда, когда у него были другие планы. Но все эти соображения пока не имели особого значения – по крайней мере, до тех пор, пока у него был план работы на это утро.
- От лица всей радиостанции «Голос Шайенна» приветствую вас и прошу прощения за нашу Стейси, она, знаете ли, никогда не видела настоящих актрис и, к тому же, бывает иногда неуклюжей…
Все это время Роджер смотрел только на гостью, получая эстетическое удовольствие от созерцания обоих обликов по очереди, но громкий хлопок за спиной Шейлы ясно дал понять, что Стейси оскорблена в лучших чувствах и будет дуться еще несколько дней.
А тем временем, стрелка часов подползла вплотную к часу «икс» и шеф-редактор, кашлянув, напомнил, что пора бы им пройти в студию и занять свои места. Ди-джей бы не отказался почесать языком еще немного, но труба неумолимо звала. Проводив гостью в студию за широкое панорамное стекло, Роджер плюхнулся в свое кресло за диджейский пульт и указал Шейле на второе. Шеф-редактор тут же бросился помогать ей надеть наушники и поудобнее устроить микрофон. Пак ехидно улыбался, у него на языке так и вертелся комментарий «Рога не зацепи!» в процессе наблюдения за стараниями редактора, но он все же решил промолчать. Шутки только для двоих должны быть тоньше и прозрачнее.
Наконец на табло электронных часов загорелись большие цифры «9:00», и Роджер дал в эфир открывающую заставку.
- Новый день, новое утро – и с вами снова Роджер Девонпорт, а вы слушаете Голос Шайенна, - оптимистично затараторил он в микрофон. – На наших студийных девять утра – а значит, с вами снова я и наша новая рубрика «Голоса города». И сегодня мне составит компанию Шейла Ривера, ведущая актриса театра Атлас и просто красивая женщина. Доброе утро, Шейла!
Роджер включил второй микрофон, который, наконец, был установлен в нужное положение, и посмотрел поверх него на девушку. Кажется, этот эфир обещал быть куда интереснее всех предыдущих вместе взятых.

+2

5

   - Сделай мне одолжение, давай сразу перейдем на "ты", авансом. Выпила бы с тобой, конечно, на брудершафт, но перед эфиром как-то не комильфо, - с ходу предложила испанка и шаловливо подмигнула ди-джею. Не удержавшись, она чувствительно вздыбила пальцами шерсть на тыльной стороне его ладони, прежде чем отпустить мохнатую лапу, хотя и знала, что очень немногие паки любят это ощущение. Оголившийся густой подшерсток, на удивление, еще пуще отливал фантастически зеленым металликом и вызывал стойкое желание раздеть мужчину и заставить его вздыбить шерсть, чтобы посмотреть, во всех ли местах он также весело искрится или нет. А, может, даже светится в темноте, как неон? Ну, хотя бы отдельные части тела! Это было бы экзотично. Ривера даже зависла на долю секунду, представляя себе это соблазнительное зрелище и прикидывая, как бы побыстрее воплотить его. Нет, с избавлением от одежды вряд ли возникнут какие-то проблемы, а вот что насчет второй части плана? Испугать, разозлить, наступить на хвост? Сатир оценивающе пробежался взглядом по Девонпорту, сначала вниз, потом вверх. А вот хвоста-то и не было! И усов, которые так прелестно щекотались в самых интересных местах. Какое огорчение!
   - Ты настоящий обольститель, - слабо улыбнулась Шейла в ответ на комплимент, все еще погруженная в захватывающую перспективу. Но тут же встряхнулась и живо, с ухмылкой, продолжила: - Конечно, кто же ждет от "актрисы из Нью-Йорка", - драматично выделила она голосом свой негласный титул, - очарования? А вот скандалов, капризов, даже нелепых угроз в виде попытки самоутвердится - сколько угодно. Надеюсь, ты не будешь сильно разочарован их отсутствием.
   В ее голосе не было ни намека на истеричность, скорее, здоровый сарказм над витающими в воздухе рамками стереотипов. На то, чтобы снять с себя этот идиотский лейбл в Атласе, у Риверы ушло полгода, не меньше. Да и сейчас недовольство присутствием актрисы то и дело всплывало среди менее удачливых ее сослуживиц, злобно недоумевавших, что такая "звизда" забыла в их Шайенне. Люди никогда не менялись. Собственные слава, благополучие, всегда будут интересовать их больше, чем искусство.
   - Не страшно, такая красавица может побыть в меру неуклюжей.. - пожала девушка плечами и хотела было из женской солидарности ободрить блондинку улыбочкой, но вместо этого чуть не оказалась сдута взрывной волной от хлопнувшей двери. Шейла с любопытством выгнула бровь, посмотрев вслед разозленной секретарше. В пространстве уже витали заметные ленты глэмора. - ...и вспыльчивой. Она всегда такая? - С возрастающим любопытством переспросила испанка у одного из операторов, на лице которого плясало смущение.
   - Она.. ээ.. Нет, нет. Просто, наверное, эти ваши женские дни, ну вы понимаете, да? Простите. - Сконфуженно пробормотал мужчина, цветом приближаясь к отборнейшим итальянским томатам. И поделом, выглядел он также нелепо, как говорящий томат.
   - Конечно, - усмехнулась заинтересованно Шейла и кивнула, - бывает.
   Время, отведенное на пустую болтовню, кончилось определенно слишком быстро на вкус сатира. Впрочем, она сама была виновата - нечего переставлять будильник но попозже пять раз подряд. Но как же ей нравилось находится в мужском коллективе. Персонал студии, словно подсолнухи, поворачивающиеся вслед за солнцем, ловил каждое ее движение. Источал эмоции по малейшему поводу: вот она подобрала юбку оголив часть ноги, шало усмехнулась, откинула волосы назад и облизнула губы. Но работа есть работа. Ривера милостиво позволила шеф-редактору приобнять ее за плечи и провести внутрь эфирного помещения, попутно впитывая его легкое волнение. С наушниками у мужчины все никак не ладилось, хоть он этого и не видел, но то и дело то болезненно загибал подвижное козье ухо, то цеплялся за рога. А сатир, в ответ на ехидные ухмылочки ди-джея только состроил комически многострадальное лицо, возвел очи горе и прижал пушистые уши к голове. В конце концов, редактор,оставив гостье каких-то пол-минуты, чтобы прийти в себя перед началом эфира, вышел вон. А в комнату, словно профессиональный шпион, скользнула малютка Стейси.
   - Доброе утро, Вайоминг, - улыбнулась Шейла в микрофон, и чем шире растягивались ее губы, тем бодрее и задорнее звучал ее голос. - Надеюсь, ваше утро началось не менее... ооох, горячо!
   Если кружка перед Роджером возникла волшебным образом бесшумно и безвредно, то с Риверой играть в эльфа-домового из Хогвартса Стейси не стала. И все обещанное содержимое враз оказалось на актрисе, которая чудом успела вовремя убрать голову из под потока и, собственно, самой кружки, довольно тяжелой кстати. И, хотя лицо миленькой кофеварки выражало молчаливые ужас и панику, но темное довольство валило из нее, как столб пара из котельной.
   - ...не менее горячо, чем мое! - Звучно низким голосом выдохнула испанка в микрофон, лихорадочно пытаясь отлепить промокшую блузку от тела. Впрочем, она быстро опомнилась от потрясения и честно постаралась не запороть эфир в самом его начале. - С хорошей кружки кофе и обаятельного мужчины - или женщины - рядом. Отдельный привет тебе, Роджер.
   Передав эстафету болтливому ведущему, Шейла аккуратно сняла наушники и, не сводя пристального взгляда с девчонки, молча стянула безнадежно загубленную кофту через голову и сунула в трясущиеся руки блондинки, оставшись в одном лишь непрозрачном бюстгальтере. А затем милейшим образом улыбнулась Девонпорту, впитывая вьющийся хаотичными кольцами глэмор.

+2

6

Сатир мгновенно отреагировала на его интерес своим. Впрочем, могло ли быть иначе? Но даже если бы и могло – Роджера бы однозначно расстроил такой поворот. Но она провела пальцем по его руке, точнее, по шерсти, отчего по позвоночнику пака пробежали приятные мурашки. Ощущение было необычное, но приятное – будто гладят против шерсти, но совсем слегка.
На выходку Стейси гостья отреагировала удивительно спокойно, что говорило либо об особенно благодушном настроении, либо о какой-то уникальной уравновешенности, которая среди сатиров встречалась не так уж часто. Зато устраивать скандалы, выяснять отношения и вообще держать окружающих в тонусе они умели как никто.
Эфир стартанул вполне бодро, но Стейси, видимо, решив, что одного выступления будет мало, решила выйти на бис. Роджер увидел как в замедленной съемке, что свежий и наверняка горячий кофе льется из кружки прямо на Шейлу, а Стейси источает во все стороны волны удовольствия от процесса.
- Ого-го, не пугайтесь, у нас тут просто небольшое происшествие! – выпалил Роджер в микрофон, превозмогая порыв вскочить с места – он был единственным ведущим, а пауз в эфире не должно быть ни при каких условиях. – Наша крошка Стейси неуклюже разлила кофе, ничего страшного. Сделай одолжение, радость моя, смотри под ноги, когда идешь. Я тебе подарю красивые очечки на день рождения…
Роджер растянул губы в подобие улыбки, сверля дурочку взглядом. Конкретно эта гостья, ди-джей был почти уверен, быстро забудет инцидент и не станет ничего предпринимать по этому поводу, но если бы на ее месте был, допустим, ши?
Однако Шейла, похоже, не только опередила его наказание, но и придумала изощренную его форму. Снять кофту и отдать ее Стейси? Гениально. Ну, кому бы еще в голову могло прийти подобное, кроме сатира?
- Мисс Ривера не пострадала, только ее одежда, - продолжил он, с удовольствием наблюдая за происходящим. – Раз уж Стейси во всем виновата – ей и искупать вину. Надеюсь, мы быстро найдем замену пострадавшей одежде. Ну, а теперь послушаем первый трек сегодня – пусть это будет Hoku «Perfect Day».
Он включил песню, одновременно отключая оба микрофона, и снял наушники с головы.
- Быстро пошла исправлять свою криворукость! – тихо прошипел Роджер, встав из-за стола и наклонившись к Стейси. – И найди ей что-нибудь взамен, живо!
Ди-джей был зол, впервые за все время разозлившись на девушку по-настоящему. Ох, и достанется ей после эфира! Выдумывать, ревновать, пакостить по мелкому – сколько угодно, но работы это касаться не должно.
Стейси, похоже, тоже не ожидавшая такого оборота дела, пару секунд тупо смотрела на него, а потом вихрем вылетела за дверь вместе с кофтой и пустой кружкой. Роджер обернулся к стеклу, посмотрел внимательно на шеф-редактора, ткнул вслед секретарше пальцем и провел себе по шее. Шеф-редактор утвердительно кивнул. Больше Стейси сюда сегодня не пустят, а ситуацию постараются исправить максимально быстро.
- Извини, не знаю, что такое сегодня на нее нашла, обычно она спокойная, - счел нужным извиниться за чужую выходку Роджер. Им обоим было очевидно, что Стейси сделала это нарочно.
Порывшись в ящике, ди-джей вытащил оттуда пачку салфеток и протянул их Шейле. Затем окинул ее взглядом и усмехнулся.
- Этот эфир и твой визит наши сотрудники запомнят надолго… Жаль, что я не могу прокомментировать ситуацию в эфир – тогда проблемы будут у меня. Дети у приемников и все-такое.
Роджер спиной чувствовал, как мужская часть студии за стеклом начала источать глэмор с отчетливыми отголосками похоти, хотя все усиленно делали вид, что заняты работой и вовсе не глазеют на полураздетую женщину за стеклом.
Пак и сатир были в студии одни, вся связь с операторами и редакторами шла через наушники и сообщения на мониторе. Но Роджер все равно чуть понизил голос и наклонился в сторону Шейлы.
- Нам несказанно повезло, что ты носишь белье – иначе бы мы не смогли продолжить эфир. И я – в первую очередь.
Паку откровенно нравилось представшее взгляду зрелище, и он этого не скрывал. Его истинные и человеческие зрачки одновременно расширялись от удовольствия, а кончики ушей подрагивали от дуновений глэмора, плававших вокруг. Но песня подошла к концу, и нужно было продолжать разговор.
- И правда чудесный день сегодня, даже не смотря на погоду. А у нас в гостях, я напоминаю, Шейла Ривера из театра Атлас. Наш маленький инцидент с кофе почти улажен, так что не будем на нем задерживаться. Зато у меня есть вопрос, который наверняка заинтересует наших слушателей: я знаю, что ты прежде работала в Нью-Йорке и в Шайенне относительно недавно. Как тебе город, как публика, планируешь остаться с нами надолго или это будет курортный роман?
Список вопросов для интервью был заготовлен заранее, и ди-джей решил пока придерживаться его. Но что-то ему подсказывало, что вопросы кончатся гораздо раньше, чем он лишится общества Шейлы сегодня. Если это вообще произойдет в ближайшие сутки.

+1

7

  - Да ну, первый голос Шайенна, обаятельный ди-джей, которому она вот уже не первый год строит глазки, и соблазнительная актриса из Нью-Йорка. Действительно, что же могло пойти не так? - Весело рассмеялась Ривера, с благодарным кивком принимая из рук пачку салфеток. - Не казни ее за это, в конце концов, вышло забавно. Она своего рода обезьянка с тарелками. Очень эмоциональная обезьянка. И кофе неплохой варит, - слизнула девушка с пальца каплю, оставшуюся там по недоразумению. Затем она прогнулась, выставляя бюст вперед, и медленно и аккуратно протерла кожу, начав с ключиц и спускаясь между грудей до середины живота. Откинув длинные волосы за спину, чтобы они не перекрывали обзор Роджеру, сатир провокационно наклонился, стараясь забросить салфетку в урну, стоявшую где-то в глубине под столом.
   - Спасибо. Хотя кожа все еще липкая, от чего-нибудь влажного я бы не отказалась, - улыбнулась испанка, скользнув взглядом по губам пака и мысленно гадая, прячется ли за ними обычный язык или шершаво кошачий. - А комментировать можешь мне, пока играет очередная композиция. Я с удовольствием послушаю.
    Оглянувшись на стекло, сатир со вкусом подмигнул одному из операторов, тому, которого еще недавно сравнила с томатом. Теперь девушка и вовсе переживала за его здоровье: так интенсивно возле него плескались полны смущения и желания. Шеф-редактор же, заприметив это дело, с двойным усердием продолжил копаться в пакете с таким отчаянным видом, будто он уже несколько месяцев безрезультатно промывает золотоносный песок. Наконец, он с торжественным видом извлек чистую белую рубаху и помахал ей в окно, словно флагом. Шейла было улыбнулась ему одобрительно, но от лицезрения счастливого кладоискателя ее отвлек Роджер.
   - А с чего ты решил, что я ношу белье? - С насмешливым удивлением переспросила она, выгибая бровь. А затем, копируя его интимный жест, наклонилась поближе и заговорщически прошептала в ухо: - Ты ведь не заглядывал под юбку.
   Но тут усатый шеф таки пробился внутрь, стараясь успеть попытаться облапать гостью до окончания трека, и девушке пришлось прекратить нехитрые заигрывания. Накинув чересчур свободную рубашку, она даже не стала ее застегивать. А в кресло уселась и вовсе поперек: спиной к стеклу, облокотившись на один подлокотник, и перекинув скрещенные ноги через другой. Верхняя нога от середины бедра удачно попала в вырез юбки, но персонал студии всего этого, конечно не видел. А вот пак - даже очень.
   - Отличный вопрос. Мне  нравится в Шайенне. Этот прекрасный город достаточно велик, чтобы иметь свою начитанную публику, и достаточно мал, чтобы здесь присутствовала агрессивная раскрутка за счет скандалов. Это дает волю творчеству. Так что покидать его в ближайшее время я не планирую, тем более, что в Атласе первоклассный режиссер, выходец из Вайоминга, кстати. Он творит подлинную магию, превращая, казалось бы, скучный сухой текст в полную красок сказку.
   Что-что, а о театре Ривера могла болтать бесконечно. Ведь то маленькое шоу, что по случайности получили работники студии, было лишь мелкой проказой. Но даже эта мелкая проказа вызывала в людях отклик, заставляла из сочиться глэмором. Ну, а что сказать о театре? В театре актер работал с публикой, получал постоянный отклик. Мог погрузить людей в выбранную им реальность, заставить испытать эмоции, о которых они даже не знали. Мог даже изменить личность человека вовсе.
   В занятных разговорах прошли не запланированные полчаса, а целых три, до конца утреннего эфира. И, поднявшись, наконец, с кресла, Шейла удовлетворенно потянулась, подняв руки вверх и прогибаясь следом. Она была чертовски довольна эфиром, в котором популистские рассуждения об искусстве перемежались забавными закулисными историями и едкими комментариями пака. Но больше всего ей нравилось предвкушение. Заинтересованные, жаждущие взгляды Роджера, скользившие по ее телу, дававшие явственные обещания об интересном продолжении. Выскользнув из эфирной комнаты, Ривера вновь улыбнулась ему:
   - Ты настоящий профессионал, отличный эфир, было чертовски приятно с тобой поработать, спасибо. - Однако вместо рукопожатия, она обняла пака, обвив его шею руками и плотно прижимаясь телом. И, хотя за плотной завесой волос этого не было видно, практически прижалась к его уху губами и тихо добавила: - Может, продолжим прямо сейчас где-нибудь.. прямо здесь, мм?
   Не сомневаясь в положительном ответе, она все же отпустила его и довольно быстро, напоследок лишь закопавшись пальцами в шерсть на загривке под рубашкой.

+2

8

Обезьянка с тарелками – интересный образ Стейси и, главное, вполне правдивый. Роджер только усмехнулся, девушку ему было не жаль – потому что кто в здравом уме и хотя бы с зачатками самоуважения будет вести себя столько времени как она? Он никогда не думал о ней всерьез и никогда не будет, чтобы еще она не удумала.
А сатир меж тем вовсю наслаждалась ситуацией, обратив неприятный, в общем-то, инцидент в свою пользу. Наблюдая за тем, как она приводит себя в порядок с помощью салфетки, он не переставал улыбаться, рассматривая то, что она так беззастенчиво выставляла напоказ. Примерно то же происходило и за стеклом студии, только коллегам Роджера приходилось куда хуже – во-первых, они не видели всех деталей, во-вторых, им-то приходилось скрывать свой интерес.
- Вряд ли я скажу что-то, чего ты еще не слышала, - усмехнулся он, стараясь все же следить за эфиром, все песни внезапно оказались слишком коротки. У него было много чего сказать, но на все эти пошлые глупости нужно было куда больше времени.
Услышав комментарий про белье и юбку, Роджер рефлекторно схватился за край пульта, превозмогая желание случайно уронить что-нибудь на пол и полезть под стол. Останавливало его все то же соображение – прямой эфир. Появление шеф-редактора слегка разбавило обстановку, остановив уже готовый сорваться с его языка комментарий на этот счет. Хотя он мало чем смог помочь – витавшие вокруг него пары глэма только привнесли дополнительную его порцию в и без того неспокойную атмосферу студии. Наблюдая за манипуляциями Шейлы и редактора с рубашкой, пак втянул в себя часть струй, подумав мимоходом, что ему нужно будет как-нибудь зайти в театр – просто посмотреть, как там происходит процесс возникновения глэмора.
Меж тем эфир продолжался, и Роджер порадовался своему опыту работы на радио – ему приходилось сидеть за пультом и с головной болью, и с температурой, а вот теперь еще к списку прибавился шаловливый сатир. Если бы Шейла сидела ближе, он бы точно дотронулся рукой до ноги в вырезе юбки, но пока она могла только дразнить его, что и делала – откровенно и с удовольствием. Но в предвкушении он тоже находил определенное удовольствие, как, несомненно, и она сама.
Эфир прошел весело и, к удивлению Роджера, довольно быстро. Они развлекали слушателей, как могли, беседуя о театре, городе и просто ни о чем. Ди-джей же не упускал возможности то и дело бросать взгляды в полурастегнутую рубашку или вырез юбки. Оговоренные полчаса продолжались до самого конца его смены. Он не знал, как именно на это отреагирует Дик, но почему-то был уверен, что сильно возражать не будет. Во-первых, эфир действительно получился интересным, во-вторых, Шейла ничем ему не помешала, все рубрики были соблюдены, как было положено, и, в-третьих, это наверняка создаст театру какую-никакую, но рекламу – а значит, его руководство может получить благодарность от руководства театра. По крайней мере, в случае чего, он будет объяснять свое самовольное решение именно так.
Но, в конце концов, эфир все же подошел к концу. Попрощавшись со слушателями, Роджер передал бразды правления своему коллеге, который, только завидев Шейлу в студии, тут же пошел пятнами и чуть не выронил протянутые наушники. Складывалось впечатление, что у них на радиостанции работают одни неудовлетворенные холостяки, хотя про шеф-редактора он точно знал, что тот женат.
Пропустив Шейлу вперед и выйдя вслед за ней из эфирной, ди-джей почти сразу же оказался в ее объятиях, ловко замаскированных под благодарность за эфир. Чисто рефлекторно он обнял ее в ответ, почувствовав под пальцами грубую ткань чужой рубашки, и приятный запах самой Шейлы. Не просто приятный – возбуждающе-соблазнительным. Ее предложение было не менее приятным, и шестеренки в голове пака тут же начали вертеться, выдумывая возможные варианты дальнейшего.
Неохотно выпустив девушку из рук, он вдруг обратился к коллегам:
- Ну, ребята, это был радио-дебют мисс Риверы. Давайте поздравим ее!
И сам начал хлопать в ладоши, радостно улыбаясь, практически вынудив остальных расплыться в улыбках и поздравить Шейлу с этим знаменательным событием. Тут же рядом с ними возникла Стейси, явно пытавшаяся что-то сказать и слиться с обстановкой одновременно. Глядя в пол покрасневшими глазами, она молча протянула Шейле ее кофту и тут же исчезла с глаз.
- А теперь, - громогласно возвестил Роджер, - я думаю, тебе, Шейла, будет небезынтересно прогуляться по радиостанции, ты ведь наверняка никогда прежде не была ни на одной? Я тебе устрою экскурсию по интересным местам Голоса Шайенна. По самым интересным местам.
Причина была вполне безобидной, и все вокруг это слышали. Так что теперь Роджер мог совершенно спокойно взять девушку под локоток и проводить куда угодно – с самой уважительной причиной. И не важно, что заниматься они будут осмотром исключительно друг друга.
Открыв перед Шейлой дверь в коридор, Роджер бросил на нее хитрый и уже слегка возбужденный взгляд. Он был свободен до конца дня, а открывающиеся перспективы кружили голову. Он не помнил, когда его последний раз так заводил сатир, даже из Нью-Йорка.
Но тут ему внезапно заступил дорогу ведущий программы про туризм – его эфир был почти сразу после окончания смены Роджера, так что в студии они встречались периодически. Пака раздражала его самоуверенная манера разглагольствовать о других странах с таким видом, будто он был там лично, хотя все его источники информации ограничивались интернет-ресурсами турагентств и азиатским порно.
- Э-э-э… - начал он несмело, но нагло глядя на Шейлу и кося глазами на ее грудь, - я мог бы показать мисс Ривере нашу студию. У нас там на втором этаже есть коллекция египетских статуэток, и я могу рассказать…
- Спасибо, Кевин, ты очень добр, - тихо, но угрожающе проговорил Роджер сквозь зубы, приближая свое лицо к лицу парня. – Но, думаю, я вполне справлюсь с ролью гида самостоятельно…
Растянув губы в улыбке не столько приличия ради, сколько показывая противнику зубы, он оттеснил его с дороги и закрыл за собой дверь.
- Ну что, козочка, довольно? – тихо рассмеялся он уже в коридоре, мигом возвращая себе благодушно-озорное настроение. – Они сегодня спать нормально не смогут – после таких-то зрелищ…
Пак уже примерно прикинул, куда можно пойти, чтобы им никто не помешал, но сначала стоило немного пройтись по коридору, чтобы все поняли, что экскурсия все же имела место.
- Там у нас кафе, сортир и курилка, - Роджер махнул рукой в один конец коридора, - а там – еще одна студия и лестница. На первом этаже производственные помещения техников, этажом выше – переговорная и кабинеты начальства, а еще выше – всякие провода и разные штуки, обеспечивающие подачу сигнала с вышки. А еще там есть одна комнатка, закрытая на ключ, где нет совершенно ничего интересного, кроме большого и очень устойчивого стола… Так что, куда пойдем?
Пользуясь безлюдностью коридора, Роджер приблизился к Шейле почти вплотную и положил одну руку на ее бедро, начав поглаживать его через ткань юбки.

+2

9

  Горячие пальцы мужчины с такой неохотой соскользнули с ее спины, что сатир с трудом сумела сдержать блудливую ухмылочку, так и рвущуюся изогнуть губы. Нет, ждать она умела и даже испытывала какую-то почти извращенную любовь и к долгим прелюдиям и ласкам. Но после трех часов бесконтактной болтовни в студии, где глэмор вился едва ли не осязаемыми лентами похоти, принося почти физическое удовольствие, даже Шейла ощущала, как кожа в местах прикосновений полыхает нетерпеливым прожорливым пламенем.
   - Спасибо! Я правда рада, что мой первый раз прошел именно с вами, - Ривера бросила смешливый заинтригованный взгляд на пака и согнулась в легком полупоклоне. Под мешковатой мужской рубашкой было не слишком видно, как прогнулась гибкая спина, но ткань юбки ощутимо натянулась на ягодицах, вновь приводя уже разогретый коллектив в восторг. Все-таки мужчины всегда были мечтателями, как бы не стремились свести все к простому порно: плотно обтянутое одеждой женское тело у них зачастую вызывает куда больше  желания, нежели полностью обнаженное, поскольку оставляет простор для фантазии. Новая порция глэмора окутала китэйнов, и девушка, не стесняясь, вдохнула его полной грудью, придерживая пальцами готовые разойтись края рубашки. Впрочем, они все же разошлись, когда малютка Стейси, по своему обыкновению выбрав самый что ни на есть подходящий момент, сунула ей в руки застиранную блузку. Блузка была совершенно убита, растянута и, кажется, постирана со средством для мытья сантехники, но настроение испанки это ничуть не испортило, и она даже поблагодарила девочку, позволившую ей сегодня так забавно провести утро.
   - Экскурсия по Голосу Шайенна от Голоса же Шайенна. Это было бы чудесно, я заинтригована, - Шейле почти удалось придать своему лицу вид неосведомленной невинности, пока она недвусмысленно намекала, что между осмотром студии с говорящим названием и ди-джеем, одно из прозвищ которого звучало так же, она явно выбирает последнего. - Что ж, господа, приятно было с вами поработать. Удачи, - обвела она взглядом дружелюбные лица, - и, простите, рубашку, - оттянул сатир белоснежный ворот на мгновение, - верну через пару дней.
   Получив заверения, что шеф-редактор будет ужасно рад ее видеть и непременно закажет ей пропуск на студию по первой же просьбе, актриса выскользнула в коридор вслед за Роджером.
   - Дебют? Умно! - Тут же рассмеялась она низким гортанным смехом, поймав его многообещающий взгляд, и, скомкав потерянную для общества блузку, отправила ее одним точным броском в последний путь в мусорную корзину. - Так что ты говорил о..
   Договорить ей не дали. Смерив оказавшегося на пути паренька не предвещавшим ничего хорошего взглядом, ибо неудовлетворенный сатир - это черт кровожадный, Шейла уже было хотела рассказать, что именно она думает о нем и его познаниях о египетских статуэтках и сферах их применения. Но реакция Роджера ее вновь подзадорила, превратив гнев, вызванный внеплановой задержкой, в азарт. Это было так... по-звериному, отстаивать свое право, демонстрируя силу. Это так... Возбуждало.
   - Глядишь, не поспят пару ночей, и семейная жизнь пойдет в гору. Но меня больше интересует, какие у тебя планы на эту ночь, точнее, думаешь ли ты о том же, о чем и я, а? - Она с любопытством чуть наклонила голову набок, и стеклянные бусины в волосах мелодично зазвенели. Девушка не спешила вновь притрагиваться к паку, словно проверяя его выдержку, только ее длинный хвост как будто бы едва касался то его ноги, то бедра, то задницы.
   - Это очевидно, куда мы пойдем, - ухмыльнулась в ответ Шейла прижимаясь к Девонпорту нижней частью тела. - Куда более интересно вот что: так на что ты ставишь, Роджер, есть на мне белье или нет? - Накрыв его вторую руку своей, она прижала ее к бедру и заставила скользить по нему, оглаживая, сначала вниз, а потом опять вверх. И хотя человеческая кисть лишь скользила по одежде, пальцы китэйна слегка залезли под набедренную повязку. Но лишь едва, совсем безобидно. - Будь внимателен, за проигрыш придется... расплачиваться.
   Позволив его кисти еще на несколько мгновений задержаться, разгадывая тайну, сатир выскользнул из объятий ди-джея, и, потянув его за лапу, направился к лестнице. Кабинеты начальства всегда подписаны и, что забавно, часто пустуют. Скользнув за дверь с табличкой "Ричард Бренсон", Шейла выжидающе подняла бровь:
   - Очевидно, правда? А теперь, каков твой в корне неверный, но оттого не менее удовлетворительный ответ?

+2

10

- И о чем же думаешь ты? – ухмыльнулся Роджер, продолжая поглаживать бедро актрисы. Он не сомневался, что она уже придумала тысячу и один способ хорошо провести время – то есть, на добрую тысячу больше, чем мог придумать он. Вот уж чего-чего, а фантазии сатирам всегда было не занимать.
Она умело играла, подогревая и без того неслабый интерес пака к своей персоне. После ее маневра он рефлекторно положил и вторую руку на второе ее бедро, собирая пальцами легкую ткань юбки.
- А ты озвучь, чем мне грозит и тот, и другой вариант, - и тогда я решу, что мне больше понравится…
Роджер подался вперед, чтобы дотянуться до губ девушки, но она выскользнула из его рук и потянула его к лестнице. Пак не знал, чем именно она руководствовалась при выборе помещения для развлечений, но выбрала почему-то именно офис хозяина станции. Секретаря у Дика никогда не было, да и кабинет не всегда запирали, потому что случайных людей в здание вообще не пускали. Но, все же, у ди-джея успели мелькнуть пара встревоженных мыслей по этому поводу.
- М-м-м… - начал думать вслух Роджер, прижимая Шейлу к двери с внутренней стороны, - ставлю все же на наличие белья – так будет интереснее, его же нужно будет снимать…
Потянув за край расстегнутой рубашки, он зарылся лицом в ее волосы и лизнул шею около уха. Кожа была горячая и пахла духами с легкими нотками кофе. Вспомнив Стейси и ее утренний демарш, пак спустился ниже, попробовал на вкус кожу возле ключицы и ухмыльнулся – в той кружке был кофе с молоком, причем сладкий. Продолжая свое занятие, ди-джей вернулся обратно к уху и слегка прикусил мочку около серьги, одновременно медленно стаскивая с девушки рубашку. На сатире ее не было, но пока что он сконцентрировался только на человеческом облике – чтобы растянуть удовольствие.
- А, между прочим, это кабинет моего начальника, - тихо прошептал он на ухо Шейлы, снова кладя руки на ее бедра. – То есть, начальника радиостанции. Самого главного чувака здесь. И если он нас тут застанет…
Вряд ли Дик смог бы их там застать – просто потому, что еще два дня уехал в отпуск с семьей в Бриджпорт, ловить рыбу в Норд Плэтт Ривер. Но, во-первых, Шейле это было знать не очень обязательно, а во-вторых, приди сюда кто-нибудь еще – проблемы бы все равно были, и Дику бы точно донесли про «неподобающее поведение Девонпорта», про которое он и так слышал через день. Поэтому Роджер убрал одну руку с бедра девушки, нашарил замок на двери, повернул его, наткнулся внезапно на ее ягодицу, упиравшуюся в дверь рядом с замком и начал ощупывать новые неизведанные области.
Все-таки вопрос с бельем не давал паку покоя с самого момента его озвучки, поэтому он оторвался от шеи, бухнулся перед Шейлой на колени и запустил руки под ее юбку. Поглаживая стройные ноги, он начал подниматься все выше и выше, чтобы выяснить животрепещущий вопрос, не откладывая в долгий ящик. Но набедренная повязка сатира отвлекла его от цели. Она закрывала только самый низ живота, а грудь закрывали полосы ткани, оставляя живот голым. Не будучи в состоянии, да и не имея причин себе в том отказывать, пак прижался к нему губами, периодически щекоча языком выемку пупка и чувствую все тот же сладкий кофейный привкус. Учитывая смуглость кожи актрисы, вполне можно было решить, что это и есть ее собственный вкус. А его руки меж тем поднимались все выше, прикасаясь к бедрам снаружи и внутри.

+2


Вы здесь » Мир Тьмы: Подменыши » Осколки прошлого » [15.03.2016] Никогда не знаешь, где найдешь